[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Немного строчки. Хотя мне намного легче в столбик... (пробы, к сожалению неумелые)
Немного строчки. Хотя мне намного легче в столбик...
Менестрель (Minstrel1)Дата: Четверг, 20.07.2017, 15:18 | Сообщение # 326
Гость
Группа: Автор
Сообщений: 5
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Радует психологическая достоверность. Автор, обязательно пишите ещё!
 
Анири (АНИРИ)Дата: Четверг, 20.07.2017, 23:07 | Сообщение # 327
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Здравствуйте. Спасибо

мой блог

Сообщение отредактировал АНИРИ - Пятница, 08.09.2017, 09:31
 
Анири (АНИРИ)Дата: Пятница, 08.09.2017, 09:32 | Сообщение # 328
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Главы 16 и 17

мой блог
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Вторник, 12.09.2017, 22:49 | Сообщение # 329
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9048
Награды: 85
Репутация: 261
Статус:
Прочли мы главы, Ириш. С нетерпением ждём продолжения!!

А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Анири (АНИРИ)Дата: Среда, 13.09.2017, 20:34 | Сообщение # 330
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
часть 3. глава 18. Камасутра

мой блог
 
Зейтц Марина Николаевна (МарЗ)Дата: Четверг, 09.11.2017, 22:09 | Сообщение # 331
Долгожитель форума
Группа: Модераторы
Сообщений: 8644
Награды: 167
Репутация: 387
Статус:
АНИРИ, Ириш! Я все дочитала, там есть опечатки - видно, ты торопилась! Некоторые места явно наспех писала))
Обязательно допиши до конца, хорошая получилась вещь.


Марина Зейтц.
Моя авторская библиотека
Организатор обучающих конкурсов на сайте СП
Член Союза Писателей России
 
Анири (АНИРИ)Дата: Пятница, 10.11.2017, 08:54 | Сообщение # 332
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Cпасибо, Марин. Мне осталась пара-тройка глав, я допишу обязательно. А потом сяду за доводку, с первой главы прошел год, я уже и сама вижу все свои недочёты. Можно написать лучше, первую часть особенно. Я там совсем по горячему писала, захлёбывалась. Теперь спокойно посмотрю.
И низкий поклон за прочтение. Всем, кто читал.


мой блог
 
Анири (АНИРИ)Дата: Суббота, 09.12.2017, 07:16 | Сообщение # 333
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Обманка )

десятистрочник

"Чо толкаешься, гаденыш, чо те надо - вон, уже всю бочину пробуравил, дыра во всю телу. Я между прочим, спать еще должон, мне по возрасту положено, я из за тебя помру раньше, от недосыпу.
Тьфу, скотина, не спится, заразе такой....аааа... колешь, чем, ножом что-ли?"

Толстый, гладко-черный круглый шар, ворча, как старый дед, откатился немного в сторону, давая протиснуться глянцевой, красноватой пике, настойчиво буравящей его бок. Та, что так достала его, как-будто ждала свободы всю свою крошечную жизнь, рванула вверх, вылетела на поверхность, ахнула от восторга, и, жмурясь от яркого весеннего солнца, подставила нежные алые щеки ветру, раззявив темно-бордовый рот.

Шар, кряхтя вытянул онемевшее за зиму, бархатное тело, почесал друг о друга большие, когтистые лапы - лопаты и тоже прижмурил подслеповатые глаза.
Плюнул, и быстро заработал лапами, отплевываясь от комьев непрогревшейся земли, мстительно и злобно направляя свое движение к красной дуре.
Страшный, безжалостно быстро увеличивающийся подземный тоннель, который буравил на своем пути всё живое, приближался, но алое создание и в ус не дуло, просыпаясь хлопало ресничками желтых глазок и нежно звенело.

Оно не подозревало, что прямо почти у ее нежных ножек, крот притормозил, как будто врезался в стену, спрятал страшные когти, потом снова крякнул, и, с трудом вывернув, обошел её, не тронув сочную луковку, и матерясь, скрылся вдали.

Я вышла на крыльцо, и присев на корточки погладила лепесточки алого тюльпана - привет, дорогая...с добрым утром....

_________________


мой блог

Сообщение отредактировал АНИРИ - Понедельник, 11.12.2017, 10:16
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Воскресенье, 10.12.2017, 20:16 | Сообщение # 334
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3282
Награды: 41
Репутация: 115
Статус:
Цитата АНИРИ ()
Обманка )

Ир, хорошо, только надо речь забрать в кавычки.
Цитата АНИРИ ()
Страшный, безжалостно быстро увеличивающийся подземный тоннель, который крушил на своем пути всё живое,

Вот тут меня смутило:
Тоннель крушил?! Может - уничтожал? Это немного разные смыслы.


От себя не убежишь...
 
Анири (АНИРИ)Дата: Понедельник, 11.12.2017, 10:15 | Сообщение # 335
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Ага! Спасибо

мой блог
 
Анири (АНИРИ)Дата: Понедельник, 11.12.2017, 22:59 | Сообщение # 336
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Новогодняя история

Часть 1. Шар

Поехала нога, да так неудачно, что Петрова, вывернув бедро, пробежала пару метров, семеня, как старая курица, но удержалась, не загремела в серую, исплёванную  жижу, в которую превратился лёгкий, утренний снежок. Однако длинная пола новой, светло-серой дублёнки всё же плюхнулась в грязную лужицу, и шикарный мех оторочки противно набряк какой-то скользкой дрянью. Муж - маленький, похожий на хорька мужчинка, увенчанный сверху широкополой, идиотской шляпой (ковбой фигов), стоял чуть позади и с его любимым равнодушно-клоунским прищуром смотрел, как жена корячится, пытаясь достать из сумки платок. Петровой жутко мешал пакет с торчащими желтыми когтистыми лапами курицы -динозавра, которую она решила запечь к приходу гостей, и съезжающая на глаза шапка с идиотскими белыми ушками.

- Какого ляда она себе эту шапку купила? Всё молодится, дура.

Петров сплюнул окурок в снег, желчно ухмыльнулся и потёр бок, в котором уже неделю ворочалось будто что-то острое и периодически кололо тупой, противной иглой. «Сала обожрался», - злобно подумал он, - «Говорил дуре – готовь диетическое. Не, что побыстрее сляпать норовит. Фря!»

Муж Петровой и в молодости-то не отличался особой любвеобильностью, а сейчас, когда в паспорте цифры года рождения стали напоминать исторические даты прошедших войн, совсем обленился, заплыл жирком, и любовь-секс  воспринимал только, как раздражающую помеху в детективном сериале. Вроде рекламы. Пока они трахаются там, можно пописать сходить...Или чайку...

Петрова, наконец, оттерла  мех,  выпрямилась, поудобнее перехватила своего динозавра, норовящего зацепить кривым когтем пушистый дубленкин манжет.

«Зачем я на рынок-то её напялила, дубленку?» - ленивые мысли медленно ползли в голове и таяли, не хуже этого сегодняшнего, волгло-грязного снега, - «Лучше б на работу завтра надела. Теперь вот...пятно небось останется. Правду муж говорит: "Синдром престарелой снегурочки".  Ну и пусть, зато капюшон с мехом, манжетики, подол даже. Давно ж хотела такую. С юности. А...ладно».

Она, не обращая внимания на тоскливо толкущегося сзади ковбоя, сделала ещё пару-тройку незначительных покупок, сунула пакеты ему в руки и бросила: «Коль, ты иди к машине. Мне тут колготки надо купить, вооон в том магазинчике. Я быстро. Мы ёлку, кстати, будем ставить?  Пора, три дня осталось».

Петрова всегда испытывала странный трепет в предвкушении Нового года. Скажем так, последние лет десять, она испытывала такое чувство вообще только один раз в году.  Именно в тот момент, когда настоящая, живая, покрытая легким инеем лесная красавица вдруг начинала оттаивать в тепле и пахнуть так, что кружилась голова, у Петровой внутри что-то сладко срывалось, тоненько лопалось и останавливалось на мгновение. Тогда ей казалось, что она вдруг резко уменьшалась в росте, маленькие ножки несли её быстро и легко, крошечные ручки разгребали ветки, и она совала внутрь пахучего царства голову, замирая от колючих прикосновений. Это длилось всего пару мгновений, но именно из-за них, Петрова ежегодно тащила ёлку сама, устанавливала, выдерживая нудь мужниных выступлений по поводу своей дури,  и, под брюзгливое ворчание о застревающих в ковре иголках, развешивала игрушки. Те. Ещё бабушкины, настоящие, почти живые. Она гладила зайчиков, подмигивала совятам, и становилась ненадолго не Петровой, а крохотуличкой-свистулечкой. Так звал её дед...

- Да пошла ты, со своей ёлкой! Достала уже. Иди вон, штаны свои покупай, Снегурка хренова. Да побыстрей, жрать давно пора.

Петрова даже не сразу поняла, что эта тирада относится к ней, вынырнула из своих мыслей и недоумевающе посмотрела на, говорящий эти слова, рот. Рот мужа всегда ей напоминал куриную гузку, когда она торчит их жирного супа. И, вроде, даже  шевелится.
Равнодушно развернулась и пошла в магазинчик, осторожно ступая по грязной снежной  хляби замызганного рынка. Она шла быстро, стараясь поменьше вдыхать. Кто-то  продавал тухлую квашеную капусту и амбре заполонило всё рыночное пространство, вызывая непреодолимое желание помереть.

В тесном магазинчике было душно, спертый воздух пах плесенью и пластмассой.  Это был даже не магазинчик, а, скорее ларёк, плотно набитый всякой всячиной, необходимой в хозяйстве. Там, среди одноразовых стаканчиков и ломких, словно сухие ветки тоже одноразовых вилок и ножей, можно было обнаружить чашку такого тончайшего фарфора, что сквозь него просвечивала тусклая лампа,  а мир сквозь этот просвет казался зыбким и сказочным. Или круто выгнутый нож, с тяжелой литой ручкой, который плотно и удобно ложился в ладонь, и отливал, ну точно настоящим золотом.

Петрова обожала копаться в этом богатстве, делая вид, что выбирает всего-то щетку для обуви, ну или колготки, как сегодня, но... хозяйка магазинчика всё понимала. Она тихонько сидела в смутной глубине своего царства, молчала и тихонько кивала головой. Глаза у неё отливали в мутном, еле проникающем через грязные стекла уличном свете, почему-то желтовато-красной медью, а черный ком волос, с торчащими в разные стороны прядями, поднятый на самый затылок и скреплённый витой, тяжёлой заколкой с перьями   делал её похожей на большую сказочную птицу.

Впрочем, сегодня хозяйки не было. За прилавком вообще никого не было, поэтому Петрова, неуверенно подтащив большую коробку с колготками, начала в ней было рыться самостоятельно. Но тут, в поле зрения попал он! Шар!

Нельзя сказать, чтоб шар был очень большим. Нет, он был среднего размера, тёмный, туманный, такой бывает вода в лесном пруду, поздним летом, когда жаркий день клонится к вечеру. Шар лежал в ворохе перепутанной мишуры, в дальнем углу длинного прилавка, между коробкой с мужскими носками и искусственными ёлочными лапами.  Он поблёскивал так загадочно и так к себе тянул, что Петрова, разом забыв о колготках и голодном ковбое, который, наверняка уже сожрал собственную шляпу, осторожно протянула руку. Шар, как будто сам по себе перекатился ей на ладонь. На ощупь он был теплым и слегка вибрировал, нежно-нежно, практически не ощутимо. Или это казалось? С чего бы простому, стеклянному ёлочному шарику дрыгаться... Глупость.

- Да вы берите, не стесняйтесь. Что вы испугались? Он недорогой совсем, так, копейки, чисто условная цена. А вам я, вообще даром отдам.

От неожиданности Петрова пряданула было назад, но чёртов подол опять попал под каблук и она, совершив пируэт на скользком полузамёрзшем полу ларька, с трудом удержалась, вцепившись в развешанные гирляндами разноцветные китайские шарфы. Потом, приняв приличный, слегка отстраненный вид английской принцессы по крови, величаво поправила подол, этак, двумя пальчиками и вернулась к прилавку.

Продавец был новый. Высокий мужчина, с аккуратно подстриженной седоватой бородкой, смотрел на Петрову пристально, но ласково.  Из-под мягкого, велюрового берета, какие носили раньше художники (эти знания Петрова почерпнула из глянцевых  альбомов племянницы, обожающей живопись) были видны красивые волны длинных волос, тоже седых. Волосы явно были забраны в хвост, и Петрову кольнула неприятная мысль. "Хорошо, мужа нет, а то сейчас бы     обязательно тявкнул какую-нибудь гадость. Как это... гомофобия, вроде. Во-во. Вечно он..."

"Я и не боюсь!"- вслух сказала Петрова, вернее пропищала, потому что, вдруг осипла,- "С чего бы это? Я просто поскользнулась. Полы надо протирать!"

Мужчина молчал и смотрел. Смотрел так странно, что Петрова вдруг почувствовала то, давно забытое чувство,  где-то между сердцем и пупком, сладкое, тянущее. От которого хотелось покраснеть и хихикнуть, и, спрятавшись     за сумкой, быстро накрасить губы ярко-красной сочной помадой, оставляющей во рту фруктово-химический привкус.  Но она выдержала, не хихикнула, и сама не зная зачем, опять взяла шар.

- Ты смотри не на него. Ты смотри в него! Вглубь. Отринь окружающее, он сам поможет тебе...

Голос мужчины звучал откуда-то сверху, томяще-нежно, чуть хрипло, тихо. Петровой показалось, что его и нет совсем, а стены ларька, увешанные барахлом, стали растворяться, мерцать, таять. И вроде пошёл легкий, невесомый снежок... Потянуло прохладой, свежий ветерок разметал душные волны тепла от обогревателя и откуда-то зазвучала музыка.

- Какая же...не пойму...

Петрова напряженно пыталась вспомнить знакомую мелодию. Потом плюнула, поеяввсматриваясь в шар.  Там, в выпуклом стекле, она видела белесую физиономию с белыми  острыми поросячьими ушами и огромным уродливым носом. Под глазами этой свинки синели неприятно-дряблые пятна, а под подбородком намечался явный мешок. Свинка спрятала подбородок в пушистый воротник, и посильнее выпучила глаза.

И вдруг, стекло провалилось. Вернее, оно втянулось внутрь, и на дне свинцовой стеклянной воронки закружила метель.

Часть 2

Петрова вдруг почувствовала, что не может оторвать взгляд. Шар из блестящей выпуклости превратился в изогнутый, скользкий край воронки, в самоё начало, раструб, ведущий в сияющий, засыпанный снегом кратер. Бесконечность метели затягивала, кружила, и Петровой, вдруг показалось, что можно сесть на самый край, свесив ноги. А потом – взять - и съехать вниз. Как в детстве, на салазках, бесстрашно, не думая о высоте крутой горки. Что она и сделала - уселась, согнула ноги в коленях, опустив их в бездну, закрыла глаза и оттолкнулась.
Откуда-то взявшийся в недрах её давно прокуренной глотки раздирающий визг слился с воем ветра и снега, уши заложило до боли и хлопанья в носу. Петрова даже не думала, что она может так визжать. Она вообще орала по-настоящему только пару раз в жизни. Один раз, когда её цапнула за палец пчела на дедовой пасеке, а второй - когда здоровая, как корова, Нинка из соседней группы наступила каблуком на пудренницу, выпавшую из петровской сумки. Пудренница треснула пополам, брызнула меловым порошком в разные стороны, обсыпав Нинкины толстые лапы. Петрова завизжала, как поросёнок, потому что только неделю назад отвалила за эту тоненькую розовую коробочку всю месячную стипендию и теперь лопала один хлеб.

***
Голос срывался, хрипел, но пропасть всё не кончалась. По щекам хлестали колючие снежинки, ветром рвало биозавивку, которую вчера налепила ей таджичка-парикмахерша из салона на углу, с гордым названием "Кудряшка". Рыжие лохмы Петровой превраиились в туго сбитый колтун, нераздираемый даже граблевидной пластмассовой расческой. Правда и денег парикмахерша взяла немного...

Петрова продолжала визжать, но, на удивление, это не мешало ей думать. Мысли проносились в голове со скоростью курьерского поезда, при этом были чёткими и ясными. И тут, вдруг, запахло свежевыпеченным хлебом и парным молоком. Одновременно и резко и нежно, если так, конечно бывает. А визг, хриплый и срывающийся в кашель, вдруг зазвенел колокольчиком. Воронка кончилась, мир вокруг взорвался янтарным солнечным светом, и Петрова плюхнулась со всего маху на попу, совершенно её не отбив.

Ароматы были такими сильными, незнакомыми, или, вернее, почти незнакомыми. Когда-то, очень давно, может даже и не в этой жизни, она уже ощущала пряный запах ромашек, нагретых солнцем, смешанный с медовыми волнами отцветающего клевера и сурепки. Сквозь ресницы пробивались лучи, они пригревали озябший на ветру, мокрый нос, а по руке кто-то полз, смешно и щекотно перебирая тоненькими лапками. Шёлковое прикосновение муравы, которое она чувствовала через лёгкую невесомую ткань (куда делась дублёнка?) вдруг неприятно сменилось ощущением холода и влаги.

- Оой, дева. Ты ж посиди, не вставай, я помогу. Как ж ты? Оступилася, никак? Ан и коромыслу сронила. Давай, родненька, Любава моя, подымайсь.

Петрова резко открыла глаза. Она сидела прямо на траве, в луже разлитой воды и не понимала, что это с ней. Сероглазый парень в белой рубахе навыпуск пытался её поднять, но сапожки из мягкой кожи, невесть каким чудом оказавшиеся у неё на ногах, были очень скользкими и разъезжались по мокрой мураве. Длинные золотистые волосы мужчины, прихваченные ремешком на лбу, спадали вниз, мешали и пахли ладаном. Руки у него были горячие, он обхватил Петрову за талию и, наконец, поднял с земли. Огладил бока, так гладят породистую лошадь, провел рукой по животу, плотно обтянутому кремовым балахоном, расшитым красными маками по кромке. Петрова вдруг почувствовала, как непривычно огромен её живот, странно-выпукл, полон. Таким он у неё не был даже в тот год, когда она неожиданно растолстела, а потом долго сгоняла жиры, дрыгая ногами под руководством противной мужиковатой тренерши.

Она посмотрела парню в глаза, и там, в глубине черных зрачков увидела отражение изящной рыжеволосой головки в легком белом платочке. Любава (красивое имя-то какое у меня, я уж и забыла - пронеслось неё в голове) мотнула головой, потому что-то непривычно тянуло затылок. Коса! Толстая, с выбивающимися по всей длине кучеряшками, точно такая, как она обрезала в… Какой это был год? Не помнила Люба! Сто тысяч лет назад это было!

Парень, как будто услышал её мысли, вытянул тяжеленную косу из-за плеча и уложил ей на грудь, ласково поправив.

- Домой пошли, Люба моя. Уж темно. Вечерять будем.

Любава, не веря, что она это делает, шагнула вперед, тяжело ступая из-за набрякшего живота. Потом оперлась на мускулистую руку и послушно побрела по тоненькой тропиночке к беленой избе, вокруг которой сияла разноцветная душистая лужайка.

***
- Наверное, это счастье. А что же ещё? Больше просто нечему.
Любушка сидела на длинной деревянной лавке и глупо улыбалась. Она только что отмутузила здоровенный ком пахучего, сероватого теста, и сунула его в печь, неожиданно ловко шуруя отполированной штукой, похожей на лопату. Туда же был с не меньшей ловкостью отправлен и чугунный горшок с пшеном, залитым ледяной водой из колодца. Каша уже была готова и Петрова, с непонятным для себя наслаждением, подцепила чугунок ухватом и, вздернув круглым животом, шарахнула чугунок на стол. Бросила желтый шматок зернистого масла и смотрела, как быстро он таял. Потом не удержалась, пальцем зачерпнула растаявшую массу, быстро глянула по сторонам и сунула её в рот.

- Господи. Да чтоб я так масло ела. Что это со мной?

Люба хотела было принять привычный насупленный вид, но губы разъезжались, как у дурочки, не слушались. А сквозь рыжие ресницы пробивался теплый солнечный лучик.

***
В комнате было совсем темно. Вернее, не совсем - свет огромной полной луны всё же пробивался сквозь плотную ткань занавеси и освещал его лицо. Темные красивые брови хмурились во сне, высокий лоб был гладким и нежным, даже девичьим. Но мощные мышцы красивой шеи, нарушали это обманчивое ощущение. И, особенно руки... Любава покраснела так, что ей показалось, что от её щёк поднимаются маленькие облачка пара. Ох уж эти руки...

Она откинула одеяло и подставила лунным лучам круглое пузо. Лучи обняли его, приласкали, осветили. И снова непереносимое(непередаваемое, невыносимое) чувство счастья нахлынуло, сладко сдавило, до слез, до дрожи.
Люба всхлипнула, запахнула одеяло, повернулась на бочок, подставив спину под теплые руки.
"Завтра пирожки заведу. С малиною"- радостная мысль скользнула и растаяла в тихом, сонном воздухе...

***
Петрова неслась по воронке ещё с большей скоростью, чем тогда, в первый раз. Движение вверх всегда труднее, воздух снова начал отдавать плесенью, снежинки сначала стали острыми и, вдруг, превратились в дождь. Свет хлынул разом и тут же потух, превратившись в мутные блики рыночных фонарей, еле пробивающихся через грязное окно магазина. Дубленка камнем тянула туловище к земле, а каблуки казались копытами, поэтому она тяжело бухнулась на ободранную табуретку, с удивлением глядя на мерцающий шар, лежащий на ладони.

- Вы положите его сюда! Я вам сейчас аккуратно его заверну, уложу в коробку. Там же - инструкция. Её надо внимательно прочитать. Это обязательно!

Мужчина подошёл ближе, забрал шар и аккуратно упаковал его. Инструкцию, длинную, как старинная грамота, и испещренную закорюками, которые Петрова когда-то видела в бабкиной молитвенной книге, он аккуратно свернул трубочкой и тоже упаковал в хрустящую, папиросную бумагу.

- Всё сделаешь точно! Не отступая ни на шаг.

Он близко-близко глянул Петровой в глаза и в глубине темных зрачков она на мгновение увидела изящную головку в белом платке и с рыжей чёлкой.

- Не надо мне никаких шаров! Я и ёлку не буду ставить в этом году! Хватит!
Петрова, неожиданно для себя просто взвизгнула это последнее "Хватит", схватила колготки, швырнула деньги и опрометью выскочила, треснув дверью напоследок.

***
- Купила, что ль. Полчаса торчала, на свою ...опу размер найти не могла? Иль цветик подбирала, на грабля свои кривые?

Муж желчно шевелил своей «гузкой», но женщина почти не слышала слов. Она ошалело смотрела в окно, следила, как дворники елозят по стеклу, слизывая грязную воду...


мой блог

Сообщение отредактировал АНИРИ - Четверг, 14.12.2017, 09:29
 
Самохвалова Зинаида (ilchishina)Дата: Вторник, 12.12.2017, 07:05 | Сообщение # 337
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4543
Награды: 159
Репутация: 187
Статус:
Цитата АНИРИ ()
вогло-грязного

Ир, "л" пропустила

Цитата АНИРИ ()
Именно в тот момент, когда настоящая, живая, покрытая легким инеем красавица вдруг начинала оттаивать в тепле и пахнуть так, что кружилась голова, у Петровой внутри что-то сладко срывалось, тоненько лопалось и останавливалось на мгновение.


Цитата АНИРИ ()
развешивала игрушки. Те. Ещё бабушкины, настоящие, почти живые. Она гладила зайчиков, подмигивала совятам, и становилась ненадолго не Петровой, а крохотуличкой-свистулечкой. Так звал её дед...

Аж под ложечкой засосало...

Цитата АНИРИ ()
мужнин рот. Он ей напоминал куриную гузку, когда она торчит их жирного супа.
happy

Цитата АНИРИ ()
Голос мужчины звучал откуда-то сверху, томяще-нежно, чуть хрипло, тихо. Петровой показалось, что его и нет совсем, а стены ларька, увешанные барахлом, стали растворяться, мерцать, таять. И вроде пошёл легкий, невесомый снежок... Потянуло прохладой, свежий ветерок разметал душные волны тепла от обогревателя и откуда-то зазвучала музыка.

Хорошо!!!

Цитата АНИРИ ()
И вдруг, стекло провалилось. Вернее, оно втянулось внутрь, и на дне свинцовой стеклянной воронки закружила метель.

Ну вот...а я,читая, только вошла во вкус)))


"Счастье не пойдет за тобой, если сама от него бегаешь."А.Н.Островский
--------------------------------
С уважением. Зинаида
 
Анири (АНИРИ)Дата: Вторник, 12.12.2017, 09:24 | Сообщение # 338
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Будет вторая, обязательно. Это же новогодняя история )
Забегай


мой блог
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Вторник, 12.12.2017, 14:26 | Сообщение # 339
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 250
Награды: 4
Репутация: 13
Статус:
Аха, кажется, я понял... Да вы, ребяты, все феминистки!- "маленький, похожий на хорька мужчинка"

ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Анири (АНИРИ)Дата: Вторник, 12.12.2017, 17:14 | Сообщение # 340
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
strong,
Ненене. Мы все очень любим мужчинков. Особенно с гарнирчиком. surprised


мой блог
 
Анири (АНИРИ)Дата: Вторник, 12.12.2017, 21:17 | Сообщение # 341
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Исправила текст, спасибо Ларе.
Теперь две части в одном сообщении


мой блог

Сообщение отредактировал АНИРИ - Среда, 13.12.2017, 22:35
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Среда, 13.12.2017, 10:41 | Сообщение # 342
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 250
Награды: 4
Репутация: 13
Статус:
Я это уже понял.
И всё же «хорёк и мужчинка» резануло слух. Да и «глотка, шевелил гузкой»и тому подобное. Больше подходит для какого-то триллера.
А пчела разве может цапнуть? У неё что зубы?


ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Анири (АНИРИ)Дата: Среда, 13.12.2017, 21:18 | Сообщение # 343
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Цапнула пчела - частое выражение. Заменять здесь на "ужалила" не очень оправдано. Хотя...

мой блог
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Четверг, 14.12.2017, 02:04 | Сообщение # 344
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9048
Награды: 85
Репутация: 261
Статус:
Идея интересная, НО
*
"Петрова" - слишком часто. Имени у неё не будет?

Цитата АНИРИ ()
Петровой жутко мешал пакет с торчащими желтыми когтистыми лапами какого-то динозавра

Кого? Хотя бы в кавычки "динозавра"...
Цитата АНИРИ ()
«Сала обожрался», - злобно подумал он, - «Говорил дуре – готовь диетическое. Не, что побыстрее сляпать норовит. Фря!»

внутри прямой речи кавычки не нужны.Это по всему тексту.
Цитата АНИРИ ()
Она, не обращая внимания на тоскливо толкущегося сзади ковбоя

ковбоя в кавычки

Цитата АНИРИ ()
Голос срывался, хрипел, но пропасть всё не кончалась. По щекам хлестали колючие снежинки, ветром рвало биозавивку, которую вчера налепила ей таджичка-парикмахерша из салона на углу, с гордым названием "Кудряшка". Р

здесь о молодой Петровой, о биозавивке и вдруг поворот к старой Петровой и пропасти. Непонятно...
Цитата АНИРИ ()
Длинные золотистые волосы мужчины, прихваченные ремешком на лбу, спадали вниз, мешали и пахли ладаном. Руки у него были горячие, он обхватил Петрову за талию и, наконец, поднял с земли.

Ира, посмотри здесь последовательность действий. Наверное, сначала он обнял и поднял, и тут она ощутила запах ладана. Это улица, запах трав, ветерок, сразу учуять ладан в таком смешении... Вряд ли. Или напиши, что он к ней нагнулся.
Цитата АНИРИ ()
как непривычно огромен её живот, странно-выпукл, полон.

короткие прилагательные тяжеловато здесь смотрятся.

Цитата АНИРИ ()
Иль цветик подбирала, на грабля свои кривые?

это предложение вообще не поняла...
*


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Анири (АНИРИ)Дата: Четверг, 14.12.2017, 06:42 | Сообщение # 345
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
В то время, когда происходило описываемое событие, на пограничных местах не было еще никаких таможенных чиновников и объездчиков, этой страшной грозы предприимчивых людей, и потому всякий мог везти, что ему вздумалось. Если же кто и производил обыск и ревизовку, то делал это большею частию для своего собственного удовольствия, особливо если на возу находились заманчивые для глаз предметы и если его собственная рука имела порядочный вес и тяжесть. Но кирпич не находил охотников и въехал беспрепятственно в главные городские ворота

Источник: http://gogol-lit.ru/gogol/text/taras-bulba/taras-11.htm

Девы, вот текст. Скажите мне, какие бы слова вы в кавычки поставили?


мой блог
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Четверг, 14.12.2017, 07:41 | Сообщение # 346
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9048
Награды: 85
Репутация: 261
Статус:
Цитата АНИРИ ()
Скажите мне, какие бы слова вы в кавычки поставили?

??? ни какие слова здесь не ставятся в кавычки...
А ты где хочешь здесь поставить кавычки?


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Анири (АНИРИ)Дата: Четверг, 14.12.2017, 08:29 | Сообщение # 347
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Ну, например "гроза" и "кирпич"

мой блог
 
Анири (АНИРИ)Дата: Четверг, 14.12.2017, 08:59 | Сообщение # 348
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Насчет имени. И правда. Глянь, оно появилось. Наверное поправлю в первых двух главах.

Кстати Лен - в биозавивке летит старая Петрова. Да она и там и там не старая. Просто - разная happy


мой блог

Сообщение отредактировал АНИРИ - Четверг, 14.12.2017, 09:10
 
Анири (АНИРИ)Дата: Четверг, 14.12.2017, 08:59 | Сообщение # 349
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Сковорода скворчала, котлеты чуть подгорели с одной стороны, но Петрова этого не замечала, механически, как робот, ворочала их лопаткой и всё думала, В голове горело, в памяти всплывали картинки той, подсмотренной нечаянно жизни. Ласковая, согретая солнцем трава, запах малины из туеска, теплый ломоть хлеба, густо намазанный маслом и мёдом, вкус воды, зачерпнутой ладошкой из ведра, только что поднятого из темных глубин колодца - всё это было таким живым, абсолютно реальным. Петрова скрутила золотистую крышку запотевшей бутылки дорогого пива (муж на пиво денег не жалел), глотнула, закашлялась и, с отвращением сплюнув в раковину, сунула бутылку в холодильник.

- Жрать давай. Скока возиться ещё можно! В брюхе подвело уж из-за тебя, копуша. Не можешь быстро, заранее готовь. А то чухаешься, как корова.

Петрова взбеленилась. Одним прыжком скакнула в комнату, окинула взглядом развалившегося на кресле мужа, выставившего ноги в затертых (любименьких!) носках, протертых на пятках и заорала:

- Те надо жрать? Ты! И! Жри! И отвали уже от меня. Достал по самое маманебалуй. Пентюх вонючий.

Петров изумленно раззявил рот и посмотрел на жену. Впервые он услышал такое от вечно равнодушной, полусонной женщины. И, вроде, как в неверном кадре старого кино, там, в проеме двери, вдруг промелькнула худенькая девочка с рыжей косой. Такая знакомая... Он махнул рукой, отгоняя наваждение, а вслух сказал:

- Охренела? Дура.

Петрова с силой запустила в него лопаткой, которой ворочала котлеты, но промазала, и та, пронесясь в паре сантиметров от круглой мужниной головы, вмазалась в стенку, потом скользнула за кресло, оставив на светлых обоях жёлтые маслянистые подтёки.

-Так тебе, зараза! ... Козёл старый! - мстительно подумала Петрова, вспомнив, как тщательно муж, которого вдруг неожиданно прорвало на ремонт в их тесной, душной квартирке, выбирал эти обои, дороже которых не было на всем рынке, а потом отслюнявливал тысячные, выпятив дрожащую губу.

Быстро натянув сапоги прямо на домашние брюки, напялив старую замызганную куртку, и намотав кое-как шарф прямо на голову, Петрова выскочила на улицу.

- Ёлку! Надо купить ёлку! Как же я так? Ведь послезавтра же новогодняя ночь. А ёлки нет. Деньги, блин!

Она покопалась в кармане куртки, понимая, что это безнадёжное мероприятие, и придётся пилить домой за кошельком, а там, муж, наверное, уже вышел из ступора и, скорее всего, опять начнется... Бррр... Но вдруг, под пальцами что-то хрустнуло, и Петрова, не веря своим глазам, покрутила новенькую купюру.

"Надо же...Когда это я сунула-то? Во, дела!"

Для неё, аккуратно подсчитывающей рублики от зарплаты до зарплаты, и любовно откладывающей каждую сэкономленную копеечку "на чёрный день" и вправду это было странно. Однако думать на эту тему она не стала, и, стараясь обходить лужи, добежала до рынка.

Ёлочный развал в этом году поражал своим великолепием. Ёлки, сосны - и огромные, почти кремлевские и маленькие, аккуратно сидящие в красивых горшках, украшенные ошеломительными ценниками, были на любой вкус. Ещё раз пошуршав бумажкой, Петрова подумала, что в этом году она может позволить себе, ну просто - любую! Даже ту - с упругими, толстыми, чуть синеватыми лапами, пышную - не проглядеть насквозь. Вот! Именно её! И только! Правда ёлка была не маленькой, да ещё и горшок довольно значительный. Так санки! У соседей есть старые санки! И она мигом же, в момент сбегает!

Отложив ёлку, Петрова выскочила за ворота рынка и лицом к лицу столкнулась с продавцом того магазинчика. Он отшатнулся слегка, но, поймав Петрову за локоть, чуть прижал к себе

- Вы так быстро вчера убежали, Любушка. Я, может, обидел вас?

Петрова, совершенно не удивившись, что он знает её имя, которое она и сама, похоже стала забывать, выпалила:

- Да прям! Ещё я не обижалась на всякую фигню. Много больно на себя берёте. Просто спешила! У меня там муж в машине сидел тогда. Голодный, между прочим.

Она сама не понимала, почему грубит, но её несло, и остановиться никак не могла. Это было - всё равно, что поймать валун, катящийся с горы. Но мужчина совершенно не смущался, крепко держал её за локоть и вёл по обледеневшей к вечеру тропинке мимо опустевших рыночных рядов.

- У нас, Люба, знаете, зеркала вчера завезли. Просто чудесные, красоты необыкновенной. Они карманные, в латунной оправе, с инкрустациями. Сейчас таких не найдете, я вам честное слово даю. Просто взглянуть в него, и то приятно. Проходите...

Петрова, сама того не ожидая, вошла в магазинчик и присела на табурет. Втихаря глянув в конец прилавка, она увидела - шар там. Лежит себе, отливает темной летней водой, поблескивает свинцово. И инструкция, свёрнутая в трубочку - тоже рядом, как прислонили её к ёлочной лапе, так и не тронул никто.

- Я вам сейчас чайку плесну, а то вы - вон как замерзли. И в подсобку сбегаю, у меня там коробка с зеркалами. Я быстро, погрейтесь пока.

Он ловко налил чай в маленькую чашечку, положил лимон, насыпал пол-ложки сахара, поставил все на поднос, вместе с вазочкой полупрозрачного печенья, зажег лампы. Оказалось, что в этом крошечном полуподвале столько красивых ламп! Мерцающие теплым светом, они казались старинными и что-то напоминали. Может- свечи...Настоящие, неровные, из пчелиного воска...

Петрова хлебнула вкуснейшего чая, закусила печенькой. "Откуда он знает, что я люблю именно такой? Чтобы чёрный и с лимоном. И половинку ложки сахара? И печенье? Именно кунжутное..."

Но долго думать ей было некогда. Одним глотком допив чай, она схватила шар...

***
- Тужься, милааая, туууужься, роооодная. Не ленись, девка, давай"

Протяжный ласковый говорок доносился до Любавы издалека и немного разбавлял боль, огненным омутом затягивающий её тело куда-то в чёрную небыль. Позвоночник горел, как обожженый, но самым страшным было то, что кто-то безжалостный раз за разом всаживал в её живот горячее лезвие.
Мысль о том, что хорошо было бы сейчас помереть, лезла назойливо и буравила виски, не на секунду не отставая. Тетка в черном что-то делала у бесстыдно расставленных ног Любы, и ей казалось, что именно эта ведьма виновата в её беде.

"Лягнуть, что ли? Пусть знает!».

Она попыталась двинуть ногой, но тело было деревянным и ноги не слушались. А тут ещё что-то тянет голову вниз. Любе подумалось, что если она сейчас освободит голову, то и живот оставят в покое. Перестанут полосовать в лоскуты замученное тело, отстанут, отвяжутся. Преодолев ещё один огненный наплыв боли, она повернула голову в сторону, глянув вниз. Там, на чисто выскобленном полу улиткой свернулся рыжий, толстый жгут. "Косы", - подумала она, - "Косы так тянут!".

В этот момент страшная сила скрутила её тело, свернула в пружину, скомкала. И в это же мгновение она услышала тоненький писк.

- Сынок у тебя, девка. Да такой справный, от радость-то.

***

Белые, как снег лепестки усеяли палисадник сплошным ковром, но всё падали, падали. Любушка утерла пот тыльной стороной ладони, бросила на землю кисть из мочала и влезла чуть повыше, почти на крышу. Она закончила белить дом и уже почувствовала тот самый горячий огонёчек, где-то в серединке, который всегда вспыхивал и грел сердечко перед самым приходом мужа. Вся вытянувшись в струнку, она прикрыла глаза от ясного майского солнышка и смотрела вдаль. Там, в самом конце улочки, где дорога упирается в ярко-зеленый холм, должны были вот-вот появиться её мальчишки. И, наконец! Две фигурки - одна большая, широкоплечая, вторая маленькая, крепенькая, появились в золотистых лучах, и, приближаясь, постепенно росли.

- Ой же! Пирог-то, вот мамочки!

Люба кубарем скатилась с лестницы, влетела в сени. В доме стоял такой запах, что сразу стало ясно - пирог в порядке. Огромный, размером с полстола, он золотом отливал в печи и пырхал жаром.

***

- Смотри, милая. Я зеркальце тебе подобрал, точно по красоте твоей. Держи. И шарик...Купи всё же. Даром не могу отдать, он тогда совсем не тот будет. Но и дорого не возьму. Бери. Не пожалеешь.

Мужчина всматривался в её лицо опять, так же, как первый раз, близко-близко. Петрова вдруг почувствовала тонкий запах ладана, поняла, что ей совсем не хочется отстраняться и испугалась.

- Давайте зеркало ваше. Сколько с меня?

Она оттолкнула шар, резко, как будто хотела расколотить его, но тот не покатился, вроде прилип к прилавку. Вскочив с табурета, вытащила бумажку из кармана, сама не понимая, что творит, бросила рядом с шаром, выхватила из рук мужчины зеркало и выскочила на улицу.

Чуть похолодало. Шёл тихий снег, под ногами похрустывало. Вечер был сказочным, но Петрова ничего не замечала. Она неслась по темнеющим улицам, как будто за ней гналась стая волков, крепко сжимая в кармане холодный металл зеркальца.
Уже в своем дворе она остановилась, совершенно задохнувшись, прислонилась с толстому стволу старой берёзы, что росла у самой их многоэтажки.

- Уф. Надо отдышаться. А то, взмыленная, как лошадь. Наплевать на Петрова, но соседка обещала зайти, игрушки кой-какие взять. Господи! А ёлка-то!

Вспомнив, что денег уже нет и возвращаться за ёлкой бессмысленно, Петрова вытащила зеркальце. Оно, действительно, было очень красивым. Тихонько его открыв, и глянув на себя, она вздрогнула. Оттуда, из зеркальных глубин на неё внимательно смотрели огромные глаза худенькой женщины в красиво повязанном белом платке. Резко закрыв зеркало, Петрова постояла еще, разглядывая купленную вещицу. Кто-то с большим вкусом украсил такую безделицу - на темном фоне черненного металла, было выгравировано тоненькое деревце. Оно казалось отлитым из золота. И с него летели белые лепестки. И всё падали...падали...


мой блог

Сообщение отредактировал АНИРИ - Вторник, 19.12.2017, 11:01
 
Анири (АНИРИ)Дата: Четверг, 14.12.2017, 09:30 | Сообщение # 350
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3949
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Кое-что поправила в тексте, Лен. спасибо.
Но не всё wink


мой блог
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Немного строчки. Хотя мне намного легче в столбик... (пробы, к сожалению неумелые)
Поиск:

Для добавления необходима авторизация