Трещёва Мария - Страница 4 - Литературный форум
ГлавнаяТрещёва Мария - Страница 4 - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Трещёва Мария (Фэнтази, фантастика, сказки...)
Трещёва Мария
maria68Дата: Воскресенье, 04.11.2012, 09:45 | Сообщение # 76
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
revilt, да это моя основная проблема - по малу писать не умею))

sveta_iceberg, спасибо)) Игровые моменты уже правлю. "Забытое будущее" - не фэнтази. Произведение напоминает американские комиксы про преступные утопии. Единственная фантастика в том, что происходит всё в будущем и в несуществующем городе, а так всё вполне реально))

Добавлено (04.11.2012, 09:45)
---------------------------------------------
Вскочив в холодном поту, Вика села на диване. Стрелки будильника отклонились вправо параллельно полу. В комнате было душно. Воздуха, просачивавшегося сквозь форточку, не хватало. Когда свежий ночной ветер ворвался через балконную дверь, она почувствовала, что может дышать. Она много курила, друзья укоряли её в этом. Странно, но сейчас её не тянуло к сигарете. «Может это знак свыше? – Подумала она в который раз, держа в руках пачку сигарет. – Нет. Бесполезно. Завтра опять работа, клиенты, нервы. Опять буду дымить как паровоз». Однако очередная порция смолы и никотина так и осталась неупотреблённой в этот ранний час. Она вернулась в комнату, ноги сами собой пошли в ванную. «Душ. Холодный. Только холодный», – вертелось в голове.
Ей казалось, что первые капли, попадая на её кожу, шипели, как на раскалённой сковороде. После душа на автопилоте она добралась до кофеварки. Запах свежего кофе уже немного взбодрил её. Вика пила обычно чёрный и густой как нефть кофе без сахара. Она сидела на стуле, подобрав ноги под себя, и пила мелкими глотками кофе. Время от времени она потряхивала головой. То ли от того, что кофе был горячим; то ли, чтобы выгнать что-то из головы; то ли, наоборот, чтобы разложить все разбросанные мысли по полочкам. Потом она долго сидела с пустой остывшей чашкой в руках и пристально смотрела на стену, словно хотела что-то или кого-то там рассмотреть. Внезапно у неё вырвалось:
– Ну, кто же ты?
Она очнулась от этой своеобразной медитации только, когда будильник скомандовал «подъём».
Сборы никогда не занимали у неё много времени: стильный удобный брючный костюм, сапоги на невысоком каблуке и она уже одета. Гораздо дольше приходится маскировать следы почти бессонной ночи. Тональной основой убраны круги под глазами, растушёванные тёмно-серые тени сделали глаза больше, а подкручивающая щёточка туши – пышнее ресницы, губы – блеском. В конце концов, волосы собраны в тугой хвост, на шею повязан шарф с лёгким ароматом любимой туалетной воды, остаётся только взять сумочку, которую она не тревожила со вчерашнего дня, выключить свет и замкнуть дверь с обратной стороны. Пальто она всегда надевала по дороге к уличной двери и никогда не спускалась на лифте.
Направляясь на работу в своём чёрном внедорожнике, сетуя на больную голову, она радовалась уже тому, что не тащится сейчас ни в одном из переполненных троллейбусов, что стояли рядом с ней на светофорах. Что на работу она прибудет в приличном виде, а не в мятой одежде и не с растрёпанными волосами.
На стоянке радом с торгово-развлекательным центром «Колизей» было ещё пустовато.
– Значит я опять одна из первых, – решила она вслух и, заметив красный «Форд» Зары, улыбнулась – будет с кем поболтать.

– Привет! Как дела?
Зара поприветствовала её своей ослепительной улыбкой:
– Привет, Вика! Как всегда – всё отлично! А ты… опять не спала всю ночь.
– Ну почему же. Полночи я спала, правда плохо.
– Опять тот же сон.
– Угу.
– Кофе?
– Угу.
– Ты ещё кроме этого можешь что-нибудь сказать?
– А? Ты мне?
– Нет-нет! Я компьютеру: «Да, дорогой, мне кофе со сливками и два кубика сахара». А тебе? – Повернулась к ней Зара.
– Как всегда, – сквозь смех произнесла она. – Прости. Я задумалась.
– М-да. Викусь, тебе надо больше спать и… меньше думать.
– Я сегодня увидела кое-что новое. Прощание с подругой. Мы были очень дружны. Я чувствовала грусть, а когда проснулась, на щеке были слёзы. Я плакала во сне.
– Ой-ёй-ёй! Ты в жизни-то не плачешь. Ты правда думаешь, что этот сон – воспоминания из прошлого?
– Да. И ключ ко всему – этот парень. Когда я вспомню его, я вспомню и всё остальное. Хотя…
– Хотя… – повторила её интонацию Зара.
– Я боюсь: а вдруг там что-то не так.
– Вспомни, как ты живёшь последние пять лет. По-моему, хуже быть не может.
– Ну да.
– Ну да, – снова повторила Зара и поставила перед ней чашечку кофе.
– Ты подала объявление?
– Угу, – прогудела секретарша в чашечку. – Собрание послезавтра в десять часов утра.
– Отлично. Как там Славик?
– Спит на ходу.
– Бедный. Ему досталось больше всех.
– Вик, ему бы напарника.
– Да, он уже говорил. Будем искать. Есть какие-нибудь заказы на сегодня?
– Нет пока что.
– Хорошо. Я сегодня не в состоянии работать. Давай покурим, да я пойду, покопаюсь в бумажках.
– Хорошая идея. Кстати, не угостишь сигареткой, а то мои Славик забрал.
– Какой нехороший! – усмехнулась Виктория.
Подружки облокотились на подоконник открытого окна. Весна в этом году ранняя и быстрая. На улице было пасмурно, вчерашний дождь почти уничтожил остатки снега на газонах. Он лежал то тут, то там, больше похожий на горы грязной некачественной ваты, чем на тот лебяжий пух, которым выпал он в начале зимы.
– Кстати, – Зара подкрасила губы рубиново-красной помадой. – Надо бы составить анкету для наших «новобранцев». Набросаешь черновик? А то я понятия не имею что туда вписать.
– Конечно. С этого и начну, – кивнула Вика.
В этот момент дверь открылась и в комнату с заливистым смехом вошла Света, а за ней, усмехаясь, шёл Герхард. Светины белые волосы были заплетены в две косички, а джинсы, коричневая кожаная куртка и ковбойская шляпа делали её похожей на героиню вестерна. Герхард был как всегда опрятен, лишь тёмные, не очень длинные волосы были взъерошены ветром на улице. Как всегда на нём были идеально выглаженные брюки и рубашка и неизменный кожаный френч. В общем, они оба были в своём духе – как всегда.
– Чего это вы такие весёлые? – спросила Зара.
– Просто мы… сегодня… – Пытаясь остановить смех, начала Света.
– Просто мы сегодня чуть не прибыли на работу в семь часов утра, – посмеиваясь, закончил за неё Герхард. – У нас будильник с ума сошел, – продолжил он, поняв, что Зара и Вика хотят услышать историю полностью. – В общем, он прозвенел в шестом часу. Повинуясь его зову, мы встали и поехали на работу, искренне удивляясь почти свободной дороге. Ещё больше мы удивились, когда обнаружили, что дверь «Колизея» заперта.
– И вот тут-то мне пришла в голову благодатная мысль, – успокоившись, продолжала Света, отпивая минералку из бутылки. – Посмотреть: а сколько же сейчас времени?
– Ну да. Когда она обнаружила, что сейчас почти семь утра, у неё началась истерика.
– И вы отправились домой? – Хихикая, спросила Вика.
– Нет. Мы направились в ближайший круглосуточный пит-стоп, накупили там всякой-всячины и уселись в парке.
– Да, и всё это время я боялся, что она подавится, потому что она не переставала хохотать до этого момента. Может кофе?
– Ик… Я не отка… ик… жусь, – с трудом сдерживая последствия смеха, ответила Света.
Услышав рёв мотора, Вика выглянула в окно.
– Герхард, готовь побольше – Вадик с Анжелой прибыли. А вон и Славик плетётся, – она махнула рукой, видно кто-то из них её увидел.
– Тогда я сделаю не только побольше, но и покрепче.
Через некоторое время вся компания сидела за столом и пила кофе. И всё было как всегда. Как всегда Анжела улыбалась и вселяла надежду. Как всегда Лена баловала их домашней выпечкой (сегодня были пончики). Как всегда Герхард и Вадим обсуждали новинки хэви-металла. Как всегда Света и Зара спорили, какой стиль сейчас более модный: спортивный, классика или эпатаж. Как всегда Славик и Катя подсмеивались друг над другом. Как всегда она сидела, смотрела на них, и её сердце переполнялось радостью. Потом все начали расходиться по рабочим местам. Анжела и Лена ушли в свой салон красоты, где первая работала парикмахером, а вторая ухаживала за ногами и руками клиентов. Герхард и Вадим, добавив к разговору мотоциклы, ушли в гараж. Света и Катя направились в спортзал. Слава со вселенской неохотой на лице поплёлся в компьютерный кабинет. Зара ополоснула чашечки и села принимать звонки по объявлению о приёме на работу и печатать всякие ненужные документы. Вика отчётливо слышала её голос через стенку:
– Охранное агентство «Броня». Здравствуйте. Да, нам нужны работники. Да, знание боевых искусств и владение оружием приветствуется. Послезавтра в десять часов утра. При себе иметь паспорт, документы на оружие, спортивного разряда и тому подобные документы. Ждём Вас. До свидания.
День прошёл спокойно, без каких-либо происшествий. Незаметно он подошёл к концу. Пора было идти домой, но Вике не хотелось. Она выключила свет в кабинете.
– Зара, ты идёшь?
– Да, сейчас. Только надену пальто.
– Я просто хотела попросить тебя закрыть офис. Хочу зайти к Олегу.
– Конечно. Нет проблем.
– Ну, всё. Пока.
– До завтра.

Хоть многие двери в «Колизее» были уже заперты, в автосервисе Олега ещё горел свет.
– Тук-тук! Есть кто дома?
– А! Сестрёнка! Заходи и располагайся, – произнёс голос из-под старенькой «лады».
Виктория села за имитированную стойку бара. Иногда Олегу хватало нескольких минут, чтобы устранить не очень серьёзную поломку. В это время хозяин машины мог угоститься чаем. Благодаря золотым рукам Олега – он заваривал чай и ремонтировал авто с одинаковой искусностью – этот автосервис быстро приобрёл популярность среди водителей, даже появились постоянные клиенты. И чуяло её сердце, что хозяин «лады» один из них.
– Олег, можно покурить?
– Можно. Я все горючие вещества после того раза убрал в подсобку, так что никакой опасности нет.
Виктория невольно усмехнулась, вспоминая «тот раз», когда она каким-то образом испачкала рукав в мазуте, и он вспыхнул от высеченной зажигалкой искры.
Олег наконец-то вылез из-под машины и направился к гостье.
– Вот теперь «привет». Не буду тебя обнимать – весь в масле и бензине.
– Ничего. Как-нибудь переживу, – она изобразила разочарование на лице. Потом улыбнулась: – Привет.
– Видишь, какую развалюху мне притащили? – Он кивнул на «ладу».
– Вижу. Откуда же такая красота?
– Классика жанра. Папаша отдал любимому сыночку свою рабочую машину и велел быть хорошим мальчиком. Через три дня папа приезжает в гости к сыночку. Моя задача – сделать так, чтобы он поверил, что сынок был действительно паинькой.
– То есть из этого, – Вика брезгливо показала на раздолбанный корпус. – Тебе надо сделать конфетку.
– Не совсем. Машина и тогда была, мягко говоря, не новая. Просто папа не должен догадаться про езду в нетрезвом виде и тэ дэ.
– Понятно.
– Чай будешь? С булочками.
– Спрашиваешь.
Олег по-хозяйски орудовал за барной стойкой. Ему тоже не хотелось возвращаться в одинокую квартиру. Чай был очень ароматным, с лимоном, а булочки ещё тёплыми. Если не обращать внимания на запчасти автомобилей, которые валялись везде, даже на столе, создавалось ощущение домашнего уюта.
– Какие вкусные булочки. Где купил?
– Нигде я их не покупал.
– Только не говори, что сам испёк.
– Смешно. Нет, эти булочки мне принесла Лена.
Вика посмотрела на него удивлённо-любопытным взглядом.
– Не смотри так на меня. Я не мог ей отказать. Тем более ты знаешь, как я люблю домашние булочки. В магазине они не такие.
– Хм. Нас с утра она кормила пончиками. А тебе лично испекла булочки.
– Ну... Вик, раз уж ты пришла, хочу с тобой кое о чём поговорить.
– О чём? О булочках?
– Да ну тебя!
– Ладно, прости! Что там у тебя стряслось?
– Слушай, ты когда-то мне сказала, что любовь навсегда остаётся с человеком. Я ж тогда тебя не понял. Думал, что если нет теперь Наташи, то останусь я один, лишь со своей любовью. А теперь вижу – права ты была. Любовь её со мной осталась. Как не хотелось бы ей видеть, как я спиваюсь; так, скорее всего, не хочется ей видеть, как я подыхаю от одиночества. Ты же знаешь – я его терпеть не могу. И она это знала. А я в свою очередь знаю, многие скажут: «Вот, со дня смерти невесты только четыре месяца прошло, а он уже к другой прилип». Просто… просто тогда мне не хватало Наташкиной непредсказуемости, а сейчас срочно требуется спокойствие. Просто позарез. Не хватает мне его. Не того застоя, которое сейчас у меня в жизни, а такого спокойствия, чтобы… – Олег пытался подобрать правильные слова, но что-то не получалось. – …Чтобы… – предпринял он ещё одну неудачную попытку. Потом посмотрел на булочку в своей руке, откусил её и, наконец, выразил мысль: – Чтобы булочки горячие и чай вкусный.
Виктория смотрела на своего «брата». Он говорил спонтанно, скомкано, перепрыгивал постоянно от одной мысли к другой. Многим показалось бы, что это бессвязная речь. Те же, кто знал Олега, искренне бы удивились – такая длинная тирада была не в его духе – он очень мало говорил. Во время своего монолога он смотрел куда-то вперёд и немного улыбался, а она смотрела на него и поверить не могла, что он улыбается. Он отхлебнул чай и взглянул на «сестру». Они одновременно рассмеялись.
– В общем, совет я хочу у тебя попросить. Стоит ли пытаться что-либо предпринимать? – Говорил он это, пристально смотря на неё, будто хотел ответ прочитать заранее; до того, как она его огласит.
– Я рада, что ты наконец-то понял мою мысль. Конечно, пытаться стоит! Ленка – классная девушка. А на людей не обращай внимания. Пусть себе брешут.
– А ребята…
– А что ребята? Они всеми сердцами сразу хотят тебе счастья! Никто и слова плохого тебе не скажет. Только порадуются и за тебя, и за неё. К тому же первый шаг сделала уже она.
– Думаешь, булочки были первым шагом?
– Она принесла тебе сегодня нечто большее, чем булочки. Она вернула то, что ты уж было и потерял.
– Интересно…
– Улыбку, братишка. За последние четыре месяца я первый раз вижу, как ты улыбаешься.
Олег улыбнулся ещё шире. У него была очень добрая и открытая улыбка. Вику она успокаивала.
– Я вообще не знаю, что ты тут делаешь. Ну-ка быстро собрался и пошел, проводил девушку до дома.
– Она уже ушла. Лена принесла мне булочки перед уходом. А я – дурак – даже и не подумал её проводить.
– Так! Чтобы завтра исправил эту оплошность. И доложил мне в обязательном порядке об успехе операции.
– Яволь, майн генерал! – приложив руку к голове и встав по стойке «смирно», отчеканил Олег.
– Вольно. Ладно, поеду я. Дома в холодильнике хоть шаром покати, а мой любимый магазин закрывается скоро.
– До завтра.
– Ты приходи утром к нам. Мы всегда завтракаем вместе, – крикнула Виктория уже из машины. – И Лена тоже, – игривым голосом добавила она.
– Убью! – Олег запустил в неё салфеткой.
Посмеявшись, она помахала рукой и тронулась с места.

Ей нравились магазины самообслуживания. Она могла долго бродить среди полок с продуктами и читать составы, сроки годности, изучать новинки продажи. Главной целью было оттянуть как можно дальше момент появления на пороге своей квартиры. Но сегодня было не так. Во-первых, она жутко хотела есть. Во-вторых, магазин скоро закроется. Наскоро набросав в корзинку какие-то полуфабрикаты, хлеб, майонез, она остановилась перед холодильником с молочными продуктами. Что же взять? Ряженку или йогурт? Желудок совсем разбушевался. Взявшись за упаковку с ряженкой, она почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Вика подняла голову. Напротив неё у того же холодильника стоял парень с йогуртом в руках. Парень был вполне симпатичный, если не сказать, что по-мужски красивым. Однако её раздражало то, что он не отвел взгляда, когда она увидела его. И, кажется, не собирался отводить. В конце концов, ей надоело играть в гляделки.
– Молодой человек, Вам не говорили, что неприлично так пристально смотреть на людей вообще, а на девушек в частности.
Её голос подействовал как гром небесный. Парень вздрогнул.
– И-извините… – Голос был приятным, но будто у его хозяина пересохло в горле. – Я… просто… – Он оборвал мысль, ещё раз взглянул на Вику и удалился к кассе, попутно захватив бутылку газировки. Похоже, жажда его всё-таки мучила.
Касса работала последняя. За ней сидела её соседка по подъезду Дарья. Парень расплатился и направился к выходу.
– Видела, какой хорошенький, – начала Даша.
Продавщица давно хотела найти принца своей мечты, но с каждым новым принцем, мечты становились всё заоблачней. Поэтому в последнее время Даша была постоянно свободна.
– Неопытный маньяк! – Отрезала Виктория. – Просто откровенно пялился на меня, пока я ряженку выбирала.
– Ты преувеличиваешь. Мне отсюда видно лучше. На тебя постоянно так мужики смотрят. Что же они все маньяки?
– Поголовно! Только у одних опыта побольше, а у других поменьше.
– Я бы хотела, чтобы этот маньячок на меня напал. Ух! Даже мурашки побежали.
– Да-а. Ты бы его научила плохому. Пока!
– А то! До завтра!
На стоянке около дома почти все места были заняты. Вике пришлось припарковаться достаточно далеко от своего подъезда. Луна посылал серебристые лучи, озаряя двор мистическим светом. На детской площадке, прямо напротив её подъезда стояла тёмная мужская фигура. Фигура смотрела вверх. Чем ближе она подходила, тем больше её разбирала злоба. Да, это действительно был тот парень из магазина. Он, не мигая, смотрел на небо. Когда парень вернулся на грешную землю, то обнаружил, что здесь он не один. Виктории показалось, что он принял её за привидение, потому что он вздрогнул, лишь увидел её.
– Вы меня преследуете, молодой человек? – Спросила она.
– Нет, – почти шёпотом ответил парень.
– Значит то, что Вы стоите здесь – чистое совпадение.
– Наверное, да, а может и нет. Однако смею заметить: это Вы пришли за мной.
– Не переводите стрелки. Что Вы здесь делаете?
–Стою. Смотрю на небо, – пожал он плечами.
– Хватит паясничать!
– Девушка, Вы от меня что хотите услышать? – Голос его стал почти умоляющим.
– Я хочу знать, почему Вы стоите в моём дворе, напротив моего дома.
– Потому что я живу в этом доме.
– Ну конечно. И как я сама не догадалась. А поумней что-нибудь придумать слабо?
– Вы хотели домой? – В голосе парня промелькнула злоба.
– Да… – Не ожидая такого поворота разговора, ответила Вика.
– Так идите туда! Я не жду Вас! Я смотрю на небо! Думаю о своём! И мне всё равно, Вы делаете здесь! Может и Вам стоит последовать моему примеру!
Виктория не привыкла к такому обращению, но в словах парня была такая твёрдость, что нарываться далее она не решила. «Умей уйти во время», – говорил ей её учитель. Она равнодушно фыркнула и не спеша зашла в дверь подъезда. Отделаться от чувства, что парень следил за ней, не получилось сразу. Поэтому Вика ещё постояла в тёмном уголке подъезда, но никто так и не вошёл. Вспомнив, что у неё открыто окно, она поспешила наверх. В квартире всё было в порядке, никаких признаков того, что кто-то тут был посторонний.
– Похоже, Виктория батьковна, что у Вас паранойя. Или мания преследования, – сказала она самой себе.
Жаль, что балкон выходит не во двор. Ей очень было интересно, что делал тот парень, после того, как она ушла. Вика поела разогретый, приготовленный не её руками ужин. Невольно мысли вернулись к утренним пончикам, и чаю с булочками у Олега. У них всё получится. Обязательно! Вскоре она легла спать. Надо этому парню «спасибо» сказать, хоть какое-то разнообразие в жизни. Виктория начала вспоминать произошедшее и даже засмеялась своему настойчивому желанию выяснить, что он делает в её дворе. Как же глупо она, наверное, выглядела. Через некоторое время мозг отключился, и она уснула.
И снова этот сон. Снова сознание пробегает по основным моментам её прошлой жизни. Снова чувства во сне становятся её чувствами. И ничего нового. Снова она проснулась на том же месте во сне. На востоке наметилась светлая кромка. Сколько сейчас времени? Почти пять. Сегодня она поспала подольше. Утро началось как всегда: душ, сигарета, кофе, будильник. И вот она опять стоит рядом со своей дверью и поворачивает ключ.
На улице была звонкая капель. Хоть снега на крышах уже не было, свесившись с карнизов, плакали последние сосульки. Коммунальные службы убирали остатки снега, которые не уничтожил недавний дождь. Было ещё рано, но солнце подглядывало своим ярким глазом за сонными прохожими из-за крыш. Старушки впервые после долгой зимы вышли на улицу и заняли свои законные места на лавочках. Боже! Какой денёк! Даже бессонная ночь не испортит настроение в день, когда весь город сияет. Она спускалась по лестнице, щурясь от яркого солнца. Вдруг она остановилась, как вкопанная. Не может быть! Она смотрела на лавочку, где сидели старушки. Они мило разговаривали с… тем самым парнем. Он что, всю ночь во дворе провёл? Или действительно живёт в этом доме? Парень случайно посмотрел в её сторону и замер. Замер так же, как и вчера в магазине. Он с трудом отвернулся, сказал что-то невнятное собеседницам и неуверенно пошёл прочь. Тут внимание бабулек перекинулось на Вику.
– Доброе утречко! – Сахарным голоском начала одна из них.
«Какое тут, на фиг, доброе!» – Подумала Вика, улыбаясь в ответ, но вслух сказала совсем другое:
– Доброе, Надежда Николаевна. С кем это Вы сейчас разговаривали?
Она надеялась услышать что-то вроде: «Да вот ходит какой-то. Вынюхивает что-то, выспрашивает». В виду последних событий это было бы совсем не удивительно. Ответ Надежды Николаевны её обескуражил.
– Этот паренёк-то? Да позавчера к Анфисе Григорьевне квартирантом поселился. Она ведь, знаешь, какая женщина. Говорит, что мальчик очень хороший. Аккуратный, не пьёт, не курит. Подкалымить приехал.
Анфису Григорьевну Вика знала. Консервативная старушка, у которой до сих пор на стене висели портреты вождей мирового пролетариата двадцатого века. И если уж она сказала, что человек хороший, значит это так и есть. Особенно к молодёжи она была придирчива. Обычно у неё селились скромные, немного зашуганные студенты-ботаники. А этот точно не был таким. Как она вообще его пустила? Кеды, джинсы, куртка-косуха, длинные волосы. Рокеров она терпеть не могла. Вика была в замешательстве. Может родственник? От родственника просто так не отделаешься, ещё и наговоришь всем какой он хороший, хоть он и балбес-гуляка. Виктория отвертелась от дальнейших расспросов общими фразами и поспешила к машине.
Через несколько минут она двигалась по дороге, обгоняя чересчур сонные троллейбусы. Дорога была достаточно загружена, поэтому она спешила доехать до центра, так как скоро будут многочисленные «пробки». Чтобы ехать было веселей, а заодно отделаться от надоедливых мыслей, она решила включить музыку. Виктория достала из бардачка флэш-карту и вставила её в разъём магнитолы. Все песни, загруженные на флэшку, объединяла тема движения, асфальта и рычащего мотора. Все они заставляли вдавливать педаль газа в пол и получать невероятное удовольствие от движения стрелки спидометра вправо.
Скорость она любила. Иногда Виктория выезжала за город и на практически пустой трассе выжимала все, что можно, из мотора. Часто после этого приходилось менять не только покрышки.
Переключая скорости с одной ступени на другую и покачивая головой в такт музыке, она спешила на работу.
«Я – король дороги.
Я – король от Бога…» –
вторил её настроению Валерий Кипелов. Старая песня. Вика действительно чувствовала себя королевой дороги, ведь быстрее неё по городу ездили только мотоциклисты. Солнце продолжало светить ярко и в салоне стало душновато, Вика опустила стекло. Вскоре она позабыла про утреннее огорчение, лишь иногда образ парня всплывал у неё перед глазами, но она отгоняла его всем известным потряхиванием головы. «Арию» сменила «Машина времени». Настроение всё поднималось, и Вика принялась подпевать магнитоле, не обращая внимания на удивлённые лица пассажиров в соседних авто. Не каждый день они видели привлекательную бизнес-леди в дорогом костюме за рулём внедорожника, которая по-детски щурится на солнце и подпевает Макаревичу и Ко.
Начался район с множеством узких улочек и поворотов, и песня была как раз в тему.
Вот. Новый поворот.
И мотор ревёт.
Что он нам несёт?
Омут или брод?
Пропасть или взлёт?
И не разберёшь, пока не повернёшь…
Когда Виктория повернула за этот самый поворот, он ей принёс не омут и не брод, а самую настоящую топь. Иными словами, не доехав до центра несколько кварталов, она попала в жуткую «пробку». Яркое солнце и гонка по улицам оказались всего лишь лирическим отступлением, и сюжетная линия «магазин-двор-утро» снова начала вырисовываться.
– Прекрасное продолжение прекрасного утра! – Проворчала Вика. – Сейчас не хватает только грома среди этого ясного неба.
Процессия из нескольких сотен машин двигалась очень медленно. Виктория сидела как на иголках, она опаздывала на работу. Музыка уже не успокаивала её, она переключала с песни на песню и, в конце концов, отключила магнитолу, потом прикурила сигарету. Казалось, что уже полдня «пробка» стоит на одном месте.
Вика вспомнила фантастические «прабабушкины» фильмы, в которых в двадцать первом веке люди носились по перенаселённым городам-мегаполисам на автомобилях с антигравитационной подушкой. Вот он двадцать первый век! Его пятая часть уже почти подошла к концу, а они всё так же стоят в «пробке», как и в середине двадцатого. Она вздохнула.
Вика курила, нервно барабанила по рулю пальцами и старалась не отставать от впереди ползущей машины. Внезапно небо потемнело, и начал накрапывать дождик. Она лишь успела выбросить окурок и поднять стекло, как на крыши автомобилей обрушился сильнейший ливень, какой вряд ли можно было ожидать в начале апреля. Вспомнив свои неосторожные слова относительно грома среди ясного неба, она буркнула:
– Язык мой – враг мой.
«Пробка» не собиралась редеть, пошёл уже второй час продвижения вперёд по сантиметру, а ливень продолжался с удвоенной силой, и дворники уже не помогали.

Слава стоял в холле «Колизея», глядя на ливень через стеклянную дверь. Он не заметил, как сзади подошёл Герхард и тяжело опустился на скамейку рядом.
– Успели мы с Вами, Вячеслав Игоревич, до дождичка, – негромко сказал он.
– Вы правы, герр Герхард, – поддерживая тон, ответил Слава, не обернувшись. Он был настолько уставшим, что не удивился голосу из-за спины.
– Славик, дай-ка сигаретку.
Эти слова заставили программиста не только повернуться к другу, но и закашляться.
– Ты ж не куришь!
– Закуришь тут… – Герхард редко говорил громко, но сейчас казалось, что он выдавливает звуки из себя изо всех сил.
– Отец? – Спросил Слава, протягивая сигарету и зажигалку.
– Угу.
В этот момент дверь в холл открылась, и вошёл удивлённый Вадим.
– Герхард, ты чего?
– Ничего, всё нормально, – он кашлянул. – Как же ты их куришь!
– Вот так, – Слава сделал глубокую затяжку и выпустил облако дыма. Вадим замахал руками перед своим лицом:
– Не дыми на некурящих, – потом сел рядом с Герхардом. – Папа звонил?
– Звонил… Ему кто-то донёс, что мы со Светой вместе живём. Такой концерт был! Мне пришлось телефонную трубку от уха на вытянутую руку отвести, чтобы не оглохнуть. Знаете, я в России привык, что люди громко разговаривают, не говоря уже о ругани. Но когда вас «обкладывают» в десять этажей на русском и на немецком одновременно… Это, я скажу вам не для слабонервных.
– Да ладно, Герх, ты ведь не с папой собираешься всю жизнь прожить, а со Светкой.
– Это всё понятно, Вадим. Свету я люблю, и никто не заставит меня изменить своё решение. Просто папа, – Герхард всегда делал ударение на вторую «а». – Хотел бы видеть моей женой девушку из высшего общества, – помолчав, он добавил: – Представляете себе немку из высшего общества?
Друзья замолчали, очевидно, представляли эту немку. Тишину нарушил Слава:
– Жесть…
– Может быть. А вон для того парня «жесть» – это оказаться сейчас на улице.
Слава и Герхард посмотрели в сторону, куда указал Вадим.
По улице в направлении «Колизея» быстрыми шагами двигался парень. Вода капала с волос и текла ручейками по куртке, джинсы промокли почти до колен. Он открыл уличную дверь холла и оказался в комнате, заполненной табачным дымом. Не успел он убрать мокрые волосы с лица, как его поприветствовали дружные голоса:
– С лёгким паром!
Парень обернулся в сторону голосов и увидел трёх друзей. По лицам было видно, что они искренне сочувствуют ему.
– Спасибо. И откуда он только взялся?
– Из тучи вестимо, – перефразировал всем известную строчку Славик. – Вы, молодой человек, ищете чего или так зашли, чтобы не смыло?
– И чтобы не смыло тоже. Я не местный, работу ищу. В объявлении одном адрес указан, я как раз недалеко от «Колизея» был. Но в нём столько дверей. Вот и решил зайти под крышу, а заодно спросить у кого-нибудь… Может вы мне подскажете: где здесь офис двадцать четыре, охранное агентство «Броня».
– А-а-а, так ты по нашему объявлению пришёл! – Протянул Герхард.
– По вашему?
– Ну да. Мы – работники «Брони», – ответил за всех Вадим. Потом окинул взглядом парня и добавил: – Если шеф тебя возьмёт на работу, думаю, сработаемся.
Парень тут же кивнул головой:
– Я бы сказал: уверен.
Они обменялись рукопожатием.
– Двадцать четвёртый офис на втором этаже. Только шефа ещё нет, – проинструктировал Герхард.
– Ну, а Зара-то здесь. Она всё и объяснит. Только ты это… – Погрозил пальцем Слава. – Не балуй с девушкой.
Даже нахмуренные брови не смогли придать весёлым глазам Славика суровость.
– Постараюсь, – отшутился парень. – Спасибо!
– Пожалуйста! – Ответило ему нестройное трио.
За спиной парень услышал:
– Блин, Герхард, открой дверь, а то дышать нечем. Накурил, как в тамбуре! – Это Славик возмущался, бросая в урну окурок. Дружный хохот заглушил скрип открывающейся двери.

 
sveta_icebergДата: Воскресенье, 04.11.2012, 19:23 | Сообщение # 77
Группа: Удаленные





maria68, так значит, это что-то вроде "Города грехов"? Что ж интересно будет прочитать. Продолжаю следить за Вашим творчеством. applause
 
maria68Дата: Понедельник, 05.11.2012, 16:00 | Сообщение # 78
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
sveta_iceberg, да немного похоже, но не так темно и кроваво)) На сайте много других авторов, которые пишут в фантастическом жанре. Посмотрите их авторские тоже))

Добавлено (05.11.2012, 16:00)
---------------------------------------------
На втором этаже парень быстро нашёл офис двадцать четыре. На вывеске на белом фоне красными буквами старославянским шрифтом была надпись: «Охранное агентство «Броня»». Тут же указывалось время работы, телефон, факс и адрес официального сайта. В уголке изображался русский витязь в полном облачении, который опирался на щит с очень красивой и сложной гравировкой. Эта гравировка была символом бюро.
Парень постучал. За дверью было тихо. Он постучал ещё раз.
– Могу ли я Вам чем-нибудь помочь? – Послышался женский голос у него за спиной.
Он обернулся, перед ним стояла восточная красавица, будто вышедшая из сборника тысяча и одной ночи. Смоляные волосы крупными волнами ниспадали на плечи, карие глаза были накрашены так, чтобы подчеркнуть лисий разрез, рубиново-красная помада контрастировала с белоснежными зубами, смуглая кожа и нос с едва заметной горбинкой дорисовывали образ Шахерезады. Незнакомка улыбнулась и повторила вопрос:
– Я Вам могу чем-нибудь помочь?
– Да. Простите. Я по объявлению.
– Понятно. Проходите.
Красавица открыла дверь, и парень понял, что это та самая Зара, о которой ему говорили. Нет, не Шахерезада, а скорее Эсмеральда – цыганка Виктора Гюго – шла перед ним. Зара действительно была наполовину цыганкой. Страсть к украшениям, широким юбкам и ярким цветам передалась ей от матери, которая давно уже сбежала от отца. Зато бабушке по отцовской линии удалось привить внучке чувство умеренности и стиля. Никто бы не посмел сказать Заре, что красная юбка до середины голени, строгая белая блузка, чёрные сапоги на высочайшем каблуке и ожерелье из десятка золотых нитей, смотрятся по-цыгански. Зара создала собственный стиль, который шёл только ей.
Секретарша подошла к столу, положила на него кипу бумаг и, обернувшись к посетителю, предложила ему присесть. Тут она заметила, что он мокрый насквозь.
– Боже мой! Вы попали под дождь?
– Да. Откуда ни возьмись налетела туча, и полил жуткий ливень.
Зара выглянула в окно:
– Действительно, жуткий. Наверно поэтому шеф опаздывает. Может Вам чаю горячего?
– Нет-нет, спасибо.
– Очевидно, Вы хотите узнать требования приёма на работу.
– Да. Я просто был недалеко отсюда и решил, что лучше зайти и узнать наверняка, чем просто позвонить.
– Это верно. К сожалению, я не могу Вам сейчас сказать ничего точного. Завтра в десять утра здесь будет собрание претендентов. При себе иметь документы, удостоверяющие личность, диплом, документы на ношение оружия или спортивного разряда (если есть). В общем всё, что может доказать нам, что Вы умеете стрелять или драться или ещё чего-нибудь тому подобное.
– Понятно. Я просто не из этого города. Хотелось бы узнать что-либо о вашем агентстве.
– Ну, тогда вот Вам брошюрка о нашей работе – можете оставить её себе. А вот вся наша «История в картинках», как мы называем эту папку. Здесь собраны фотографии, вырезки из газет и журналов, дипломы, благодарственные письма и прочее. Всё, что мы смогли достичь за время существования.
Парень сел в кожаное кресло у стены и начал листать папку. Сначала шли документы и вырезки. В глаза бросились недавнее нападение и суд. Он решил спросить про этот случай, но в этот момент перевернул страничку, на которой начинались фотографии, и вдруг замер, будто увидел кого-то знакомого на фото. Это не ускользнуло от зоркого взгляда Зары.
За стеной послышались шаги, и дверь распахнулась. Вика зашла в приёмную, не заметив гостя.
– Привет! Извини, я опоздала. В такую плотную «пробку» попала. Я пропустила чего-нибудь, – скороговоркой выпалила шеф «Брони», снимая пальто.
Зара молча скосила глаза на кресла для посетителей. Виктория повернулась в том направлении, и глаза её округлились. Она смотрела на парня, тот смотрел на неё не менее удивлённым взглядом. В свою очередь Зара переводила взгляд от одного к другой, а потом решила взять на себя роль нарушителя тишины.
– Он на работу пришёл устраиваться.
– Ну, раз так, то пойдёмте в кабинет.
Заре показалось, что посетитель сглотнул, когда вставал с кресла. Секретарша тихонько хихикнула.
– Присаживайтесь, – сказала Вика уже в кабинете.
– Спасибо.
– Итак, с чего бы начать? Начну, пожалуй, с того, что попрошу у Вас прощения.
– За что? – Вид у него был очень удивлённый.
– За своё поведение вчера вечером во дворе.
Парень смущённо усмехнулся.
– Я, наверно, выглядела ужасно смешно и глупо?
– Нет, бросьте. На Вашем месте я бы устроил взбучку такую же, если не сильнее. Но, поверьте мне, я не ждал Вас. Я действительно живу в этом доме.
– Не оправдывайтесь. Теперь я знаю всё.
– Откуда?
– Милые женщины, с которыми Вы общались с утра – это же живой банк информации!
– Хм. Ну да!
– Итак, Вы принимаете мои извинения?
– Конечно, принимаю!
– Очень хорошо! Теперь, что бы Вы хотели узнать о нашей работе?
– Не знаю. В принципе, Ваша секретарша дала мне брошюру и показала папку с вырезками…
– «История в картинках»…
– Да-да. Её…
– Оттуда, действительно, можно было почерпнуть многое. В нескольких словах: наше агентство занимается охраной и транспортировкой. Как ценных грузов, так и людей. Думаю, будет лишним, если я скажу, что нам нужны люди, умеющие постоять не только за себя, но и за других. Защита объекта должна осуществляться любой ценой, даже если этой ценой будет собственное здоровье или даже жизнь. Завтра в десять утра – собрание претендентов на свободные места. Там я расскажу больше. Если заинтересуетесь, приходите. Зара скажет Вам, что иметь при себе.
– Спасибо. Я обдумаю это.
– Больше я ничем не могу Вам помочь. Разве что предложить горячий чай. Мы же с Вами оба – жертвы ливня, – Вика махнула рукой в направлении окна. – Который закончился, как только я зашла под крышу.
Ох, уж эта весенняя погода! Никогда не угадаешь, что она выдаст в следующий момент. На улице снова ярко светило солнце. Мокрые воробьи расселись по веткам. Они смешно распушились, подставляя промокшие перья тёплым лучам. Ещё смешнее было смотреть, как они отряхивались от падающих на них капель с веток и наклюнувшихся листиков.
– Спасибо за предложение, но мне нужно идти. Значит, завтра в десять утра? – Он пожал протянутую руку.
– Да, – неуверенно ответила Вика. – Не хочу показаться некорректной, но… У Вас кольцо на пальце. Обручальное или просто так?
Парень посмотрел как-то странно на кольцо:
– Обручальное.
– Вы женаты?
– И да, и нет, – сказал он после некоторой паузы, снова посмотрев на кольцо и смягчив заминку грустной полуулыбкой.
– В смысле? – Не поняла Виктория.
– Моя жена пропала без вести несколько лет назад. Я не знаю, жива ли она или её уже нет на свете.
– Боже мой! Простите, пожалуйста! Опять я показала себя не с лучшей стороны.
– Ничего, я уже привык…
Когда парень вышел из офиса, Вика всплеснула руками.
– Даже имя не спросила!
– Что такое? – Поинтересовалась Зара.
– Да вот… – Начала было оправдываться Вика. – Странный он.
– Ты о чём?
Виктория подошла к окну и распахнула его, кабинет наполнился запахом города после дождя. Она села на подоконник и закурила.
– Знаешь, у него на пальце кольцо. Жена его пропала несколько лет назад… А он всё носит его. Может она умерла, может уехала с другим… А он всё ещё хранит эту связь…
– Значит – любит, – Зара облокотилась на подоконник локтями и тоже подкурила сигарету. – Ты, кстати говоря, чего на него так уставилась, когда вошла? А?
– Хочешь, расскажу, как я с ним познакомилась? – Последнее слово Вика жестом заключила в кавычки.
– Ну-ка!
– Тогда слушай: вчера от Олега я пошла в магазин…
И Вика начала рассказывать вчерашнюю историю с этим парнем, стараясь как можно точнее повторить интонацию и жесты обеих сторон. Зара смотрела на неё и беззвучно смеялась. Потом началась история утра. Зара уронила, хохоча, голову на ладони, лишь только услышала про Анфису Григорьевну. Дело в том, что Вика некоторое время снимала у неё квартиру, и про эту строгую старушку знали в офисе все. В итоге рассказ дошёл до двери бюро. Зара, утирая слёзы смеха, и ещё похихикивая, хотела прокомментировать этот рассказ, но всё, что у неё получилось, это сказать:
– М-да…
– Вот тебе и «м-да»! Представляешь теперь моё состояние, когда я увидела его перед собой в кресле?
Зара снова засмеялась.
– Так вот почему он, когда «историю в картинках» листал, так на фотку какую-то уставился. Тебя, по всей видимости, заметил.
Теперь настала Викина очередь смеяться.
– Я думаю, у него состояние было не лучше. Представляешь, смотрит он на фото, а тут открывается дверь… – И подружки (одна не договорив, другая не дослушав) залились звонким смехом.
За стенкой послышались шаги.
– Так, смех на месте, значит, и его хозяйки должны быть здесь.
– Олег! – Воскликнула Зара. – Сто лет тебя не видела!
Друзья обнялись. Вика слезла с подоконника.
– Ну да, а спуститься ко мне – дальний и трудный путь.
– Ну, прости меня, пожалуйста! Чего зашёл? Чего принёс? Страх, как интересно, – посмотрела она с любопытством на яркий пакет в его руках.
– Ты поправиться боишься?
– Ой, что ж ты жуть такую спрашиваешь! Конечно, боюсь!
– Тогда это не для тебя. У меня рядом ларёк со свежей выпечкой открылся. С домашней не сравнится, но получше, чем во многих других местах. Они сегодня в продажу торты запустили, вот я и не удержался – купил «Наполеон», а он такой огромный…
На лице Зары была видна борьба между желанием и здравым смыслом. Всё-таки победило желание.
– Ну, от парочки маленьких кусочков «Наполеона» ещё никто не поправлялся. Пойду, поставлю чайник, – сказала она, выхватывая из рук Олега пакет, и деловито зашагала впереди.
Олег подмигнул «сестрёнке». Все друзья знали, что это был любимый торт Зары, и она никогда не могла заставить себя отказаться от него. Вика вместе с гостем последовала за секретаршей.
– Молодец, что зашёл! – Сказала она.
– Я же обещал. Да и всех вас я, правда, давно не видел. Давайте-ка я вам чайку сделаю.
Предложение было принято с радостью.

Минут через десять все вместе завтракали. Оказалось, что ребята ждали Вику, и ни у кого и макового зерна во рту с утра не было. Олега были рады видеть все. Не хватало только Вадима с Анжелой и Лены.
– А где же наш монстр тяжёлого рока? – Спросил Олег.
– Он Анжелке за букетом пошёл. Его уже все продавщицы в цветочном отделе знают. Он каждый вторник цветы покупает, – ответил Слава.
– Вот это мужчина, – в один голос сказали Зара и Света, укоризненно взглянув на своих бой-френдов. Герхард и Слава спрятались за чашками с чаем.
Вскоре в дверь вошли немного покрасневшая Анжела, Вадик, а за ними следовала Лена. Последняя, увидев Олега, замерла на месте, и щёки её зарделись. А потом всё снова было как всегда: все пили чай с «Наполеоном» и Лениными пирожками, шутили, обсуждали планы на лето. Только изредка кто-нибудь замечал, как двое из них встречались взглядами и тут же опускали глаза.

День прошёл так же быстро, как и все остальные. За окном потемнело, и Вика с Зарой уже собирались выходить, как в сумочке у Вики завибрировал телефон. В трубке был голос Анжелы. Говорила она очень тихо, почти шёпотом, будто боялась, что её кто-то услышит.
– Девчонки, посмотрите в окно. Встретимся у вашего выхода, – Анжела положила трубку.
Виктория и Зара пожали плечами, но в окно всё-таки выглянули. Посмотреть, действительно, стоило. По тротуару прогулочным шагом, что-то живо обсуждая, шли Олег и Лена. Олег улыбался своей добродушной улыбкой, а Лена постоянно поправляла волосы.
– Наконец-то! – Почти крикнула Вика.
Зара быстро выключила свет, и они обе выскочили на улицу. Анжела уже ждала их с милым букетом тюльпанов в руках.
– Видели?
– Видели, – хором ответили они.
– Ну-ка, признавайтесь: кто его надоумил? Я за свою подружку головой перед её мамой отвечаю.
– Никто его не надоумливал, – нахмурилась Зара, так как Анжела, говоря последние слова, странно на неё посмотрела.
– А что ты имеешь против Олега? – Отразила в свою очередь Анжелин взгляд Вика.
– Ничего я не имею против него. Просто мне интересно: сам он до этого дошёл или его к этому подтолкнули.
Зара вдохнула воздух, чтобы начать речь, но Вика опередила её.
– Я знаю больше, чем вы. Поэтому позвольте мне прояснить сие недоразумение. Нет, Олег не сам догадался до этого. Да, его к этому подтолкнули.
– Так и знала! – Махнула рукой Анжела.
– Подожди, я ещё не всё. А подтолкнула его к этому…
– Ты?
– Помолчи ты пять секунд! Нет, не я! Она сама и подтолкнула!
– Лена? Ну, подруга!
Виктория рассказала, как она вчера зашла к Олегу, как они пили чай с булочками, как он просил совета.
– Ну, раз так – добро. Тогда я за неё спокойна. Кстати, я Вадику сказала, что с вами доеду. Очень уж мне хотелось узнать, чем всё это закончится. Довезёте любопытную подружку до дому, до хаты?
– Так он что же за ней прямо в салон зашёл? – Удивилась Зара.
– Ну да. А как я, по-вашему, всё узнала.
– Вот молодец. Ты, кстати, с кем меньше боишься ехать: со мной или с Викусей?
– Да вы обе – сорвиголовы.
– Тогда поехали со мной. Во-первых, Вике крюк большой делать придётся. Во-вторых, скорость у меня всё-таки поменьше обычно.
Так, подсмеиваясь друг над дружкой, девушки дошли до машин.
Вика немного замёрзла за время разговора. Первым делом по приходу домой, она встала под тёплый душ и выпила горячего чая с мёдом. Она чувствовала какое-то удовлетворение в душе. Из-за Олега с Леной? Из-за того, что прощения попросила у этого парня? Как, интересно, его всё-таки зовут? Сколько спокойствия в его лице… Сколько грусти в его глазах… Что же творится в душе у человека, который любит, который потерял… Однако, засыпала она, думая совсем о других людях. Она думала об Олеге и Лене. Она улыбалась. С этой улыбкой она и уснула.

Утром в офисе собрались двенадцать незнакомых человек. Каждый из них был достоин пополнить ряды «Брони». У каждого были свои преимущества. Каждый считал привилегией вступить в ряды агентства. «Броня» считалась элитным охранным агентством. Хорошая зарплата плюс почёт и уважение – отличный комплект. Двенадцать человек, в числе которых были женщины, суетились, рассматривали брошюры и «историю в картинках», заполняли анкеты. Когда любопытство было утолено, а анкеты ровной стопкой лежали на столе у Виктории, «новобранцы» расселись в кресла. Настал час не только смотреть, но и слушать.
– Добрый день! Я рада приветствовать вас всех. Меня зовут Виктория. Я – директор «Брони». Не буду загружать вас долгой речью. Она будет состоять из двух частей. В первой я расскажу вам об устройстве и организации данного агентства, о том, что вы не могли узнать из брошюр и вырезок. А во второй – о правилах приёма в наши ряды. После этого вы сможете задать интересующие вас вопросы.
Итак, наше охранное агентство «Броня» состоит из двух слоёв, и внутри царит строгая иерархия. Есть слой, который включает в себя семь человек. Эти люди отвечают за работу агентства и курируют действия ещё десяти человек, которые составляют второй слой – так называемый «отряд Брони». Отряд – это физическая мощь нашего агентства. Люди, которые непосредственно участвуют в охранном деле. Однако это не означает, что, став частью отряда, вы не сможете стать частью курирующей группы. Доказывайте, что вы лучшие, но не шагайте по головам, и возможно вы станете восьмым человеком в первом слое. С ребятами из отряда вы сможете познакомиться позже – когда получите уведомление о принятии на работу. А с кураторами – вы видите их всех перед собой – я познакомлю вас прямо сейчас. Меня вы теперь знаете. Ещё раз повторю, что меня зовут Виктория. Обычно мы обращаемся друг к другу по именам, использовать отчества у нас как-то не принято. Ко мне можно обращаться по самым разным вопросам. Герхард – мастер по стрельбе и мой заместитель. Если невозможно найти меня – ищите его, он в курсе всех дел. Зара – мой секретарь. Иногда мне кажется, что она знает больше, чем мы с Герхардом. Вся информация проходит в первую очередь через неё. Светлана – мастер спорта по каратэ. Ключи от татами всегда при ней. Екатерина – следит за тем, чтобы все охранники были в отличной форме. Вадим – тоже следит за формой, но за той, которую мы надеваем перед выездом. Так же на нём висит ответственность за служебные машины. И последний, но не по значению – Вячеслав – наш программист. Гений компьютерной техники и электроники.
На задания отряд выезжает с одним или несколькими кураторами. Их количество и количество участников отряда зависит от сложности задания. Бывали случаи, что приходилось мобилизовать весь штаб во главе со мной, но без кураторов отряд не выезжает.
Это всё по первой части.
Что же касается второй, а именно правил приёма на работу, то могу сказать, что мы не будем испытывать вас в спортзале и на стрельбище. Того, что вы принесли сегодня, будет вполне достаточно. Сразу успокою вас, что мы не обращаем внимания на национальность и пол. И я очень рада, что вижу перед собой сейчас такую, извините: разношёрстную компанию. Между нами остался лишь один неоговоренный нюанс. Мы принимаем на работу теперь людей желательно холостых, так как наша работа неотделима от риска. Если же вы женаты или замужем, прошу вашу вторую половинку заполнить вот эту анкету, в которой будет отмечено, что он или она полностью осознаёт опасность сферы деятельности агентства и одобряет действия супруга или супруги. Естественно, страховка включена в договор. В случае получения травмы во время вызова, лечение проходит за счёт агентства. Если травма принесла какие-либо серьёзные осложнения, агентство поможет вам даже оформить группу по инвалидности. В случае, не дай Бог, вашей смерти на вызове, агентство обязуется обеспечить вашу семью посмертной страховкой. Но, надеюсь, таких случаев больше не будет. Итак, какие у вас будут ко мне вопросы?
Вопросов было не много. Некоторые обеспокоенно крутили головами, другие украдкой смотрели на дверь. Со стороны могло показаться, что пришедшие только что поняли, с чем решили связаться. Парень, которого Вика приняла за маньяка-недоучку, заметил вдруг нечто странное в глазах претендентов. Сначала он отогнал появившуюся догадку, но потом встретился взглядом с парнем напротив и понял, что был прав. Большинство сидящих БОЯЛИСЬ семь человек, стоящих перед ними.
Когда все утихли, Виктория попрощалась с ними до завтрашнего утра. Вскоре вышли и все кураторы, только Света осталась на месте. Она была как в воду опущенная. Заранее они договорились с Викой, что после собрания поговорят наедине. Света смотрела в след уходящей процессии. Последним шёл Герхард. У дверей он обернулся и грустно посмотрел на неё. Она в ответ грустно улыбнулась.
Вика этого не видела, она что-то бормотала себе под нос. Света, в свою очередь, не слышала, что бормотала Вика. Она смотрела на закрывшуюся дверь немигающим взглядом. Постепенно она начинала разбирать слова в бормотаниях подруги.
– Нет, ну ты слышала этого парня? «Моей жене не обязательно знать, где я работаю». Просто отпад! Зато, когда тебя грохнут на каком-нибудь тупом задании, твоя благоверная обязательно придёт и начнёт требовать с нас кругленькую сумму, якобы мы виноваты в смерти её единственного кормильца, а потом затаскает нас по судам, чтобы вывернуть всю нашу подноготную… Аррр!
Во время своего монолога Вика то снижала, то повышала голос, размахивала руками и гримасничала, что заставило Свету немного улыбнуться.
– Ты не возражаешь, если я покурю?
– Твой кабинет. Хочешь кури – хочешь не кури.
– Всё так плохо?
– Хуже, чем я думала. Я слышала тот разговор Герхарда с отцом. Знаешь чем плохо жить с немцем? Начинаешь понимать немецкий язык. Теперь я знаю, какого мнения обо мне его родитель.
– Причём тут это?! Герх любит тебя. И ни на какие сокровища мира не променяет эту любовь!
– Я не хочу, чтобы из-за меня Герхард поссорился с семьёй.
– Но против тебя только его отец, а не семья!
– А отец – это что не семья? И вообще не переворачивай мои мысли вверх ногами! Отец Герхарда пригрозил, что лишит его наследства, если он не порвёт со мной.
– Да не нужны Герхарду никакие наследства! Если бы он об этом думал, то давно бы свинтил «цурюк нах дойчланд»!
– Как бы то ни было, дело сделано: я предложила ему расстаться.
– Ты что?!! – Виктория поперхнулась от неожиданности и изумления.
Потом уронила голову на ладони и на мгновение замерла.
– Ой, дура…
– Я не хочу, чтобы из-за какой-то необразованной украинской простолюдинки, которая к тому же села на шею к глупому сыну, у этого самого сына были проблемы.
– Ой, Светка… Доведёте вы меня до ещё одного пучка седых волос. Ну, хоть скажи, что Герхард-то ответил?
– Пока ничего. Попросил меня хорошенько обдумать этот шаг.
– На это я и надеялась. Герхард в вашей паре – половина сперва думающая. В отличие от второй – думающей, как говориться опосля. Ну что ты этим добьёшься? Кому ты хорошо сделаешь? Себе? Нет! Ему? Два раза нет!
– По крайней мере, он будет свободен.
– По крайней мере… – Передразнила Вика подругу. – По крайней мере, тут два исхода: первый – он тебя не отпустит от себя и свободным не будет, второй – он отпустит тебя, но никогда больше никого не полюбит, будет одинок до конца своих дней, но отнюдь не свободен. Так как в его сердце будешь вечно ты. Лично мне больше нравится первый вариант. А тебе?
Света молчала. Она прикрыла глаза, и на щеку сползла слезинка. Вика обняла её, и Света разрыдалась на её плече.
– Ой, Викусь, как же я его люблю…
– Глупая моя Светулька. Ты любишь его, он любит тебя – это судьба. И ни с кем более, ежели ни друг с другом, вы оба счастливы не будете. А папаня побесится, побесится и перестанет. Вот родишь ему внука…
– Ну, ты загналась! – Вытирая слёзы, усмехнулась Света. – До этого ещё далеко.
– Мало ли… – Вика поймала на себе укоризненный взгляд. – Не важно. Важно сейчас то, чтобы ты доказала этому папаше, что ты не нахлебница и не сидишь, свесив ножки, на Герхардовой шее. Ферштейн?
– Ферштейн… – Вздохнула Света.
– А теперь пойди и успокой ребёнка. Даю голову на отсечение, что он сейчас всаживает очередную обойму в распотрошённую и без того мишень или колошматит несчастную «грушу», которая никак не поймёт в чём она провинилась.
К Свете снова вернулся её заливистый смех. Она крепко обняла Вику и чмокнула её в щёку.
– Спасибо тебе, Викусь! Что бы я без тебя делала?!
– Боюсь даже представить что!
Света вихрем унеслась искать Герхарда, а Вика ещё долго сидела и думала о них.

На следующий день к назначенному времени пришли всего лишь пять человек. Пришедшим было предложено подождать некоторое время в приёмной, чтобы узнать окончательный вердикт. Все кураторы собрались у Вики в кабинете. Одни изучали анкеты, другие сидели без дела, Слава проверял данные с помощью компьютера, а Вика ходила из угла в угол.
– Ребята, проверяйте всё как можно тщательней! Чует моё сердце – не оставят нас в покое после того раза, хоть мы и вовремя спохватились.
– Вик, их всего пять человек, я каждого уже запомнил в лицо и знаю их анкеты наизусть, – сетовал Вадим. – Я уже сейчас могу сказать, что одного мы не примем точно.
– Кого? – поинтересовалась Зара.
– Этого… Как его… А вот. Виктора.
– Ну, насчёт него мы все единогласны, – буркнул из-за монитора Слава.
– Это всё понятно. Отложите его сразу в сторону. А остальные?
– А остальных хоть всех принимай. Это уже твои заботы: кому «да», кому «нет», – откликнулась Катя.
– Не может быть, чтобы всё было так гладко! – Не унималась Вика. – Это же золотой момент, чтобы сделать нам какую-нибудь пакость.
– По-моему, ты слишком зациклилась на этом, – сказала Света, не поднимая головы с плеча Герхарда. Похоже, у них всё наладилось, и все вздохнули с облегчением.
– Неужели ты думаешь, что они нас будут сторожить всю жизнь! – Поддакнул ей Герхард.
– Зачем так долго? Всего лишь до первого промаха, – опять вставил Слава. – Который мы чуть сейчас не совершили.
– Я же говорила!!! Что там у тебя?
– Ребята, у кого анкета… э-э-э… Константина Смелы́х?
– У меня, – отозвалась Катя.
– Сколько там ему лет?
– Двадцать.
– Так вот. Нет никакого Константина Смелы́х двадцати лет. Нет такого номера паспорта вообще! Зато есть Костя Смелы́х семнадцати лет.
– Может просто тёзка-однофамилец… – Зевнул Вадим.
– Угу. И брат-близнец, – подтрунил над ним Слава. – Лицо-то одно и то же! Даже фото одинаковые! Будто бы парень один раз сфоткался и сразу сделал два паспорта. Ну, чтоб потом не менять.
– Вот из-за таких Смелы́х можно стать раньше времени седы́х! – Вика тяжело опустилась в кресло.
– Что-то ты стала часто о седине и старости упоминать! – Потягиваясь, заметила Света.
– Да ну вас всех… – Виктория глубоко вздохнула.
На некоторое время в кабинете воцарилась тишина. Её нарушало лишь жужжание системного блока у компьютера.
– Слава, – тихо сказала Вика. – А паспорт трудно подделать?
– Если у тебя в подвале стоит станок для печатания паспортов – нет… не трудно…
– Но семнадцатилетний пацан не мог этого сделать…
– Не мог.
– Значит, ему помогли?
– Угу.
Снова наступила тишина. И лишь Зара с некоторым испугом в голосе прошептала: «Вот вляпались бы…»
– Ладно, откладывайте этого умника. Придётся провести с ним беседу о том, что нехорошо обманывать взрослых.
– Ох, не поздоровится мальчику, – хихикнула Катя, уложив папку мошенника поверх уже отложенной. – А что там с другими?
– Ну, я держу сейчас в руках анкету девушки по имени Диана Йонг. – оживилась Света. – Двадцать шесть лет, чёрный пояс по дзюдо, кандидат в мастера спорта по карате-до и (что мне больше всего понравилось) мастер спорта по… кунг-фу!
– Ого! – Откликнулась хором вся команда.
– Это называется «знаю все анкеты наизусть»? – Посмотрела Вика на Вадима.
– Наверное, я эту пропустил.
– Ещё бы! Светка вцепилась в неё сразу и уже не отпустит, – усмехнулся Герхард. – А у меня Александр, извините, Данилович. Пятьдесят два года, военный в отставке, участник многих вооружённых конфликтов. Дальше продолжать?
– Не надо, – остановила его Вика. – Этих двоих…
– Троих… – Перебил её Слава. – У меня анкета некоего Валерия. Парень умеет и драться, и стрелять. Но это всё фигня! Главное, что у него высшее образование по специальности «информатика», плюс аспирантура. Вы как хотите, а я требую себе помощника! Иначе – астелависта, бейби!
– Ладно, ладно. Троих мы берём себе. Кто «за»? Единогласно. Давайте их по одному ко мне.

Первым вошёл молодой мужчина.
– Здравствуйте.
– Здравствуйте, – Виктория привстала, чтобы пожать протянутую руку. – Присаживайтесь. Вы…
– Виктор Серебрянский.
– Виктор Серебрянский, – пробормотала себе под нос Вика, перебирая анкеты. – А вот. В вашей анкете отмечено, что вы не женаты.
– Да это так.
– Но у вас есть ребёнок. Можно поинтересоваться об этом интимном вопросе?
– Конечно можно. Моя жена умерла от рака несколько недель назад.
– Примите мои соболезнования. И вы живёте вдвоём с сыном?
– Нет. Сын живёт у бабушки в другом городе.
– А вы не задумывались о том, что с такой опасной вашей работой он может остаться сиротой?
– Он не останется сиротой. У него будут замечательные бабушки и дед, которые сделают всё для него.
– Не всё. Они не заменят ему отца. Сколько ему лет?
– Двенадцать.
– А теперь подумайте сами: мальчик совсем недавно потерял маму. Вдруг он потеряет и вас? А срок жизни бабушек и дедушек ограничен. Кто потом поможет ему встать на ноги? Дяди? Тёти? Извините, но я не могу взять такой тяжёлый груз на душу. Вы нужны своему сыну… живой. Никакая страховка не заменит ребёнку (а тем более мальчику) отцовской заботы. Возьмите свою анкету. На память.
Мужчина взял анкету и несколько секунд смотрел на неё. Потом вдруг заглянул Вике в глаза пронзительным взглядом.
– Знаете, Виктория, про Вас говорят, что Вы бесчувственная фурия. Теперь я буду знать, что это враньё. Спасибо. Дай Вам Бог здоровья.
– Меня просто не стоит злить, Виктор. Пусть Ваш малыш растёт счастливым.
Они снова пожали друг другу руки, и мужчина вышел.
Второй была единственная девушка.
– Диана Йонг. Я так полагаю.
– Совершенно верно, – улыбнулась она.
– Ваши знания боевых искусств поражают. Как Вам удалось достигнуть всего за столь короткое время?
– Капелька терпения плюс упорные тренировки.
– Похвально. Что ж вы приняты на работу. Ваша анкета остаётся у нас. Когда Вы выйдете из кабинета, Светлана проводит Вас в спортзал, познакомит с правилами и покажет Ваш личный шкафчик. Удачи!
– Спасибо! – Диана просто не помещалась в радости и почти выбежала из кабинета. За стеной послышался смех и голос Светы.
Дверь снова открылась. Перед Викторией сидел тот самый Константин Смелы́х. Он действительно выглядел старше своих лет, Вика дала бы ему больше двадцати.
– Константин Смелы́х. Или Сме́лых? Как правильно?
– Ударение на второй слог – Смелы́х.
– Мммм… Интересная у Вас фамилия. Под стать её носителю… Не стыдно? – Виктория просверлила парня испытывающим взглядом.
– Что Вы имеете ввиду? Я не понимаю.
– Молодой человек, Вы нас уже чуть не обманули. Не пытайтесь делать это и сейчас. Я всё про Вас знаю.
– Что именно? – Парень выглядел опешившим.
– Ага. Значит это не единственный случай? Ладно, я знаю, что Вам не двадцать, а всего лишь семнадцать лет. Этого достаточно?
– Как… как Вы об этом узнали?
– Молодой человек, – улыбнулась Вика. – Нам постоянно кто-нибудь засовывает палки в колёса. Поэтому мы держим ушки на макушке. Я не буду читать Вам лекцию о том, что Вы могли сильно подставить нас, что это дело подсудное. Просто хотелось спросить: а о будущем Вы подумали? Я понимаю: мы – престижная компания, выигрышный вариант. Восторженные возгласы друзей: «Ух, ты! Ты работаешь в «Броне»! Круто!» Толпы девчонок… Не жизнь – малина! А если с тобой что-нибудь случится? Им всем будет наплевать! – Виктория перешла на «ты», потому что чувствовала перед собой ребёнка. – А о родителях ты подумал? Каково будет им?
– У меня нет родителей. Я – сирота.
– И поэтому ты решил, что жизнь никчёмна? Ты, кстати, со скольких лет один?
– С семи…
– Значит, прожив трудных десять лет (а я не сомневаюсь, что они были трудными для тебя), ты решил, что вся жизнь ничего не стоит. Ты не прав! Жить надо! Не существовать! Жить! Заканчивай школу, поступай в институт…
– У меня денег нет! А чтобы поступить в институт, нужно много денег! – Перебил её Костя.
– Кто тебе это сказал?
– Да все так говорят!
– Если так говорят все, это ещё не значит, что это правда! Без денег можно поступить. Я тебе это говорю. Нужно просто найти свою сферу. Ту, которая тебе нравится больше всего. И учиться… Не из-за «корочек». Не для того, чтобы каждый семестр получать повышенную стипендию. Нет! А для того, чтобы стать профи, лучшим в своём деле! Не хочешь учиться – иди в армию. Тоже школа жизни. Конечно, там нелегко. Дедовщина и всё такое. Но, по крайней мере, научат отбрыкиваться. А к нам нужно приходить с некоторым опытом «отбрыкивания», а не просто так с бухты-барахты.
– Вы просто пытаетесь себя обезопасить! После того, как убили того мужчину, который работал у вас. Про него все газеты писали, как его жена чуть было не вывела вас на чистую воду!
– Значит газеты… А то, что вместе с этим мужчиной был убит ещё один человек ты не читал?
– Нет. Там ничего такого не было написано.
– Вот именно! Журналисты про такое не пишут – это не интересно! – Вика откинулась на спинку кресла. – Не интересно… А в тот день у нас было два трупа. Этот мужчина и девушка. Девушка эта была старше тебя на пять лет. Она никогда не дорожила жизнью и не боялась смерти. Она умирала на руках у парня, который предложил ей руку и сердце, и которому два дня назад она сказала «да». И, знаешь, она не хотела умирать. Она плакала и кричала: «Не хочу!» Три пулевых ранения в лёгкие… Только чудо могло её спасти… Но чудо не свершилось… – С каждым новым словом голос Виктории становился всё тише и тише.
– Вы заявите на меня в полицию?
– Нет. Это не их ума дело. Держи свою анкету. Пообещай, что не выкинешь в ближайшую урну, но и хранить её не будешь. Лучше сожги этот кусок бумаги дотла.
У двери, уже взявшись за ручку, Костя обернулся.
– Спасибо и … простите меня.
– Не стоит. Только в следующий раз думай желательно головой, а не тем местом, на котором обычно сидят. Договорились?
– Договорились, – грустно хихикнул парень.

 
maria68Дата: Понедельник, 05.11.2012, 22:32 | Сообщение # 79
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
revilt, Рада, что есть люди, которые со мной согласны в этом вопросе)))

Добавлено (05.11.2012, 22:32)
---------------------------------------------
Александр Данилович оказался седоватым высоким мужчиной спортивного телосложения, весь его облик выдавал в нём бравого вояку.
– Александр Данилович…
– Вы ж говорили, что у вас не принято отчествами пользоваться! – Перебил её ветеран.
– Эээ… Если честно, мне воспитание не позволяет Вас называть просто по имени. Ваш жизненный путь почти в два раза длиннее моего. И заслуги перед страной гораздо значительней, чем мои. У меня язык не повернётся назвать Вас Александром.
– Спасибо. Приятно знать, что среди молодёжи есть люди, почитающие наши заслуги.
– Ну что ж, к делу? Документы у Вас в порядке, даже анкета от жены в порядке. Я задам Вам пару вопросов, если не возражаете.
– Не возражаю ни в коем случае!
– Вы прошли столько горячих точек. Я боюсь представить, какие испытания Вы пережили в этом аду. Почему же снова Вы решаете связать свою жизнь со стрельбой и битвами.
– Честно говоря, я больше ничего делать не умею. Меня в армию сразу из школы забрали (я в шестом классе два года отсидел). Служить на Кавказ попал. Захватил немного Чечню. Да там постоянно где-то стреляли. Так и остался там. А когда война между Грузией и Осетией началась, получил тяжёлое ранение, и меня отправили домой, да учиться было уже поздно. Ваше объявление нечаянно увидел и подумал, что хватит уже в подъездах лампочки вкручивать (я вот уже несколько лет работаю электриком), нужно заняться тем, что я умею лучше всего.
– Понятно. А Ваши дети. Они уже взрослые?
– Да. Давно уже на своих хлебах. Скоро стану дедом второй раз. Теперь у дочери будет сынишка. В прошлом году у сына тоже мальчик родился.
– Здорово! Не буду поздравлять Вас заранее – поздравлю, когда случится это дивное событие. Вы приняты на работу. Идите к Герхарду, он давно уже мечтает расспросить Вас о Вашем опыте.
– Вот спасибо! Кстати, раз уж не можете меня звать по имени, зовите дядей Сашей, дабы не нарушать вашу традицию общения без отчеств, – от этого мужчины веяло деревенской простотой, которую не утяжелили годы войны.
– Как скажете, дядя Саша.
Они засмеялись, и «дядя Саша» уступил место последнему претенденту.
На пороге стоял тот самый парень, которого Вика приняла за маньяка.
– Вот наконец-то мы и познакомились, Валерий. Рада снова видеть Вас.
– Приятно это слышать.
– Ну что могу Вам сказать. Вакансии охранников уже заняты, но я могу Вам предложить должность помощника нашего программиста. Это Вас устроит?
– Конечно! Это же моя специальность.
– Отлично! Я даю Вам две недели, чтобы освоиться на новом месте. Если всё будет хорошо, я закреплю Вас в штате как второго программиста. Нам его с недавних пор стало не хватать.
– Идёт.
– В приёмной Вас с нетерпением ждёт Слава. Он с радостью покажет Вам компьютерный кабинет и объяснит основные правила.
– Спасибо!
– Не за что! Добро пожаловать в команду!
«И всё-таки что-то с ним не так», – подумала Вика вслед новому программисту. – «Как-то странно он на меня смотрит. Надо бы с Анфисой Григорьевной о нём поговорить. Она-то мне всё про него расскажет».

Ближе к часу дня все кураторы снова собрались в приёмной. В основном слушали рассказы Светы, Герхарда и Славы о новеньких. Все трое были практически безупречны. Им нужно всего лишь освоиться, и всё будет отлично!
Сквозь гомон и смех звонок телефона услышали не сразу. Зара присела на краешек стола и прицыкнула на остальных.
– Охранное агентство «Броня». Добрый день! – Без запинки отчеканила она привычное приветствие.
В трубке громко возмущался мужской голос, но слов было не разобрать.
– Простите, но никакого заказа мы не получали. Успокойтесь, успокойтесь. Я проверю ещё раз, – Зара прижала трубку к уху плечом и проверила недавно пришедшие заказы. – Нет. На сегодня нет ничего.
Мужчина на том конце провода вовсе разбушевался.
– Давайте, я приму заказ прямо сейчас. Возможно, предыдущий задержался где-то в процессе передачи, – из трубки донеслось недовольное ворчание. – Итак, что за объект? Груз. Какой? Я понимаю, что ценный. Иначе бы Вы не обратились к нам… Извините, но мы не берёмся охранять груз, не зная, что он из себя представляет.
Голос в трубке был разъярён. Мужчина кричал настолько громко, что можно было расслышать пару фраз. Виктория уловила слова «обязаны», «бабла немерено», «туфта агентство ваше» и тому подобное. Зара посмотрела на неё, и шеф кивнула: соглашайся.
– Ну, хорошо. Я принимаю Ваш заказ. Где Вы находитесь? В порту. Ожидайте, группа вскоре прибудет. Подготовьте документы на груз для проверки.
Слава поднялся первый.
– Я так понимаю, мне идти за «агрегатом»?
– Да, – последовала его примеру Вика. – Герхард, Света, готовьтесь к выезду. Я с вами. Зара, карауль заказ. Отзвонись, как только что-то выяснится. Вадим, Катя, рации не выключать, быть готовыми выдвинуться по сигналу.
Команда «Брони» спустилась на цокольный этаж, где располагались тренировочный зал и обиталище «отряда». Появившаяся в дверях начальница заставила насторожиться работников.
– Что? Всё так плохо? – Взглянул исподлобья на кураторов лысый громила Серёга.
Сергей был одним из Катиных партнёров по бодибилдингу. Его шея была одной толщины с головой и плавно переходила в плечи.
– Пока что ничего не знаем, – Вика направилась к своему шкафчику.
– О, если шеф потянулся к своей дверце – быть беде! – С интонацией предсказателя продекламировал худой парень со стоящими торчком волосами.
Он твердил всем, что его прапрапрадедушка был французом, поэтому между собой в агентстве его звали на французский манер – Николя. Вику он порой раздражал, но, увы, Николя был незаменимым человеком.
– Ситуация такая: в порту нас ждут две фуры с ценным грузом. Заказчик говорит, что запрос на охрану был отправлен, но мы ничего не получали. Что за груз, он отказывается говорить. Возможно это ловушка.
Виктория говорила, не отрываясь от привычных сборов. Щёлкнул замок бронежилета, повис на бёдрах ремень для пистолетов. Магазины заполнены до отказа и вогнаны на свои места, два запасных с собой.
– С нами поедут Серёга, Артур, Полина и.. ох, и ты, Николя. Вдруг там груз заминирован. Остальным быть на ходу, чтобы сорваться с места без помех.
Директор «Брони» набросила сверху рабочий потёртый кожаный плащ и повела группу к машинам. Вскоре по улице города неслись два чёрных внедорожника с эмблемой агентства на дверях.

Мужчина нервничал, теребил папку в руках, оглядывался по сторонам и чуть ли не побежал наперерез машинам «Брони».
– Добрый день. Меня зовут Виктория. Я – директор охранного агентства, в которое Вы звонили. Ваш заказ показался нам подозрительным, – как всегда напрямую выдала Вика. – Извините, если это не так. Нам придётся проверить документы и провести досмотр груза.
Весь вид молодой женщины и тон, с которым она произнесла каждую фразу, говорили о том, что она не спрашивает разрешения, а просто ставит перед фактом, как она собирается поступить. Слава занялся с документами. Света, взяв с собой Николя и Полину – женщину с волосами, окрашенными в неестественный ярко-рыжий цвет, отправилась к фурам.
– Осторожней там! – Крикнул им вдогонку заказчик.
Неопытный человек мог подумать, что оставшиеся без дел Серёга, Артур и Герхард просто бродили около машин. Однако зоркие глаза бывалых охранников не оставили без внимания ни один закоулок, где могла бы спрятаться подмога.
– Документы в порядке, – наконец кивнул программист.
Вернулись и осмотрщики, на их лицах были глупые улыбки.
– Что там? – Спросила Вика.
– Потом расскажу, – отмахнулась Света. – Поехали быстрей.
Заказчик облегчённо выдохнул и стал поторапливать водителей фур. Охранники двинулись вслед за ними: одна машина впереди, друга позади. В зависимости от потока машин и дороги чёрные внедорожники меняли своё положение, мешая другим автомобилям приблизиться к фурам. Виктория сидела, как на иголках, сгорая от любопытства. Как назло все, кто знал о грузе ехали в другом авто. Всё-таки она не выдержала и включила громкую связь
– Света, скажи, что там было? Я же сгорю от любопытства. И куда мы вообще едем?
– В зоопарк мы едем, – хихикнула девушка.
– У нас нет зоопарка.
– Скоро будет. Там первая партия животных.
– Ах, вот оно что!

Над коваными воротами пока что висело только «Зооп». Остальные буквы ждали своей очереди на складе. Сегодня не то них: нужно распределить животных, проконтролировать их переселение на новые места. Директор будущего зоопарка – маленькая пухленькая женщина – потирала руки от нетерпения увидеть своих питомцев.
Тоги упали с фур. На лица присутствующих заиграли улыбки. Слонёнок пытался просунуть хобот через узкую решётку своей клетки. Жались друг к другу волчата. Свернувшись клубочком, спали тигрята. Фырчала стреноженная молодая зебра. Поднимали хохолки разноцветные попугаи. Раскатистый рык взрослого льва заставил всех оторваться от созерцания братьев меньших. Директор зоопарка затараторила, отдавая поручения.
В кармане плаща завибрировал телефон.
– Заказ пришёл, – отчиталась Зара. – Я связалась с компанией – у них сбой в сети был.
– Спасибо, родная. Дай отбой ребятам. Мы уже закончили.
К Виктории подошёл звонивший мужчина.
– Вы уж простите, что я так грубо общался. Человек я простой, а груз серьёзный. Да ещё какие-то типы там, в порту, ходили, будто высматривали чего-то. Вот нервы и сдали. Ну, согласитесь: не орать же мне на весь порт, что у меня за груз.
Вика согласилась. В этом городе нельзя громко говорить о том, что у тебя есть что-то ценное. Тем более, если этого ценного две неохраняемые фуры.
Пора было возвращаться на базу. На прощание она почесала за ухом сонного тигрёнка и добавила это неизгладимое впечатление в свою маленькую копилку приятных воспоминаний.

Рассказ о пушистом грузе поднял настроение всем в офисе. По дороге домой Виктория вспоминала плюшевую шкурку маленького тигра под её ладонью. Бесконечные светофоры удлиняли путь. На одной из автобусных остановок, рядом с которой она остановилась, чтобы пропустить пешеходов, Вика заметила знакомую фигуру. Она опустила стекло.
– Анфиса Григорьевна! Садитесь ко мне, я Вас подвезу!
В пассажирском кресле вмиг оказалась пожилая женщина с тонкими, вечно поджатыми губами, и прищуренными выцветшими глазами, которые, наверное, когда-то были голубыми. Она слегка подпрыгивала на сиденье и повторяла: «Ой, как удобно! Как дома перед телевизором».
– Анфиса Григорьевна, Вы пристёгивайтесь. Там на перекрёстке должны пост уже выставить.
– Дык, неужели они тебя останавливают?
– Остановят, если правила нарушу.
– Ой, да ладно! Ты ж личность-то неприкосновенная.
– Была неприкосновенная, а теперь нужно придерживаться общих правил.
– Ага, знаем мы эту комедию, – махнула рукой старушка. – Ваши отношения с полицией очень театральную пьесу напоминают.
– Ну да. Тогда будьте любезны – поддержите нашу игру и накиньте ремешок.
Анфиса Григорьевна хмыкнула, но замок пояса безопасности всё-таки щёлкнул. Вывески замелькали по обеим сторонам от внедорожника. На первом же перекрёстке и правда стояла патрульная машина. Работники инспекции ходили туда-сюда со скучающим взглядом и заразительно зевали. Вика без боязни пронеслась мимо них.
Старушка всю дорогу жаловалась на здоровье, маленькую пенсию, соседей сверху. Досталось и правительству во главе с президентом, а также полиции, бандитам и, конечно же, непутёвому сыну, который живёт где-то там и только шлёт денежные переводы, а сам не приезжает. Потом разговор резко перепрыгнул на Викину работу. Как идут дела? Что делают? Законно ли всё? Директор «Брони» даже пожалела, что связалась со своей бывшей хозяйкой.
– Кстати, Анфиса Григорьевна, пришёл к нам на работу новый человечек. И случайно я узнала, что он у Вас комнату снимает. Как же его зовут? – Она сделала вид, что вспоминает имя.
– Валерий? – Подсказала старушка.
– Да, точно. Простите, конечно, но не Ваш это тип квартирантов.
– Ох, Викочка, я тебя уже не раз вспомнила после того, как вся эта история приключилась. Сколько раз мы с тобой спорили об этих твоих волосатиках. А теперь вот признаюсь я тебе: «Права ты была».
– Что же такое страшное приключилось, что Вы переменили свою точку зрения?
– Дык, чуть не погибла я!
Вика едва успела затормозить перед светофором.
– Как так?
– А вот так. Дело было на нашем переходе. Стою я (только что с автобуса сошла), в руках пакеты с продуктами, жду зелёный свет. Рядом парень встал. Ну, такой, с которыми ты постоянно водилась. Патлы по плечи, куртка вся в железяках. Зелёный загорелся, и я пошла. Тут меня сзади кто-то за пальто как дёрнет, я так назад и полетела, аж пакет один выронила. Ну, думаю, сейчас развернусь и этому хулигану всё выскажу. В этот самый миг сантиметрах в пяти от меня пронеслась машина. Просто «Вжих!», и нет её. Свернула и исчезла за поворотом. Смотрю я на пакет, который из рук выронила, а он в лепёшку раскатан. Если бы не тот, кто меня дёрнул, была бы и я рядом с ним. Обернулась, а это тот самый – патлатый. Он меня к лавочке на остановке отвёл, воды дал попить. Я, когда успокоилась, всё у него расспросила. Он шёл в наш район квартиру смотреть в соседнем с нами доме. Но я решила – нет. Комната у меня пустует, квартирантов я давно не пускаю. Помогал бы мне он с коммунальными и всё, так он ни в какую. Так и берёт продукты за свои. Очень хороший парень. Я довольна им.
– Интересна история. Прямо фильм снимать можно, – прокомментировала Вика. – А что же? Этого лихача, который Вас чуть не сбил, так и не нашли?
– Я отнесла заявление в полицию. Только там надо мной посмеялись. Я ведь ни марку автомобиля не заметила, ни номера. Цвет только мелькнул: то ли жёлтый, то ли золотой. Но точно иномарка была – мотор работал так тихо-тихо.
Виктория кивнула, соглашаясь, что этих улик мало для полицейских. Но она-то не полицейская…
За время разговора внедорожник преодолел расстояние от остановки до двора их дома.
– Ты, Викочка, последи там за Валерой. Чтоб в целости и сохранности был.
– Да Вы не волнуйтесь. Он не охранником числится, а по профессии своей принят – вторым программистом.
– Это в помощники к тому вечно взъерошенному что ли?
– Ага. Ну, удачи Вам и здоровьица побольше.
– Ой, спасибо. И себя ты береги, сорвиголова.
Любопытные соседки проводили Анфису Григорьевну взглядами до дверей подъезда и, не теряя ни минуты, зашушукались на новую тему.

Весенние деньки медленно текли сквозь пелену солнечных лучей и капель дождя. Ещё в конце марта парки покрылись дымкой, а теперь маленькие блестящие листочки украшали ветви.
Валера со вздохом открыл дверь «Колизея». Уходить с улицы не хотелось. Радовало то, что он шёл на работу, которая ему действительно нравилась. Он быстро влился в коллектив и особенно сдружился со Славой и Вадимом.
– Доброе утро! – Вошёл он в компьютерный кабинет и бросил сумку на свой стул.
– Угу, – откликнулся Славик и подал руку через плечо, не оборачиваясь.
Поначалу такое приветствие несколько смущало, даже обжало парня, но потом он понял: если Слава работает с компьютером, по-другому он реагировать не может. Сейчас на мониторе курсор двигал карту города.
– Это что?
– М? А! Это? Да вот смотрю самую короткую дорогу до центра от аэропорта. Программу запустил, а она такое выдала – пьяный байкер не проедет. Свою писать влом. Пока что. Вот смотрю вручную.
– Понятно. А здесь?
– Там ремонт моста.
– А этот?
– Опасный путь. Засаду легко сделать. Уже ездили, знаем.
Валера кивнул: понятно, мол.
– Блин, аж голова разболелась. Надо будет прогу настрочить. Кофе будешь?
– Нет, спасибо.
– Тогда сгоняй-ка вот с этими бумажками в спортзал, отдай их Вике. Утром сегодня пришли.
С кипой листов в руках Валера спустился на цокольный этаж. В этой части «Колизея» располагались в основном кабинеты с «кружками» разных направлений. Некоторые закрепились тут основательно, но в основном таблички на дверях менялись со скоростью одна в неделю. Выбрать себе занятие по душе тут было из чего. «Школа кулинарии для холостяков» – местный старожил. «Освойте компьютер за неделю! (Для людей от 60 лет)» – что-то новенькое. «Вам нечего делать дома? Приходите к нам! Нам тоже делать нечего». В конце последней фразы стоял смайлик, Валера хохотнул.
Спортзал, принадлежащий «Броне», найти было никогда не сложно. Эхо гулких ударов гуляло по коридору. Эти удары наверняка принадлежали Кате. Посланник перешагнул порог. Так и есть. Девушка работала с длинной грушей, вкладывая в мощные атаки всю силу. Если бы на месте груши сейчас был человек, его печень и селезёнка дано превратились бы в кисель.
Недалеко от входа стоял Герхард с полотенцем на плечах.
– Доброе утро! – Поздоровался Валера.
– Морген, – ответил заместитель директора по немецкой привычке и пожал протянутую руку.
– Слава послал меня сюда вот с этим, – он протянул немцу документы. – Утром пришли.
Пока Герхард изучал написанное, Валера осмотрелся вокруг. Картина была весьма привычная. Катя усиленно молотила по груше, Вадим показывал новичкам приём с силовым захватом, ребята из «отряда» отрабатывали удары на грушах-макиварах. Герхард, похоже, только что стоял на месте Катерины – его костяшки кулаков покраснели, а со лба стекал пот.
Взгляд его привлекло татами. На нём стояли Света и Вика. Валера был здесь много раз, но ещё ни разу не видел своего шефа в действии. Говорили, что Света и Герхард выкладываются на всю только в спаррингах с ней.
– Это Вика пусть сама разбирается, – вернул немец документы посланнику.
– Угу, – рассеянно ответил тот.
– Первый раз видишь их бой?
– Да.
– Тогда подойди поближе. Там есть на что посмотреть.
Соперницы были в тренировочных костюмах и босиком, волосы тщательно забраны, чтобы не мешать. В таком виде своего шефа Валера ни разу не видел, он невольно задержал внимание на Вике.
Подружки улыбнулись друг другу и приняли боевые стойки. Света напала первая. Мощные удары кулаками, которых никак не ожидалось от хрупкой на вид блондинки, посыпались с разных сторон на директора «Брони». Вика работала в основном раскрытой ладонью, то блокируя удар, то просто отводя его в сторону. Для атаки она пару раз использовала основание ладони и её ребро. Все контратаки были молниеносными и сильными. Валера никак не мог понять, почему она не идёт в наступление.
Света попыталась ударить коленом в живот, но улар встретили сомкнутые запястья соперницы. От соударения блондинка чуть отшатнулась назад и раскрылась. Прямой удар ногой устремился ей прямо в грудь. Шаг в сторону, резким движением руки отбила Викину атаку, но та ни на секунду не остановилась. Вторая нога пробила с разворота и… была поймана. Света хихикнула и дёрнула пленённую конечность на себя. Директор «Брони» негромко охнула и села в шпагат. Круговая подсечка, но Света легко перепрыгнула через неё. Вика была уже на ногах и пошла в наступление. Удары ногами – сильные и быстрые – сталкивались с жёсткими блоками блондинки. Вдруг Виктория и её оппонентка нанесли одновременные удары. И обе попали. Кулак Светы пробил хук в челюсть, и сама она получила боковой ногой по голове от Вики.
– И так всегда, – вздохнул Герхард. – Ещё ни разу кто-то из них не победил.
– Они равны по силе и мастерству, – предположил второй программист.
– Точно.
Подруги поклонились, благодаря друг друга за поединок, и сошли с татами, потирая ноющие челюсти.
– Доброе утро, Валера. Как тебе наше представление?
– У меня слов нет описать. Я такое видел только в фильмах о шаолиньских монахах.
– Ну, нам до великих мастеров далеко, – Виктория покосилась на усеянные мелкими буквами листы.
– Ах, да. Это вот утром пришло.
– А день так спокойно начинался… – Приняла она документы. – Кстати! Все внимание! Сегодня особенный день! Судя по вашим лицам, вы не помните, а некоторые и вовсе не знают, но: сегодня день рождения нашего агентства! Ура!
– Ура!!! – Завибрировали в воздухе дружные возгласы.
– Я решила сделать вам всем подарок, – Вика подошла к картонной коробке, которая до сих пор стояла незамеченной в углу спортзала. – Да и себе заодно.
Шеф «Брони» извлекла из коробки чёрную ткань и развернула её. В руках у неё оказалась майка-футболка, на груди которой красовалась эмблема агентства.
– Класс! – Выкрикнул кто-то.
– Нравится? Мне тоже. Подходите, тут на всех хватит, – Вика достала одну и протянула её Валере. – Это твоя. Добро пожаловать в команду.
– Спасибо.
– Я возьму ещё Заре и Славику. Сегодня сокращённый день! Если, конечно, не нагрянет какой-нибудь внезапный вызов.
– Шефу гип-гип ура! – Гаркнул Николя.
– Гип-гип ура!! – Поддержали его все остальные.
– Ха-ха, пока всем, чудики!
Смыв с себя усталость после тренировки в душевой, Виктория поднялась в кабинет. Зара встретила её криком: «С днём рожденья!» А к концу дня тут собрались уже все кураторы.
– Кстати, Викусь! – Вдруг вспомнила секретарша. – Я нашла машинку по твоему описанию. Вот её номер.
Вика взяла бумажку-стикер.
– Что за машина? – Перегнулась через её плечо Света.
– Да урод какой-то чуть Анфису Григорьевну не сбил и скрылся, не остановившись. Надо будет заглянуть на днях. Поговорить. Объяснить, что так делать нельзя, – в голосе её промелькнули нотки, от которых у многих по спине разбегались мурашки. – Поможешь? – Взглянула она на Герхарда.
Немец очаровательно улыбнулся, в голубых глазах сверкнул дьявольский огонёк.
– Какие вопросы, подруга.

Дождь начался внезапно и щедро поливал тротуары и проезжую часть. Валера какое-то время стоял под крышей на остановке, но потом пустил на своё место промокшую девочку лет двенадцати. Сам он накинул капюшон и слушал музыку через наушники. Завибрировал мобильный, и он удивлённо посмотрел на дисплей.
– Да, Виктория, я Вас слушаю.
– Ты лучше не слушай, а посмотри.
Валера оглянулся. У обочины стоял внедорожник шефа. Он неуверенно подошёл к автомобилю.
– Ну, чего стоишь? Садись давай?
– Я ведь весь мокрый.
– Вот именно. Не хватало, чтобы ты заболел. Я только Славика в отпуск собралась отправить.
Валера пожал плечами и сел в пассажирское кресло.
– Я тут подумала, – начала Вика, включая тёплый воздух. – Мы же в одном дворе живём. Чего ты катаешься? Давай я тебя подвозить буду.
– Да ладно Вам, – смущённо улыбнулся Валера и нечаянно дёрнул наушники так, что они выскочили из гнезда.
…wherever, wherever you are
Iron Maiden gonna get you
No matter how far…
Он поспешил выключить звук.
– Любишь старичков? – Скосила на него глаза Виктория.
– Да, старый металл мне нравится больше. А Вы не очень похожи на любителя рок-н-ролла.
– Неужто? Потому что на мне нет косухи, цепей и татуировок? И хватит уже меня на «Вы» звать. Не люблю я этого. Сразу же старушкой себя чувствую.
– Ну, Вы… – Он осёкся под взглядом Виктории. – В смысле: ты вроде как шеф.
– И что? С твоими способностями ты можешь выбиться в кураторы, а мы все свои и друг в друга только «тыкаем».
Они подъехали к железнодорожному переезду. Чёрно-белый шлагбаум опускался, семафор подмигивал то одним, то другим круглым глазом. По рельсам застучали колеса поезда.
– Люблю поезда, – почему-то вырвалось у Валеры. – В купе всегда такой особенный уют. Не такой, как дома, но приятный.
– А я их не люблю, – Вика приоткрыла окошко и закурила.
– Почему?
– Не знаю. Если честно, никогда в них не ездила. Просто какое-то чувство внутри… Не приятно рядом находиться. Даже когда вагоны проверять приходится, я не захожу.
– Может Вас… эээ… тебя в детстве напугали? Такое бывает.
– Может. Я не знаю.
– В смысле: «не помню»?
– Нет, в смысле: «не знаю». У меня в памяти сохранились только последние пять лет, а до этого ничего, только маленькие кусочки прошлого.
Вика вздохнула и, улыбаясь, посмотрела на попутчика.
– Как в мексиканском сериале. Да?
– Ага. Виктория, я давно хотел спросить. Этот случай, после которого «Броню» протащили по всем СМИ…
– И ты туда же, – проворчала она. – Зайди в интернет, там всё подробно описано.
– Я не уверен, что это правда.
– Хм. Умный парень. Если вкратце: у нас был серьёзный заказ. Мы ехали из аэропорта в центр. Здесь на дороге одно местечко – там очень близко к дороге деревья растут. Ну и устроили нам засаду. Внезапно прямо перед первой машиной упало дерево, и начался обстрел. Груз мы отстояли, но два работника «Брони» были убиты. Твой тёзка Валерий сорока лет от роду и Наталья – невеста Олега из автосервиса.
Валера кивнул. Он подружился с Олегом. Неразговорчивый автомеханик каким-то образом расположил его к себе. Буквально через несколько дней они общались как старые знакомые.
– Жена Валерия, – продолжала Вика. – Оказалась той ещё стервой. Она была младше его лет на десять. Он полностью её обеспечивал. Посмертной страховкой она осталась недовольна и решила выбить из нас побольше. Правда мир не без добрых людей, и нам вовремя сообщили, что под нас копают. То, что кураторы «Брони» когда-то входили в так называемый Дон-клан знают все в городе…
– Дон-клан? – Перебил её Валера.
– Так газетчики именовали одну мафиозную группу, которой руководил человек по прозвищу Дон.
– Мафиозная? То есть «Броня» – бывшие преступники?
– Ой, ты только не горячись так сразу. История этого города не очень длинная, но весьма неоднозначная. Да, мы были в какой-то мере преступниками, но эти времена миновали. С правоохранительными органами у нас всё замётано, они всё равно не могут справиться сами. Мы делали вид, будто прошлого не существует. Об этом все знали, но официально про это никто не говорил. Все доказательства наших связей с преступностью были надёжно спрятаны. Но эта дамочка – жена убитого – докопалась-таки до дна. Такие отколовшиеся группы как наша до сих пор держат город, но есть люди, которые хотят сместить нас и занять тёпленькое место. Вот до них-то эта стерва и дошла.
Валерий слушал её, что называется, вполуха. Привыкший думать мозг сравнивал данную информацию с тем, что он почерпнул на просторах всемирной сети. Но то, что он уже знал, больше походило на какую-то преступную утопию из американских комиксов. И теперь оказывается, что это правда?
– Бедный Славик, – Вика снова подкурила сигарету. – Ему пришлось в кратчайшие сроки отыскать все имеющиеся на нас компроматы, уничтожить их или исправить на более безобидные. Он дневал и ночевал в офисе.
– Вы выиграли судебный процесс?
– А ты сомневался? Славик спец в своём деле. Если берётся – значит сделает.
– Похоже, что в этом городе не всё так просто… – Тихо заметил Валера.
– Ты даже не представляешь на сколько.
– Ну вот: в газетах одно, в интернете другое… А где правда?
– Может, я смогу рассказать её?
– М-может быть…
– У тебя, кажется, завтра тоже выходной. Вот и давай встретимся утром. Не очень рано – часиков в десять. Я покажу тебе город и расскажу всё, что о нём знаю.
– Хорошо.
Внедорожник остановился во дворе.
– До завтра, – неуверенно попрощался Валерий.
– Пока!
Войдя в свою комнату, он первым делом включил компьютер. Когда на стареньком мониторе засветилась жёлто-белая панель Яндекса, он вызвал сенсорную клавиатуру и ввёл в поисковую строку: Дон-клан.
Одна за одной разворачивались страницы. Хорошее и плохое сплеталось в единое целое. На фотографиях чаще всего фигурировал мужчина в светлом костюме и шляпе. На более поздних снимках к образу классического мафиози прибавилась стильная трость. Ещё чуть позже за ним неотступно следовали двое. Парень и девушка. Их не возможно было спутать с кем-нибудь ещё. Герхард всегда оставался верен своему стилю, а Вику было легко узнать по её белой пряди в волосах. Они были личными телохранителями самого Дона.
Заголовки пестрели, сбивая с толку, путая мысли. «Лидер Дон-клана обзавёлся Фурией». «После удара током Фурия сверкает, как молния в ночном небе». «Ночная Молния и Граф снова спасли своего босса! Где же они были раньше?» Валера нашёл информацию и про других кураторов «Брони». Как и другие статьи, связанные с этим городом, эта информация казалась выдумкой. Что правда, а что нет? Не понятно. Это может прояснить завтра Виктория, но скажет ли она правду?
При мысли о прогулке со своим начальником у него ёкнуло в сердце. Валера выключил компьютер и упал лицом в подушку. «Будь, что будет, – думал он. – Пока что они не показывали себя с тёмной стороны».
Он улыбнулся, вспоминая спор со своим другом.
– Да прекрати ты витать в своих белоснежных облаках! – Так говорил его друг. – Людей не возможно поделить на добрых и злых. И того, и другого в нас намешано.
«Эх, Санёк, как же ты был прав», – мысленно согласился с ним Валера.
Он снова вспомнил Викторию. Ночная молния. Сверкающая белая полоса на чёрном небе. Очень говорящее прозвище.
Перед его глазами вдруг предстала совсем другая девушка. Смешливая, застенчивая, любящая мечтать, умеющая радоваться мелочам. На ней были джинсовые шорты и белая майка-футболка. Она махала рукой из вагона поезда… не ему. А поезд уходил в какую-то непонятную темноту. Он вдруг сорвался вперёд за вагоном.
– Прости! Прости меня! – Кричал его голос.
Но она не смотрела на него. Она махала кому-то рукой…

 
maria68Дата: Понедельник, 05.11.2012, 22:50 | Сообщение # 80
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
revilt, дааа, я монстрЬ evil

Если Вам поможет: я сейчас редактирую эти почти шестьсот страниц bash


Сообщение отредактировал maria68 - Понедельник, 05.11.2012, 22:51
 
maria68Дата: Вторник, 06.11.2012, 00:43 | Сообщение # 81
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
revilt, мерси))

Добавлено (06.11.2012, 00:43)
---------------------------------------------
Валера распахнул глаза. Сердце его колотилось, будто он и впрямь только что бежал за поездом. Он лежал, не шевелясь, и глядел в потолок. Скупая мужская слеза скатилась из уголка глаза на подушку.
– Ксюша, прости меня… – Прошептал он и невольно тронул кольцо на безымянном пальце.
Времени было почти восемь утра. Сон больше не шёл, а потому Валера уселся перед компьютером. На мониторе раскрылось маленькое окошко программы. Стерев надпись New file – название по умолчанию, он уверенно ввёл другое: ShortWayEditor. Работа поможет ему отвлечься.
Когда сработал таймер, Валера быстро оделся и вышел на улицу, по пути пожелав доброго утра своей хозяйке и выслушав от неё нотацию, что за «компутэром» всю ночь сидеть вредно. Погода на улице была в противоположность его настроению солнечная и тёплая. Нервно вышагивая около подъезда Вики, он оборачивался на каждый стук двери. В душе дрожало и щекотало волнение. И не только от того, что он идёт на прогулку с преступницей, но она ещё была и его начальницей.
– О чём задумался, детина? – Раздался Викин голос.
Валера обернулся. Она стояла в паре шагов от него и подкуривала сигарету. Потёртые джинсы, кожаная куртка, кеды, сумка через плечо и распущенные волосы никак не вязались у него с образом женщины, сидящей в своём кабинете.
– Алё! Небо, я Земля! Как слышишь меня? Приём!
– Ох, извини. Непривычно видеть тебя вот так.
– Привыкай, – отмахнулась Вика. – Я спрашивала: куда пойдём?
– Не знаю. Ты тут босс. Так что предлагай.
– Пф. Ну ты сказал! Ладно, пойдём-ка в парк. Погода сегодня замечательная, чего ради портить приятное ощущение весны давкой в центре города.
– А что? Парк не в центре?
– Не-а. Тут ходьбы до него минут десять-пятнадцать.
Всю дорогу до парка они болтали о том, о сём, не касаясь обещанных разъяснений насчёт города.
Парк был ещё молодой, с аллеями тонких лип. Он пролёг по берегу небольшого искусственно созданного озера. Золотистые солнечные лучи просвечивали сквозь новенькие листочки, оставляя на чисто выметенных дорожках зеленоватую мозаику. Через несколько недель городская пыль доберётся и сюда, а пока что листочки блестели, будто покрытые лаком.
– Странный всё-таки этот город, – оглянулся вокруг Валера. – Вроде бы развитый и продвинутый, а парк совсем новый, и зоопарк только недавно решили сделать.
– Мне сказали, что ещё подыскивают место для музея. Будет здорово.
– Вот как! Откуда вообще появился город? Не было ведь!
– О его рождении ходят много легенд. Мне больше всего нравится та, где говорится, что, когда прогремела новость, будто в две тысяча двенадцатом году будет конец света, некоторые богатенькие дяденьки и тётеньки вдруг задумались о своей душе. И решили сообща сделать что-нибудь полезное. Они построили оздоровительный комплекс для детей. Он и сейчас стоит на холмах за городом, теперь он, правда, не только для детей, но доступный многим. Но вначале он был абсолютно бесплатный. У подножия холмов раскинулся парк аттракционом всё с тем же свободным входом. И комплекс, и парк заработали себе отличную репутацию. Потом минул роковой год, и дяденьки с тётеньками подарили город стране. Потому и называется он Дароградом. Людей стало сюда приезжать всё больше и больше. Сначала обслуживать комплекс и парк, потом обслуживать тех, кто обслуживал комплекс и парк, и так далее. В общем город рос, обрастал всем тем, что нужно городу. И вот он – наш Мегас!
– Мегас?
– Мы его в шутку называли Мегаполисом. Ну, знаешь, как в старых фантастических фильмах. Огромный город-страна или город-планета, город-мечта обязательно имел имя Мегаполис. А потом просто сократили, как Лас-Вегас. Типа, Вегас – Мегас.
– Интересно. Ты сказала, что это легенда. Значит, на самом деле город возник не так?
– Валер, разуй глаза! Тут же на лицо явное отмывание денег. Причём по крупному. Почему о Дарограде до последнего не было известно? Почему никак не вмешивалось правительство? Почему этот город был и остаётся пристанищем для преступников, неформальных личностей и просто тех, кто не хочет жить в обыкновенном мире? – Вика нарисовала в воздухе кавычки. – Город создали преступники. Собрали его, как монстра Франкенштейна из кусочков. Вдохнули в него жизнь и начали шлифовать. Шлифовали, шлифовали, удаляли ненужное. И до сих пор шлифуют. По-моему, неплохо получается.
Она обвела рукой парк.
– Да, неплохо. Тогда давай, рассказывай, что такое на самом деле ваш Мегас? Криминальная утопия или на хорошо завуалированная антиутопия?
– Ладно. Давай присядем на скамейку. С чего же начать историю? Я знаю её лишь с чужих слов. Я ведь не стояла у истоков. В общем, началось всё с того, что…

Небольшой городок Дароград возник на карте совершенно внезапно. Охочие до власти попытались туда сунуться, но потерпели фиаско. Оказалось, что правящие роли там чётко расписаны, и прорваться сквозь эту структуру ну никак не получалось. У руля власти, в правоохранительных организациях стояли люди с безупречным прошлым и настоящим. Прекрасная маска для тех, кто правил здесь на самом деле. Несколько ничем не примечательных криминальных группировок вдруг обрели огромное влияние. Весь город был поделен на территории, площадь которых была прямо пропорциональна мощи, что имелась у курирующей её группировки. На каждой территории были свои законы, они сообщались, но не влезали в дела соседей. Исключения составляли лишь те случаи, когда сами жители просили о помощи. Тогда группировки объединялись и выступали против нарушителей собственных правил.


Сообщение отредактировал maria68 - Вторник, 18.12.2012, 00:10
 
sveta_icebergДата: Четверг, 08.11.2012, 10:20 | Сообщение # 82
Группа: Удаленные





Как-то съехала Ваша библиотека, Мария(( Давайте дальше biggrin
 
maria68Дата: Четверг, 15.11.2012, 22:00 | Сообщение # 83
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
sveta_iceberg, наверное не очень интересно ((

Добавлено (15.11.2012, 22:00)
---------------------------------------------
– Так и случилось с тем небольшим кусочком на карте города? – Охрипшим голосом спросил Валера.
– С каким кусочком?
– С тем, который старательно закрашен, но всё равно просвечивает свастика.
– Ну и наблюдательный же ты! Ну да, обосновались там когда-то нацисты.
– Что же это получается? В вашем городе-мечте и для них нашлось место? – В его голосе проскользнула гневная нотка.
– Не любишь нацистов?
– Не люблю.
– Я тоже. Но они помогали держать город, и мы их терпели, пока у них не сменился «Фюрер»…
– Даже так?
– Угу, дань традиции. После этого люди начали бежать с их территории. Потом конфликт достиг максимальной точки кипения, и они вынудили нас уничтожить их.
– И что же творится сейчас на этом закрашенном кусочке?
– Мы никак не можем разделить его. Да и стоит ли? Жители неплохо справляются и сами.
– Там что-то типа народовластия?
– Анархия там чистой воды. Странно, но сейчас туда возвращаются даже те, кто когда-то убежал от нацистов.
– Ты таким голосом это всё рассказываешь, будто тебе их жаль.
– Не их. Там погибла моя хорошая подруга.
– Ты потеряла много людей…
– Много. Да о чём и говорить: я себя-то частично потеряла.
– Как же так получилось?
– А чёрт его знает. Я первое, что помню, это больничную палату и дяденьку в белом костюме и шляпе. Откуда ж мне было знать, что это сам Дон. Мне потом рассказали, что он меня нашёл на обочине дороги за городом. Видок у меня был ещё тот. Вся в ссадинах, синяках, порезах. Хрен его знает кто и что тогда с мной сделал. Сколько машин проезжало мимо, и никто не остановился… Только глава мафиозной группировки… Вот тебе и яркая аллегория этого города. При мне не было ни документов, ни вещей. Пытались опознать меня среди пропавших людей, но ничего не нашли. Так я тут и живу пять лет кряду. Даже имени своего не помню. Викторией меня Дон назвал. Врачи говорили, что я не выживу, а я выкарабкалась.
– Виктория – значит Победа. Типа, ты смерть победила.
– Да. Ха-ха-ха. У неё вообще на меня зуб. Я столько раз её уже побеждала, – смех получился у неё очень грустный. – Потом и документы мне справили. Фамилию, дату рождения придумали. Я сама себе напоминаю сказку «Пойди туда, не знаю куда…» А я в этой сказке и есть то, не знаю что. Отзываюсь на придуманное имя, принимаю поздравления в придуманный день рождения. Живу, как в детской игре, будто понарошку…
– Ну, что за пессимистичные рассуждения, – нахмурился Валера. – Это ты оттого, что замёрзла. Пойдём, я тебя горячим шоколадом угощу.
Вика хихикнула и согласилась. Они устроились в небольшом парковом кафе на открытой площадке. Широкие чашки грели немного озябшие пальцы.
– Значит Дон стал тебе в некотором роде вторым отцом и принял тебя под своё крыло. А почему фамилия такая? Адамова.
– Кем бы я ни была в прошлой жизни, но боевые способности у меня, похоже, врождённые. Однако Дон увидел во мне зоркого психолога, так сказать. Я легко вычисляла способных людей. Когда он отдал мне паспорт, я тоже задалась вопросом о фамилии, а он ответил, что я первая и соберу вокруг себя особенных людей. Оказывается, у него давно была мечта собрать особый отряд, но трудно было вычислить по-настоящему одарённых людей. Этим я и занялась. Кураторы «Брони» – люди, которых я нашла для него.
– М-да. Дела. И чем же вы промышляли?
– Мы с ребятами? Или Дон-клан в целом?
– В целом.
– В основном контрабандой. Как грузов, так и людей. Но не подумай, не работорговцы мы были. Просто порой люди хотели убежать от чего-либо, а мы им помогали. Может, хватит уже обо мне? Расскажи и ты о себе.
– Ну, моя история гораздо скучней. Я из небольшого городка в Черноземье. Отучился в Питере, аспирантуру там закончил. Туда и переехали потом вместе с женой, – тут он замолчал, будто поперхнулся. – А когда она пропала, Питер сильно о ней напоминал, и я стал мотаться по стране. Потом мне друг рассказал об этом городе (он тут работал какое-то время, но не прижился). Вот я и приехал сюда.
– Прости, если сыплю соль на ещё незажившую рану, но… как пропала твоя жена?
– Она получила травму в детстве, которая порой напоминала о себе. Доктор, в конце концов, выписал ей направление в какую-то здравницу. Она уехала туда и не вернулась. Поезд, с которым она должна была приехать, прибыл в целости и сохранности и вовремя. Забытых вещей не обнаружили, проводница вроде бы вспомнила девушку, похожую на неё, но внешность у неё была самая обычная. В здравнице на неё был заведён медицинский дневник и вёлся прилежно весь срок лечения. На автоответчике у нас дома осталось сообщение: «Я выезжаю. Буду тогда-то». Поезд приехал, а она нет. Исчезла где-то между здравницей и Питером.
– И когда это случилось? – Вика слышала горечь в его голосе, будто он винил себя в этом.
– Пять лет назад.
– Хм. Меня ведь тоже пять лет назад нашли. Что, если…
– Нет, нет. Вы абсолютно не похожи. В смысле внешне – вы одно лицо…
– Так вот почему ты так уставился на меня тогда в магазине!
– Ага. Только она была чуть полнее. Но вот характер. Ты такая сильная, волевая, а Ксюша была очень мягкой, даже плаксивой. Я видел, что ты вытворяешь на татами, а у неё порой голова кружилась, когда она на стул становилась, чтобы протереть пыль с верхних полок шкафа.
– Спасибо. Значит, её звали Ксюшей?
– Да…
– Милое имя. Давай договоримся: ты не возвращаешься к разговору о моём преступном прошлом, а я больше не поднимаю тему о твоей жене, – Виктория протянула руку.
– Справедливо, – Валера скрепил договор пожатием.
Пока они сидели в кафе, головы посетителей то и дело поворачивались в их сторону.
– Может у меня что-то на лице не так? – Проворчал Валера, которому никогда не нравилось такое обилие внимания.
– Не на лице, а перед ним. Будь готов: завтра-послезавтра газеты, журналы и сайты СМИ будут кричать заголовками: «Ночная Молния нашла себе ухажёра!» Они меня уже сватали Олегу, а с Герхардом даже поженили.
– Ох-ох.
Их прогулка закончилась далеко за полдень. Прощаясь у дверей подъезда, Валера вдруг хлопнул себя по лбу.
– Совсем забыл! Анфиса Григорьевна просила передать тебе «спасибо» за то, что её обидчики пришли в полицию с повинной. Сказала, что тебе не отвертеться, и она знает, что это твоих рук дело.
– Вот ведь прозорливая старушка, – с досадой пробурчала шеф «Брони». – Скажи, что с неё причитается: требую её фирменных блинчиков в качестве оплаты. До завтра.
– Пока.

Дни бежали друг за дружкой, приближая лето. В Мегасе на клумбах запестрели тюльпаны. По утрам, когда воздух ещё не был пропитан выхлопными газами, запах цветов смешивался с запахом сирени и черёмухи в парках и дворах. Самый любимый аромат весны.
Май почему-то всегда был месяцем затишья в «Броне». Виктория неплохо справлялась без Зары. Её забрал с собой Слава. Программист поехал навестить маму и бабушку, а заодно выполнить их давнюю просьбу – познакомить со своей девушкой.
Шеф «Брони» всегда ждала конец месяца с особой радостью. В конце месяца её друзья приходили к ней в гости. Счастливые шумные вечера порой затягивались до самого утра, и ей потом приходилось сталкиваться с осуждающими взглядами соседей. В этот раз на конец месяца было запланировано несколько крупных заказов, а потому встречу решили провести немного раньше.
С Валерой она столкнулась в коридоре.
– О, привет ещё раз. Я машину поставила на ремонт, так что домой нас повезёт Герхард.
– Что-то серьёзное?
– Олег сказал, что нет.
Во дворе их дома Виктория вдруг задумалась.
– Слушай, Валер, сегодня все у меня собираются. Приходи что ли и ты.
– Я вообще-то не ходок по вечеринкам.
– Да это не вечеринка вовсе.
– А ты в шахматы играешь? – Выглянул в окно Герхард.
– Играл когда-то.
– Тогда приходи обязательно, а то мне вечно играть не с кем.
Взяв с него обещание, что он обязательно придёт, друзья направились каждый своей дорогой.

Раз в месяц в квартире у Вики зажигались все лампочки, доставалась лишняя посуда, работали все конфорки на плите. Уже пахло чем-то вкусным, а из холодильника выставили напитки.
Защебетал звонок.
– О! какие люди! – Хором встретили друзья вошедших.
Зара и Слава выглядели посвежевшими и довольными.
– Привет, родные! Как мы по вам всем соскучились! Викусь, это тебе. Славина мама передала, – Зара протянула бутылку из тёмно-зелёного стекла с длинным горлышком. – Свойское. Вишнёвое. Сказала, чтобы из рук в руки.
– Ух ты! Обязательно передайте «спасибо» от меня.
– Чего у нас сегодня? – Приоткрыл любопытный программист крышку глубокого сотейника и получил деревянной лопаткой по руке. – Ай!
– Вкусняшка там, – отшутилась Вика.
– Отлично выглядишь, Зара, – заметил Олег. – Смеёшься? Я поправилась на два килограмма!
– Не заметно.
– Тебе не заметно, а моим весам и гардеробу очень даже.
Зара очень сильно следила за фигурой, но просто обожала сладости и мучное. Бабушка Славы была прекрасным кондитером со стажем, так что два килограмма за три недели все посчитали просто подвигом.
Когда снова прозвучал звонок, Славик оказался ближе всех к двери, а потому взял на себя роль швейцара.
– О, Валерыч! Здорóво! Проходи, не стесняйся, тут все свои.
– Привет. Приехали?
– Ага. Несколько часов назад. Как говорится, с корабля на бал. Гы-гы!
В основном все гости перекидывались в карты. Олег, на правах «старшего брата», часто помогал Вике в ремонтных делах. Он и сейчас занялся починкой упавшей полки в шкафу. Герхард, который слыл прекрасным поваром, помогал хозяйке квартиры с ужином.
– Спасибо, что пришёл, – немец вытер руки и ответил на рукопожатие.
– Вам может помочь чем?
– Лук умеешь мелко резать?
– С утра умел.
– Тогда – к барьеру.
Краем глаза Валера наблюдал за своими новыми друзьями. Сменив офис на домашнюю обстановку, они оставались верными себе. Даже Вика, которая снова была в джинсах и футболке. Слава – взъерошенный и небритый, Герхард – в идеально отглаженной рубашке, Вадим, Катя и Света – готовые в любую секунду сорваться по заказу. Даже Зара, хоть и отказалась от широкой юбки и шпильки, была в своём репертуаре. Красные кожаные брюки, «леопардовый» топ и шляпа а-ля Крокодил Данди. Кто бы мог подумать, что это могло сочетаться. Он вдруг понял, что эти люди не притворяются. Они всегда именно такие, какие есть на самом деле. Вот такой компании ему не хватало всю жизнь. Если бы раньше с ним рядом были такие друзья, может, и было бы всё по-другому.
Последний салат был доделан, и гости оторвались от своих дел. Из сотейника извлекли кусочки курицы в сметане с чесноком и специями. По мнению Кати, это было самое вкусное, что Вика готовила на встречу. Кто-то вспомнил тушёную картошку с грибами и сметаной, кто-то – рыбные котлеты с зелёной фасолью.
– А чего это мы почти молча пьём? – Громко причмокивая, облизал пальцы Слава, за что Зара ширнула его локтем в бок. – Среди нас появился ещё один новенький, хотя мы совсем недавно принимали Елену в свои ряды. Наша «секта хорошего настроения» растёт, товарищи! Ура! Валерыч, за тебя!
Пивные кружки и бокалы с вином поднялись вверх с громким «ура».
Постепенно Валере «сливали» информацию о том, как все они повстречались, подружились. Сколько смешных и курьёзных случаев им пришлось пережить вместе. Негласное правило «о плохом – ни слова» запрещало во время встречи говорить о чём-то грустном, но он понял: дружба этих людей была проверена не только временем, но и серьёзными передрягами. И ни разу она не дала сбоя.
– Между первой и второй… – Начала Зара.
– …можно выпить ещё две, – закончила за неё Вика.
– О! Это что-то новенькое, – захохотал Вадим. – За что теперь?
Зара положила голову на плечо Славе.
– За нашу совместную жизнь.
– Не понял.
– Славина мама уговорила нас попробовать пожить вместе.
– Это просто замечательно! – Всплеснула руками Анжела.
– А где же вы жить будете?
– У меня, конечно. Не ютиться же нам в его норе. Там только компьютеры могут себя чувствовать нормально, а у меня кошмары по ночам.
Мало кто из присутствующих не знал, что творится в квартире Славы. Берлога, в которой он обитал, находилась в трущобном районе. В крохотной комнатушке умещались лишь диван, плита, крохотный стол и душ с туалетом, отгороженные шторкой. Один угол полностью занимал верстак с деталями компьютеров, инструментами, проводами. Слава был гениальным компьютерщиком и первоклассным хакером. Он мог собрать из рухляди мощную машину и взломать защиту любого сервера за считанные минуты, но без женских рук он был практически диким. Заре пришлось изрядно постараться, чтобы из помойного кота превратить его в ласкового мурлыку. Это стоило больших нервов и усилий красиво цыганке, родные которой никак не могли взять в толк, чего она нашла в полупьяном панке с зелёными волосами.
Своей встрече они были обязаны Вике. Она нашла их для работы на Дона. Способного хакера и девушку-красавицу, которая могла бы заболтать любого посетителя. Трещотка и Вирус – личности, остававшиеся за кулисами действий всей банды, но всё же не менее опасные, чем Ночная Молния и Граф. Славе хватило одного взгляда, чтобы потерять голову от любви. Он и мечтать не смел, что когда-нибудь она ответит ему взаимностью. В чудеса он никогда не верил, но ему пришлось поверить. Он изо всех сил помогал любимой изменить себя, и у них получилось. А потому сейчас все были беспредельно рады за почти родных скандалистов.
Герхард поднялся, чтобы наполнить бокалы. Анжела прикрыла свой ладонью.
– У меня ещё есть.
– Но там же сок, – заметила зорким глазом Зара.
– А мне это… – Анжела вспыхнула жарким румянцем. – Нельзя мне, в общем.
– Почему? Ты заболела?
– В какой-то мере, да, – Вадим как-то по-особому обнял жену. – Но эта болезнь проходит… через девять месяцев.
На друзей накатила оторопь. Они застыли и смотрели на Анжелу, у которой загорелись даже уши.
– Ну, теперь даже меньше, – тихо сказала будущая мама.
От возгласов восторга зазвенели стёкла.
– А по тебе совсем не заметно, – чмокнула в щёку подругу Зара.
– Это у нас семейное. До половины срока остаёмся плоские. Скоро заметите.
– И когда срок?
– Доктор сказал: к концу сентября должна родить.
Естественно, не обошлось без вопросов «Кого ждёте?» и «Как назовёте?» На что супруги ответили, что пол узнавать не будут, а имя готово и для мальчика и для девочки – Сашей назовут.
Настало время переварить съеденную пищу и полученную информацию. Кто-то снова взялся за карты, Олег доделывал полку, Слава по просьбе Вики принялся шаманить над системным блоком компьютера. Герхард попросил Валеру расставить шахматы, а сам поймал хозяйку квартиры за руку и утянул её на балкон. Оттуда раздались шёпот и повизгивания, но вышли они чинно, будто просто покурили на свежем воздухе. Немец подсел к шахматной доске. Вика извлекла откуда-то игру «Твистер». Её идею поддержали Света, Зара и Вадим.
Герхард был прекрасным шахматистом, но Валера видел, что он нервничает, и поэтому сделал несколько абсолютно бессмысленных ходов. Проигрыш будто его совсем не опечалил. Он лишь что-то буркнул насчёт реванша.
Когда куча-мала пытающихся не завязаться узлом на цветных кружках грохнулась-таки на пол, едва не раздавив при этом Вику, все снова потянулись за угощением. Разговоры и смех снова наполнили комнату. В глазах Виктории светилась жизнь, сверкали то и дело озорные огоньки. Это красило её. В один прекрасный момент она будто бы нечаянно зацепила выключатель. Свет погас.
– Ну, Вииикааа! – Хором протянули гости
– Упс. Пардон.
Когда свет зажёгся снова, посередине комнаты стоял Герхард с огромным букетом ромашек.
– Ой, это мне? – Прижала руки к груди Светлана – ромашки были её любимыми цветами.
– Тебе, – кивнул немец.
Девушка потянулась за букетом, но он отстранил цветы.
– Я его отдам тебе, если правильно ответишь на мой вопрос, – Герхард умел очаровательно улыбаться, но по этой улыбке было видно, что будет какой-то подвох.
– Опять какая-нибудь каверза. Уверена, тут и Вика постаралась. Давай, начинай свою викторину.
– Вопрос каверзный, но ответ на него очень прост. Итак…
– Внимание! Вопрос, – встрял Славик и ударил вилкой по тарелке.
– Ха-ха! Смешно. Вопрос такой: Света, ты выйдешь за меня замуж?
Зрители затихли и переводили взгляд с Герхарда на Свету и обратно. Девушка не могла вымолвить ни слова. Она стояла и смотрела на державшего букет парня.
– Ущипните её кто-нибудь, – громко шепнула Зара. – Может она умерла от счастья?
– Света, – так же шёпотом произнёс Слава и аккуратно ткнул в неё пальцем.
– А м-можно помощь з-зала? – Почти плачущим голосом отозвалась она.
Света скосила глаза на Вику, та показала ей кулак.
– Д-да, я согласна.
– Как классно! Я тоже так хочу!
– Зара, солнышко моё, так же не получится.
– Слав, ну почему? – Цыганка надула губки.
– Ты ромашки не любишь.
Света со слезами на глазах хлопнула Герхарда по плечу.
– Дурак, мог бы сделать это и потише.
– Зато теперь ты не отвертишься. Вон сколько свидетелей, – улыбнулся немец и чмокнул невесту в мокрую щёку.
Вика почти упала на диван рядом с Валерой.
– Где же ты раньше был? Стоило тебе появиться в «Броне», и, пожалуйста, вон сколько всего хорошего случилось.
– Ха-ха. Мне друзья, что у меня аура такая. Я хорошее притягиваю.
– Правда? – Обернулся Вадим. – Вик, а когда у него контракт с «Бронёй» заканчивается?
– В конце ноября, – ответила за шефа секретарша.
– Надо продлить. Лет на несколько, – постановил будущий папа.
– Не хотят тебя отпускать, – хихикнула Вика. – Придётся тебе к нам в город перебираться.
– Хм. Эта мысль не так уж и абсурдна. С Анфисой Григорьевной мы подружились…
Гости начали расходиться по домам уже под утро. Виктория провожала каждого до дверей. Валера обнаружил у неё несколько книг, которые давно хотел прочитать, но никак не мог найти. Поэтому Вика всучила их ему перед уходом и взяла с него обещание, что он зайдёт на днях.
После таких вечеров сон приходил милосердно перед самым пробуждением. Он был блёклый, не порождал глубоких чувств и не заставлял вскакивать. Просто оставалось неприятное чувство, что отсутствует какой-то важный кусочек в картинке из паззлов.

Валера сдержал обещание. Через несколько дней они сидели за столом, пили чай и обсуждали книги, которые прочитали вместе. Делились советами.
С тех пор так и повелось. Они начали встречаться почти через день. Сидели, пили чай, болтали ни о чём, смотрели фильмы. По выходным гуляли в парке и по городу. Старушки во дворе вовсю сочиняли сказки о их романе. Анфиса Григорьевна гордо отмалчивалась на вопрос: «Правда ли?» Вика и Валера в шутку отвечали: «Конечно».
В офисе они были шефом и подчинённым, после работы друзьями. Кураторы «Брони» были искренне благодарны Валере за то, что он вывел их подругу из вечной меланхолии. Они не могли быть постоянно с ней. Ведь у каждого из них была своя личная жизнь. Теперь же они были спокойны за Вику, ведь рядом с ней был надёжный и верный друг.

(первая глава закончена... продолжение следует...)

 
SyberiaДата: Четверг, 15.11.2012, 22:52 | Сообщение # 84
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 201
Награды: 20
Репутация: 7
Статус:
Quote (maria68)
наверное не очень интересно

Интересно-интересно!!! Не придумывайте тут себе!!!


Syberia
 
maria68Дата: Пятница, 16.11.2012, 09:50 | Сообщение # 85
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Syberia, спасибо)) Просто мне даже друзья говорят, что фэнтази у меня получается гораздо лучше, чем вот это.
 
SyberiaДата: Пятница, 16.11.2012, 15:14 | Сообщение # 86
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 201
Награды: 20
Репутация: 7
Статус:
maria68, Мария! Я думаю, что у Вас и "вот это" (как Вы его назвали), тоже получается =)
Просто с фэнтези легче. Ну и ничего! Молодец, что пробуете себя в других стилях!!!

Всё порываюсь спросить, а можно на "Ты"? У нас, вроде как, не большая разница в возрасте. wink


Syberia

Сообщение отредактировал Syberia - Пятница, 16.11.2012, 15:15
 
maria68Дата: Пятница, 16.11.2012, 18:01 | Сообщение # 87
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Syberia, конечно можно)) Я вообще после работы в школе от "Вы" немного дёргаюсь и заикаюсь happy
 
SyberiaДата: Пятница, 16.11.2012, 18:03 | Сообщение # 88
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 201
Награды: 20
Репутация: 7
Статус:
Quote (maria68)
Я вообще после работы в школе от "Вы" немного дёргаюсь и заикаюсь

happy
Такие детки послушные были? smile


Syberia
 
maria68Дата: Пятница, 16.11.2012, 21:37 | Сообщение # 89
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Syberia, о, да))
 
SyberiaДата: Пятница, 16.11.2012, 21:59 | Сообщение # 90
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 201
Награды: 20
Репутация: 7
Статус:
maria68, Ха-ха =) Да, детки умею качественный вынос мозга устроить!!! happy

Syberia
 
sveta_icebergДата: Среда, 21.11.2012, 00:17 | Сообщение # 91
Группа: Удаленные





Ну вооот... А когда будет вторая глава? И когда ждать продолжения "Врат"?

Добавлено (21.11.2012, 00:17)
---------------------------------------------
Мария, а я вот заметила, что раньше перед главами были рисунки, а теперь нету. Почему?

 
maria68Дата: Четверг, 22.11.2012, 15:38 | Сообщение # 92
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
sveta_iceberg, вторую главу "Забытого будущего" планирую закончить к концу месяца. Продолжение "Врат" не ждите скоро. Ещё нужно первые до ума довести))

Картинки перестала вставлять из-за медленного интернет соединения, да и очень они мешают при загрузке библиотеки. Зайдите в мою галерею ( http://soyuz-pisatelei.ru/forum/105-3664-1 ), там есть всё))


Сообщение отредактировал maria68 - Вторник, 28.01.2014, 18:07
 
SyberiaДата: Четверг, 22.11.2012, 16:23 | Сообщение # 93
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 201
Награды: 20
Репутация: 7
Статус:
maria68
Я уже переживала, что тебя так давно не видно... wacko
Тоже уже жду продолжение "Врат"!!! wink
Так, что посылаю к тебе волны вдохновения!!! smile


Syberia
 
maria68Дата: Четверг, 22.11.2012, 18:33 | Сообщение # 94
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Syberia, от меня так просто не отделаешься))) cool

Про "Врата" пока что придётся забыть (пока правка первой книги, пока начало второй.. не думаю, что раньше весны). Да и вообще, пока не выброшу всё "Забытое будущее", ничего другого добавлять не буду. Не удобно в перемешку читать, я думаю. Текст будет не такой уж и объёмный, но я всё равно в своём духе))) ЖЖЖЖдите))


Сообщение отредактировал maria68 - Четверг, 22.11.2012, 18:54
 
SyberiaДата: Четверг, 22.11.2012, 18:44 | Сообщение # 95
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 201
Награды: 20
Репутация: 7
Статус:
maria68, радует))) happy
Ну, да не удобно! Но мы ждем! Твои верные фанаты wink


Syberia
 
maria68Дата: Четверг, 22.11.2012, 18:54 | Сообщение # 96
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Syberia, ну прям так уж и фанаты)))
 
SyberiaДата: Четверг, 22.11.2012, 19:20 | Сообщение # 97
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 201
Награды: 20
Репутация: 7
Статус:
maria68, да!!! Фанаты!!! Скоро будем преследовать и требовать с нами сфотографироваться smile Так, что готовься! wink

Syberia
 
maria68Дата: Четверг, 22.11.2012, 19:37 | Сообщение # 98
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 460
Награды: 18
Репутация: 14
Статус:
Syberia, да я уже готова)) После выхода "По ту сторону реальности" мне этим друзья загрозили))
 
SyberiaДата: Четверг, 22.11.2012, 19:49 | Сообщение # 99
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 201
Награды: 20
Репутация: 7
Статус:
maria68, вот видишь =)

Syberia
 
sveta_icebergДата: Вторник, 18.12.2012, 00:16 | Сообщение # 100
Группа: Удаленные





Маарииияяя!!! Вы куда пропали??!! Обещали продолжение к концу месяца, а тут скоро второй закончится angry Скоро?
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Трещёва Мария (Фэнтази, фантастика, сказки...)
Поиск: