[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » И коей мерой меряете... (Маме моей посвящаю)
И коей мерой меряете...
Анири (АНИРИ)Дата: Пятница, 02.12.2016, 18:46 | Сообщение # 26
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Маме моей посвящаю

Глава 8. Коса

Мам, ну хватит, голова уже отваливается, так дергаешь!

Еженедельная экзекуция подходила к концу.
Посредине кухни, на ножках перевернутой табуретки был установлен таз. На плите бурлила здоровенная кастрюля с водой, правда воды в ней уже осталось немного.
Геля стояла на коленях перед тазом, а мать, вся потная и распаренная стирала так, как стирают бельё дочкины волосы хозяйственным мылом. Все пробы нормально помыть голову оказывались неудачными, Геля совершенно не справлялась со своей гривой и промыть ее не могла.

Потом мать в ковшике развела уксус и шарахнула в таз, окатив многострадальную дочь. Кое-как отжав рыжую массу, завернули ее в огромную простыню, а потом еще долго отжимали полотенцем.

Обе красные, как раки, устало плюхнулись пить чай.
Прихлебывая с ложечки бабкино вишневое варенье с вязкими вишенками и сплевывая косточки в блюдце, Геля говорила матери раздраженно и уверенно:

- Мам, я косу отстригу!

-Чтооо? Ты сдурела, что ли? Да в ней вся красота твоя, чуднОе созданье! Не вздумай, смотри!

- Сейчас это не модно совсем. У меня платье... Ты представь, как с ЭТИМ платьем и новыми сережками будет выглядеть твоя дурацкая коса.

-ТВОЯ коса! Отлично будет выглядеть! Платье пышное, косу мы поднимем, сделаем ракушку на затылке, а потом туго заплетем, уложим на шее, завитки выпустим. Серьги на виду! Красавица будешь, глаз не оторвать. Геля, добром прошу, не трогай волосы. Не дури!

- Идиоткой я буду выглядеть. И деревней! Мне вчера Лилька журнал показывала, так там ни у одной манекенщицы нет волос длинных. Максимум - бабетта. Ты знаешь, что такое бабетта?

- Дуррета! Это я знаю - вот, напротив сидит. Дочка, отрежешь косу -прокляну!

Обе надулись. Молча доев варенье, умяв целую вазу, пили чай, задумчиво смотрели в окно, на стекло ложился снег, заметая окно почти полностью, отражение елки, стоящей в углу комнаты, становилось все более нереальным и смутным. Оно пропадало, теряло блеск в белой массе. А снег на стекле почему-то не таял...

...

Пожилая парихмахерша устало посмотрела на Гелю, усевшуюся в кресло. Тугая корона и волнистый хвост, чуть не до попы, такой цвет... Потрогав хвост, скорее, погладив его и пристроив поровнее на стройной спине девушки, она, тоном, которым разговаривают с неразумными, тихо спросила

- И что ты делать собралась?

- Стрижку ! Такую, знаете, что бы сзади пышно и ровно, кончики от ушей остренькие вперед, и челочка. И бантик мне приколоть, чтобы спереди видно было, вот, я принесла.
Геля выложила из кармана бантик из блестящего газа, который они вчера с Лилькой мастерили почти всю ночь.

- ну, давай посмотрим. Только иди, сядь вон на соседнее кресло и сама все расплети, я инструмент помою пока.

Геля вытащила шпильки из своей короны, расплела косу. Подошла к парикмахерше и мотнула головой, окончательно выпуская волосы на свободу...

Тяжелый искрящийся в свете ярких ламп темно-рыжий водопад упал вниз, закрыв спину почти до пят.

- Ты что? ЭТО отрезать хочешь?

- Мне стрижка нужна, пожалуйста, давайте побыстрее, я еще к подруге должна заскочить, за платьем. А бантик сегодня прямо сделайте, я косынку повяжу, в косынке буду спать. Да. Мне еще покрасить надо волосы, светлее намного.

- Мать знает?

- Конечно знает! И вообще! Я взрослая уже.

Женщина посмотрела на задорно вздернутый конопатый нос и покрасневшие в запале щеки, тугие , налитые. Белая, почти до бледности кожа и очень яркие губы. Красивая девочка...
Постояла, подняла прядь, взвесила зачем-то на руке. Потом пробралась рукой через всю шелковую, упругую толщу волос, подняла их. Помолчала и отошла.

- Нет, детка!

-Что нет?

- Не буду я их стричь. Я просто не могу, это похоже на убийство. У меня рука не поднимается! Пойди поищи еще кого. Равнодушных много. И не проси. Не могу.

Геля наспех заплела косу, путаясь в прядях, и выскочила на улицу, в сердцах хлопнув дверью.

Быстро взбежав по лестнице, подскочила к дверям, прислушалась. Тихо. Мать была еще на работе, отчим тем более. На всякий случай, осторожно, чтобы не щелкнуть, повернула ключ в замке и на цыпочках прокралась на кухню. Положила на табуретку доску, взяла топор, которым мать рубила мясо, и одним взмахом, как можно ближе к голове, рубанула по косе. Голове стало непривычно легко. Коса толстой тяжелой рыжей змеей сползла на пол...

- Теперь сможете? Геля сдернула платок и мотнула головой. Неровные, обгрызанные по краям волосы все равно были красивыми. Они легли тяжелыми волнами вокруг нежного лица.

Парикмахерша вздохнула...
- Вот глупая то!

И взяла ножницы...

... Анна с ужасом смотрела на косу, валяющуюся на полу.
- Что наделала. Дрянь!
Она поймала себя на том, что разговаривает с колонкой, которая в ответ ей подмигивает синими газовыми огоньками через эмалевую прорезь.

- Теперь на кого похожа? На этих...как их. Которые задницей крутят, сигареты тушат ногами. Я что теперь с ней делать буду? Небось тоже курит! А и пьет? И этот, кока..., так его что ли?

Анна сама испугалась своих мыслей, ей стало даже жарко.

- Все! Хватит. Заканчивает училище, отправлю на год в деревню. Работает пусть!

Мать резко распахнула дверь в Гелину комнату и обмерла.

У зеркала, вся в золотых искорках, чуть покачиваясь на непривычно высоких каблучках, в пышном, как пачка платье, туго стянутом у талии стояла девушка. Незнакомая и необыкновенная. Она стояла вполоборота, пышные светло - рыжие волосы чуть прикрывали тоненькую шейку.

Девушка обернулась. Знакомые глаза, длинные ресницы, курносый нос. В граненых под настоящий бриллиант огромных серьгах странно преломлялись лучи, перечеркивая пространство.

Анна прислонилась к стене, слезы защипали глаза, но не пролились.

...Господи...Какая же ты взрослая, Алюся. Какая же ты стала взрослая....


мой блог

Сообщение отредактировал АНИРИ - Среда, 07.12.2016, 10:20
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Пятница, 02.12.2016, 22:11 | Сообщение # 27
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9198
Награды: 87
Репутация: 261
Статус:
Цитата АНИРИ ()
Мне стрижка нужна, пожалуйста, давайте побыстрее,

Цитата АНИРИ ()
Мне еще покрасить надо волосы, светлее намного.

Цитата АНИРИ ()
...Господи...Какая же ты взрослая, Алюся. Какая же ты стала взрослая....

Ирин, этот отрывок мне сильно напомнил мою младшую дочь....у неё споначалу волосиков почти не было! все сокрушались, как девочка жить будет. Я с двух лет два раза в нежелю делала ей маски, хной натирала волосы и случилось чудо) Я с таким трудом вырастила ей волосы - тёмно-рыжие с искоркой, волнисты, до попы длинные, в руку все волосы взять нельзя было.
Народ открывал рот и смотрел вслед на такую красоту.. Поступила в институт и отрезала...сейчас жалеет...Чуть позже найду фото и покажу её прежние волосы.


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Анири (АНИРИ)Дата: Пятница, 02.12.2016, 22:14 | Сообщение # 28
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Я тоже рассказала реальную историю, мне ее мама много раз рассказывала. И даже фото было, на этой вечеринке, в платье со стрижкой уже. Пропало оно. Фото

мой блог

Сообщение отредактировал АНИРИ - Пятница, 02.12.2016, 22:16
 
Анири (АНИРИ)Дата: Вторник, 06.12.2016, 21:33 | Сообщение # 29
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Маме моей посвящаю

Глава 9. Чулки

Нагруженные сумками (мамы постарались на славу, пирожки и продукты для разных салатиков оттягивали руки до земли), Геля с Лилькой вошли во двор огромного дома. Серые стены сразу отсекли их от радостного заснеженного мира набережной и им показалось, что в сумрачном огромном дворе - колодце даже снег падал иначе - замедленно и тяжело, хотя только что крутил подолы пальтишек веселой поземкой. Они долго бродили вдоль серых сумрачных стен в поисках двенадцатого подьезда, совсем запутавшись. Какой-то чудной, обладавший болезненной фантазией гигант, бросил подъезды, как кости на стол, и разровнял так, чтобы увидеть выпавшие номера. Номера выпали вразнобой, и именно в этом порядке он и пронумеровал мощные двери.

Наконец, доковыляв по нечищенному снегу до нужного подьезда, девчонки остановились подышать. Ту черную тяжесть страшного дома, о которой им рассказывали шепотом, на ушко, по секрету, они совсем не чувствовали, поэтому совершенно спокойно постояли, задрав головы к снежному небу. Там, наверху, далеко - далеко, в серой раме гранитных стен, кружила метель, сгущались сумерки и уже появлялись звездочки. Было так хорошо на душе - празднично, торжественно и новогодне...

Суровая консьержка, огромная, толстая пробуравила их насквозь острым, скорее режущим взглядом.

Она долго мытарила их - "Чьи" и "К кому" , но явно зря, потому что перед ней лежала здоровенная бумага со списком гостей, расписанная каллиграфическим профессорским почерком Владимира Аристофановича, отца Электры.

Наконец, тетка успокоилась и выудила из проверяемой сумки румяный пирожок с капустой.

- Пахнет....

"Берите-берите! Там еще с рисом - вкусныеее", - сами от себя не ожидая, залебезили девушки.

- Идти куда, знаете? Или сопроводить?

- Мы найдем, нам бы только до лифта...

Геля с Лилькой совсем растерялись в этом блестяще-мрачном, мраморно -шикарном великолепии, и им уже хотелось побыстрее выскочить на снежную улицу, чтобы вздохнуть свежий воздух.

- Идите через вестибюль прямо, вон по той лестнице поднимитесь, потом, мимо вазона с фикусом пройдете и налево. Там лифты.

Девчонки бегом, забыв о тяжести, проскочили по лестнице и остановились у лифта. Громоздкая дверь, наполовину в ажурных решетках, наполовину деревянная, казалась входом в иной мир.

Почти не дыша, девчонки стояли перед лифтом, не зная, что нажать, когда сзади веселый голос зазвенел колокольчиком.

- Ну что замерли? Страшно? То-то, куры!

Электра! Несмотря на интеллигентнейшее воспитание, знание языков, уроки музыки, балета и верховой езды у девушки был норов, как у строптивой лошади, внешность козы, а манеры и привычки лихой комбайнерши.

Она пальцем ткнула куда- то в стенку и зеркально-черное нутро лифта распахнулось плотоядно, одним махом заглотив трех девчонок.

Притулившись сутуловатой спиной к проему между стеной и зеркалом, прищурившись, осмотрела прямые мешковатые пальто Гели и Лильки и присвистнула как-то странно, уголком рта.

- Фьииии. Говорю ж куры! Где вы польта- то такие понабрали, у матерей, что ли?
Лучше б в шубчишках своих пришли, а то прям видно, что с чужого плеча. Лильк! У тебя прям особенно, на твоем- то тельце птичьем - ну точно чехол. Ну да ладно!

У Электры шубка была невесомая, беленькая, пушистая. И такая же шапка. И сапожки белые, все заграничное. То что отец ей все из-за границы привозил, никто даже не скрывал, уж больно папа- то всесилен. Правда одежда Снегурочки в Снегурочку девушку не превращала. Худое, немного жилистое тело с сутуловатой спиной, руки с большими , слегка костлявыми кистями, широкие плечи, узкие бедра. Ноги стройные, но с узловатыми, как у кузнечика, коленями.

Да еще лицо... Острый длинный нос, кончик которого слегка шевелился, если девушка начинала говорить чуть эмоциональнее обычного, маленькие, черные глазки с острым взглядом мыши, всегда бледноватая, даже желтоватая кожа - Электра была, скорее некрасивой. Но неожиданная улыбка, яркая, обезоруживающая, белоснежая и поток длинных прямых черных волос, про которые говорят "вороново крыло", ее очень красили. И ямочки на щеках. И еще гиперсексуальность молодой самки, которая лезла из всех пор. Девчонки не понимали ЧТО за ток исходит от их подружки. Но тоже его чувствовали. Короче, кого не спроси из знакомых Электры о её внешности, никто толком ничего сказать не мог! "Приятная", " Интересная", "Оригинальная" - так в основном ее характеризовали окружающие.

- Заходь. Не боись! Никого нет, все на дачу уехали, свобода!

Электра открыла дверь и помогла затащить сумки в квартиру.

- Лиль, давай волоки все на кухню,. Гелька, раздегайся, скидавай свой балахон. Руки вон иди мой, идешь по коридору, направо повернешь и еще раз направо. Полотенцы там есть, вода горячая сама идет. Мыло розовое бери, белое для прислуги. Пам-пам!!

Электра, как фурия пронеслась мимо, обдав Гелю резким запахом каких-то незнакомых духов. Втянув носом ароматный воздух, Геля поморщилась. Мать не душилась больше и дочери не разрешала.

" Это признак внутренней развратности, распущенности. Так далеко можно уйти. Потом помада красная, потом глаза подведешь, как распутница, потом парик, чулки со стрелками. Сама подумай!"

Но Геле очень нравился резкий запах подружкиных духов, он кружил голову, расслаблял и придавал мыслям какое -то иное направление и острое, приятное чувство возникало где- то чуть ниже ребер.

Долго пробираясь по шикарным коридорам, мимо бархатистых кушеток и пышных пуфиков, мимо высоких изящных столиков из черного витого металла, Геля, наконец, добралась до ванны. Открыла дверь и обалдела.
Такое она могла представить лишь в сказке. Ну или в фантастических рассказах, которые она придумывала сама.

В блестящем пространстве комнаты все сияло белизной - изогнутая слегка, изящная ванна, раковина, отливающие перламутром стены... Краны темно-рыжего металла блестели глубоким, чуть мутноватым блеском. Пушистые полотенца... Они были именно пушистыми, в них хотелось зарыться лицом и так замереть... И мыло..

Геля осторожно, словно хрупкую игрушку, взяла из фарфоровой мыльницы розовый полупрозрачный кусок с выпуклым вензелем в виде лилии.
... Что-то уже было такое в её жизни, что -то всплывало в детской памяти, нежный розовый аромат, легкая пена, тихий всхлип уходящей воды. Но издалека, как сон...

- Чего зависла, мыла не видала? Пошли салатики крошить, скоро мальчики придут. Ух ты! Платье у тебя ничо так. Где взяла?

Не слушая ответ, Электра вытащила Гелю в коридор и включила свет. В огромном помещении, казалось не было потолка. Вернее он был, но где-то очень высоко, его было почти не видно в затухающем свете изящных бра, висящих вдоль стен. Там, наверху, стены заканчивались чем-то, похожим на скульптуры.

- Даааа....лепнина там. Все содрали давно, а папик, наоборот, восстановил. Не понимает, деревня, что сейчас в моде строгость! И полировка! И техника, вон, пластинки лучше бы новые купил! А то, на сортире этот драный дуб...

Электра толкнула дверь в уборную, и Геля увидела на унитазе шикарную деревянную, отливающую янтарем сидушку.

- Посикать не желаешь? Тока воду нормально спускай, там похоже на ручку выгнутую. А то все как идиоты, дергалку ищут. А это прошлый век!

Геля зашла в уборную и стеснительно потянула дверь на себя. Электра фыркнула , и убежала куда- то в темную даль своей квартиры, крикнув:

- Быстрее давай, там уж Лилька одна замучалась. Да в спальню ко мне зайдите, чего скажу.

Геля еле нашла кухню, путаясь в бесконечных ответвлениях полутемного коридора. Кухня оказалась, на удивление крошечной. Среди простора этой сумасшедшей квартиры, она была похожа на комод изнутри.

Взмыленная Лилька шуровала салаты, пироги уже были разложены, нарезана колбаса. Правда толстыми неровными кусками.

- Я чертов нож не нашла нормальный, одни тупые резалки малюсенькие. У них и посуды- то толком нет, видала какая кухня. Пральна. Нечего жрать носителям идей. Только пить!

- Они в ресторанах кушают, или прислуга доставляет. Что ты разоралась-то?

Геля осторожно заглянула за узкий деревянный шкаф, там была какая-то дверь. Она приоткрыла, скорее чуть оттянула её, стараясь не повалить мебель.

- смотри, Лиль. Там шахта...

Лилька, малюсенькая и черненькая, как грач, сшила себе платье из ярко красной ткани в горошек, волосы сбила в плоский пучок и была похожа на мухомор, взмыленный и злой.

Не лазь, где не надо! Ты что забыла, про призраков? Тебе ж рассказывали!

- Деффки! Идите сюда. По коридору налево до конца.

Голос Электры звучал глухо и издалека.

Геля и Лилькой, толкаясь как две овцы, побежали на голос и дружно, одновременно пролезли в дверь спальни. Обстановка в комнате была шокирующая, особенно после их кроватей с проволочными матрацами и круглыми шарами на спинках.

Но совершенно ошеломительно выглядела сама Электра.

Широкое, огромным колоколом платье, из неизвестной серебряной ткани, похожей на конфетную фольгу, только не жесткую, а легкую, струящуюся, как водопад, от тонкой шеи до стройных икр, затянутых в чулки, тонюсенькие, как дымка. В юбку было явно вставлен обруч, поэтому она колыхалась распустившимся цветком, не касаясь ног. На сильно открытой шее что -то искрилось так сильно, что даже слепило. Черные волосы были подняты высоко на затылке в стиле "бабетта", а потом спускались гладкими прядями на плечи.

Но главное было не это.

Глаза! И губы! Она их накрасила! Тонкие серые стрелы превратили маленькие мышиные глазки в очи. А перламутрово-розовая помада сделала узкие бесцветные губки нежными , слегка приоткрытыми лепестками.

Девчонки выпучили глаза и изумленно сели на кушетку одновременно, разом, будто им врезали под коленки!

- Ты что.......вдруг узнают, это же стыдно для комсомолки! Да и на собрание вызовут. Позор. До папы дойдет...

- Псссс. Дуры. Папе моему на это нас..... А что этт у вас на ногах?

- Чулки... А что?

- Да ничто! Вы бы еще нитяные в рубчик напялили! С рейтузами!

Геля обиделась, посмотрела на свою стройную ногу в бежевом, достаточно тонком чулке. Мать, втихаря от отчима, правдами и неправдами достала эти чулки с огромной переплатой.

- Какие рейтузы? Мне мать их по знакомству достала, знаешь сколько они стоят?

-. Фильдэпээээрсовые небось?

Электра как -то обидно протянула это слово в нос, гундося и посмотрела на них с жалостью

-. Гель, а ну иди сюда! А ты, коза, давай скачи, открывай! Вон уже кто-то топчется, щас ногами будут молотить, звонить не умеют, масквичи хреновы...

Она опять затянула Гелю в комнату.

-Сядь! Сними свой бант идиотский, волосы чуть взбей. На духи! С твоей внешностью надо думать, что носишь. Держи! Надевай!

Она протянула Геле что-то невесомое, практически незаметное и вроде, как будто, душистое.

- И стрелку ровно направь, а то будешь кривоногая. И губы подкрась, моль бледная. Помаду возьми хотя бы.

И, хлопнув дверью спальни, убежала навстречу гостям

Геля сняла туфли и босиком подошла к огромному зеркалу. На нее смотрела грустная рыжая девчонка со встрепанными волосами и детском газовом платьице. Босые ноги с расстопыренными розовыми пальцами были смешными и жалкими. Она вздохнула и открыла пакет с чулками


мой блог

Сообщение отредактировал АНИРИ - Вторник, 06.12.2016, 21:47
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Среда, 07.12.2016, 06:35 | Сообщение # 30
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3312
Награды: 42
Репутация: 121
Статус:
Замечательно!
Про волосы, наверное, у всех есть истории :) Мне мама стригла косу. Плакала и стригла. А я носить длинные волосы не могла, таак тяжело было. Потом снова отращивала, но уже с трудом. Сейчас только мечтаю о длинных волосах, но уже не смогу с ними ужиться точно.
Ира, очень хорошо пишешь. Только надо тебе сделать постоянную ссылку на эту страничку, чтобы её сразу видно было, а то чувствую, мало кто штудирует сайт от и до, и вероятнее всего, читатели пропускают такую классноту мимо.


От себя не убежишь...
 
Анири (АНИРИ)Дата: Среда, 07.12.2016, 06:45 | Сообщение # 31
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Спасибо. Там в прозе уже есть моя тема, но может в ней и сделать ссылку

мой блог
 
mazhorina-tatjana (mazhorina-tatjana)Дата: Среда, 07.12.2016, 10:30 | Сообщение # 32
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 9494
Награды: 165
Репутация: 328
Статус:
ЦитатаАНИРИ ()
лава 1. МАСТЕР МЕРЫ

ЦитатаАНИРИ ()
Глава 2. Оранжевый шарик

Ира, пока не всё прочла: я ведь только обнаружила здесь тему. Убегаю от компа - вернусь обязательно. Кто-то говорил, что с прозой не очень дружит - лучше в столбик. Неправда. Проза у тебя замечательная и читатели, как ты успела заметить, уже есть и ещё будут - уверена в этом.


Моя авторская библиотека
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Среда, 07.12.2016, 11:21 | Сообщение # 33
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3312
Награды: 42
Репутация: 121
Статус:
ЦитатаАНИРИ ()
Там в прозе уже есть моя тема, но может в ней и сделать ссылку

Или в подписи можно. Или постоянно в прозе напоминать. Подумай как лучше.


От себя не убежишь...
 
Анири (АНИРИ)Дата: Среда, 07.12.2016, 13:46 | Сообщение # 34
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
mazhorina-tatjana,
Танюш, будет время, читай, пожалуйста. Твое мнение мне важно.

Ла-Ра,
Спасибо за идею, отличная. Вставила ссылку в подпись


мой блог
 
mazhorina-tatjana (mazhorina-tatjana)Дата: Среда, 07.12.2016, 21:57 | Сообщение # 35
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 9494
Награды: 165
Репутация: 328
Статус:
ЦитатаАНИРИ ()
Глава 3. Кира.

ЦитатаАНИРИ ()
Глава 4. Пе'тро

Ириш, прочла ещё пару глав. Ты умница - умеешь увлечь читателя. Как-то всё так трогательно, искренне...


Моя авторская библиотека
 
Анири (АНИРИ)Дата: Среда, 07.12.2016, 22:08 | Сообщение # 36
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Спасибо, Тань. Пробую вот

мой блог
 
Анири (АНИРИ)Дата: Среда, 07.12.2016, 22:09 | Сообщение # 37
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Маме моей посвящаю

Глава 10. Финка

Вечеринка закружила Гелю и Лильку, им было весело в кругу своих одногруппников и так тепло и радостно, что они не замечали времени. Спиртное на стол не ставили, да ребята к нему и не привыкли, зато лимонад лился рекой. Геля совершенно не сидела на месте, ее без конца приглашали танцевать, и она кружилась самозабвенно в вальсе, благо площади безумной профессорской квартиры позволяли.

Лилька была менее востребована в танцах, но зато смешливый и веселый нрав, куча историй, которые сыпались из нее, как из рога изобилия, все время создавали легкие завихрения из желающих пообщаться. вокруг красного смешливого мухоморчика.

Время летело незаметно, народу было так много, что скоро стало не понятно, кто - где и в какую из комнат затесался.

А вот Электра была скучная. Ее мало приглашали, болтали при ней осторожно, стараясь не сказать ничего лишнего, все таки профессорская дочь. Да она и не стремилась особо общаться, сидела за столом и медленно отламывала по крошечному кусочку от пирога с капустой.

Геля весело трещала с Мишкой, который то и дело норовил дотронутся то до плеча, то до волос, вроде невзначай, и жутко краснел при этом, как вдруг сзади кто-то крепко взял ее за локоть.
Геля нехотя обернулась, сзади стояла Электра.

- Гель. Пошли, поговорить надо. Да и чулок у тебя поехал сзади, переоденешь!

- Ну пошли, ладно. Правда наплевать на этот чулок, все равно я босиком танцую, ноги ломит - жуть от Лилькиных туфель! Не туфли - пыточные сапоги!

Они сели в спальне на пышный диван и положили ноги на удобный мягкий пуфик.

- Слушай, Гель! Только не отнекивайся сразу, выслушай сначала! Тут у меня, на следующем этаже, парень есть. Он мне нравится до жути, прям умираю. Может слыхала, Стас, он уже в Университете учится на биологическом.

- И что? Взрослый что ли совсем?

- Да не... На втором курсе. Но наглыыый! Он меня седня на вечеринку к себе звал, попозже, часам к восьми, да я боюсь одна идти, мало ли чего. Он чуть что - руки в ход пускает. А вдвоем не страшно все-таки. Сходишь со мной, часика на два. Тут все равно никто не заметит, что нас нет, вот как скачут, дураки.

- Не, Электра. Не пойду. У него там богатенькие все, у меня и одежда не та, да и о чем я говорить -то с вами буду? Я ничего не знаю, ни про моду вашу, ни про интересы всякие. И танцевать, как вы, тоже не могу. И что - дурой буду сидеть, рот раззяввив? Неее.

- Да не зови ты меня Электра! Папи совсем сдурел, когда мне имечко такое влупил. И где только выкопал, дурень старый? ... Эля! Они меня Эля зовут. Запомни!

- Эля, так Эля! Не жалко!

- Гель. Ну пожалуйста! Только на часик, не больше. Немного посидим и вернемся, честное слово. Да и папи велел прислуге убираться к одиннадцати придти, так что если меня к этому времени не будет, мало не покажется. Есть стукнуть-то кому, они с дорогой душой заложат, даже не мумукнут.

Геля посмотрела на нее и что-то так жалко её стало, глаза тоскливые, просит так...

- Ладно! На час! Но я сяду в уголке и молчать буду, как рыба.

- ыыыыыыы. Ги-ги!

Электра запрыгала на одной ножке и радостно заверещала. С треском распахнула шкаф.

- Только в этой занавеске не пойдешь. Смотри!
Она резко выдернула из мрачной глубины бездонного шифоньера что-то невообразимое.

Темно-зеленое, почти черное, и только по глубоким, скорее глубинным изумрудным искрам, подсвечивающим его изнутри, можно было догадаться о цвете, платье было нереально красивым. Совсем просто скроенное, но с открытыми плечами и такой же юбкой-пачкой, как у Электры, оно было очень изысканным. Электра открыла здоровенную металлическую коробку и брякнула на стол кулон с тонюсенькой золотистой цепочкой. Кулон был того же таинственного цвета и нежно мерцал.

- Надевай!

Геля погладила платье кончиками пальцев и вдруг поняла, что не надеть она его не сможет. Она просто потеряет сознание, умрет, исчезнет, если не попробует его надеть... С кулоном...

Дальше все закружилось, как во сне. Она только выныривала из тумана, чувствуя руки Электры на волосах и лице. И запах... Нежный и сладкий аромат духов, который окутывал ее облаком, дурманя и обманывая...

...
Девушка, которая стояла перед зеркалом была совсем незнакомой. В черном, искрящемся платье, дымчатых чулках и золотистых туфельках. У нее были томные глаза, подведенные четкой красивой линией почти к вискам и пухлые ярко-розовые губы. Она смотрела из зеркальных глубин чужим, слегка надменным взглядом. У нее были ярко рыжие, пышные волосы взбитые облаком и заколотые у затылка чем-то золотистым и белая прозрачная кожа...

...
Очнулась Геля от резкого длинного звука. Тонкая рука в серебристой перчатке прижала бронзовую кнопку звонка и не отпускала.

"Слушай меня внимательно", - Электра быстро и прерывисто дышала. " Там мальчики не простые, не наши лягушата из педулища. Они уже взрослые и все из очень известных семей. И девочки там то же... б...ну сама понимаешь. Поэтому ты не лезь поперед батьки, сиди и слушай. Главно - не ляпни чего....впрочем..."

Тут дверь резко распахнулась и Электра запнулась на полуслове. В дверях стоял высокий сероглазый парень с тонким породистым лицом и добрыми глазами сенбернара.

- Эээдииик...

Геля не узнала голоса подруги, он стал тонким, капризным и мелодичным. Грубая комбайнерша вдруг исчезла и на ее месте, вся изогнувшись, прижавшись плечом к косяку стояла аристократичная брюнетка с ярко накрашенными алыми губами.

Папироса! Геля с ужасом увидела, что у Электры, в изящно откинутой руке зажат мундштук...
Она было развернулась бежать, но Электра рванула ее за руку и остановила.

- Эдииик...знакомься...это Лина! Приехала ко мне на день. Она финка, ни мур-мур по- русски. Но понимает кое-что.

Эдик подошел ближе, внимательно и близоруко посмотрел Геле в лицо.

- Проходите, Лина. Не стесняйтесь. Я сам здесь пока в гостях, у брата. Будем держаться вместе.

Он взял Гелину руку, заледеневшую от страха, в теплые, большие ладони и тихонько пожал.

- Если не все поймете, то помашите мне. Я постараюсь объяснить. И первый танец тоже мой.
Он помолчал, вглядываясь и тихо сказал: "Я еще никогда не встречал такую женщину. Эля! Не дайте мне её потерять"

-Ладно, ладно, голубки. Поможем, чем можем!
Электра посмотрела на них насмешливо и, лихо закурив, пошла в зал.

В зале было душно, накурено и полутемно. Несколько пар танцевали в глубине под незнакомую, томную, вязкую музыку. Они плотно прижимались друг к другу, их движения были красивыми, но какими-то стыдными, смотреть на них было неловко и Геля покраснела.

- Эля, детка! Ну наконец!

Плотный невысокий парень с взбитым чубом жестких волос и узких, до неприличия, штанах подхватил Электру под руку и, вихляя пухлым задом, потащил танцевать. Геля отвернулась. Смотреть на извивающуюся в руках мужчины девушку было и приятно и стыдно и как-то горячо...

-Лина. Вам не по себе? Возьмите, это вкусно.
Эдик протягивал ей широкий бокал с клубникой, залитой лимонадом.

"Откуда сейчас клубника? И зачем портить ее лимонадом" - подумала Геля. Она решила ничему не удивляться и молчать. Совсем молчать, тем более, что она ни слова не знает по русски.

Отпив из бокала, она почувствовала острые незнакомые иголочки на языке . А клубника.... Она ела ее раз в жизни, две ягодки, угостили в гостях летом.
И смело махнула бокал до дна!
- А! Будь что будет, раз уж я - Лина!

Второй бокал она пила уже медленно, неспешно, сидя в огромном кресле, утопившем ее в своей упругой мягкой неге. На подлокотнике сидел Эдик и что-то нежно говорил, чуть поглаживая ей руку. Она почти не слушала слова, зачем, она все равно ничего не понимает, ей бы по фински...

Комната плыла в тумане, она танцевала с Эдиком, тесно прижавшись к его твердому телу и таяла, таяла...

Потом они учились танцевать какой-то странный танец, он был быстрым и смешным.
Геля скинула туфли и вихлялась всем телом, стараясь повторять точные движения Эдика и Электры. А они танцевали это потрясающе!

- Дура! Не вихляй задницей, - визжала и хохотала Эля. - Это же твист! Это тебе не камаринская! Смотри Эд. У нее получается! Да здорово! Она же прирожденная стиляга!

Потом, в тесном углу кухни, у самого черного лифта, Эля учила ее затягиваться, красиво держать на вытянутой руке папиросу.
Правда, тут их застал Эд и вытолкал взашей, отняв папиросы и выругав идиотками.

Потом проветрили зал, зажгли свечи. Низенький человек с огромной, не по его росту гитарой пел... Он пел так, что все, что с ними только что происходило, эти танцы, выпивка, все казалось ненужной шелухой, она отпала, перестала мешать и смысл простых и мудрых стихов вдруг отрезвил. Его можно было слушать бесконечно, с утра и до утра.

-Кто это? - шепотом, чтобы не слышали вдруг обрусевшую финку, Геля спросила у Электры.

-Ну ты и дерево! Это же Булат!

...

- Переодевайся быстро, времени уже хренте знает сколько, мать тебе даст по шее! Да и Эдик внизу ждет, проводить хочет. Я ему насвистела, что ты комнату сняла!

Электра нервничала, вот-вот должна была появиться прислуга! Геля наскоро стянула платье, кое-как напялила свое, влетела в пальто и ботинки, повязала платок.

Вечер был морозным, падал снег. Эд, полуобняв, вел ее по улице, что-то рассказывал, ловил снежинки, грел ее руки своим дыханием.
Она почти не слушала и молчала. Она понимала, что они больше не встретятся. Она знала, что никогда не забудет этот вечер. Она не могла простить себя за это дешевое вранье.

...
Анна открыла дверь.
Молча смотрела, как дочь снимает пальто и ботинки. Посмотрела на ноги в дымчатых порванных чулках, на тонкую шейку с дорогим кулоном. На яркие, обветренные, с остатками съеденной помады. губы. Принюхалась.

И с размаху, хлестко так, что у дочери мотнулась в сторону голова, влепила пощечину!
- Дрянь!


мой блог

Сообщение отредактировал АНИРИ - Четверг, 08.12.2016, 11:05
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Четверг, 08.12.2016, 06:39 | Сообщение # 38
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3312
Награды: 42
Репутация: 121
Статус:
ЦитатаАНИРИ ()
И с размаху, хлестко так, что у дочери мотнулась в сторону голова, влепила пощечину!
- Дрянь!

Даа, в духе того времени! Отлично, Ира!


От себя не убежишь...
 
Анири (АНИРИ)Дата: Четверг, 08.12.2016, 07:00 | Сообщение # 39
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Мама была лично знакома с Окуджавой, причем познакомилась именно так, на вечеринке у друзей

мой блог
 
Анири (АНИРИ)Дата: Четверг, 08.12.2016, 20:46 | Сообщение # 40
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Маме моей посвящаю

Глава 11. Серый шарик

Весна 1961 - го в Москве была очень теплой и дождливой. Геля практически не замечала времени, оно летело стрелой между подготовкой к выпускным экзаменам, практикой и головокружительным романом с Эдуардом. То что она делала с парнем и, главное, зачем, сначала было непонятно ей самой. Игра в иностранку затянула её в водоворот и обмана и правды. Все смешалось! Геля оказалась хорошей актрисой и у Эда не закрадывалось ни тени сомнения в её искренности. Она медленно и с трудом "училась русскому", они проводили часы в сладкой игре "учитель- бестолковая ученица", безудержно при этом целуясь.

Вечеринки в кругу новых друзей, разговоры о джазе, странные танцы, вкус длинных заграничных сигарет в долгие вечера в тесной изысканной компании, все очень нравилось Геле, вернее Лине. Откуда- то из глубин памяти всплывали - ощущения добротной жизни - вкусной еды, тонких скатертей, хрупкой посуды и изящных приборов.

Она держалась уверенно и спокойно в этой среде, вот только ложь! Сначала она жутко угнетала Гелю, но потом, новый образ плотно сросся с ней, словно вторая кожа и перестал раздражать!

Но больше всего она любила твист! Этот танец зарождал в её душе и теле, что- то необьяснимое, легкое и свободное. Она вливалась, врывалась в его атмосферу, стремительные, чуть неприличные движения приводили в действие какую - то пружину, она распрямлялась внутри и Геля чувствовала освобождение.

.Б....ть! Девки! В кучу! Сегодня фильм в Зарядье, на.... ваши лекции!

Эля, стоя на парамете набережной , кричала, размахивая ярким зонтом и опасно раскачивалась над рекой.

Геля уже не обращала внимания на мат, он стал привычным для её ушей, она и сама замечательно могла выругаться, правда коверкая язык для пущей правдоподобности.

- Саммоа ты б ..ть. Суккккьа, слааазь.

Иногда казалось, что даже Электра поверила в придуманную ею же легенду, она подыгрывала Геле весело и самозабвенно, помогая "снять до лета квартиру" в Гелином доме и снабжая нарядами.

Игра была бы совсем безобидной, если бы не Эдуард, Эд, как коротко называла его Геля, ненавидя противное "Эдик". Вернее, если бы не они с Эдом!

Любовь надвигалась на них со скоростью и неотвратимостью поезда, врывающегося в тоннель. Геля чувствовала беду, но не свернуть, ни остановить этот локомотив уже не могла...

-Лин! Лина! Смотри! Что я тебе купил, моя девочка!

Тоненькое колечко с крошечным блестящим камушком оказалось точно по размеру и радостно засияло на пальце, вроде как там и было.

- Ниееет! Не наддаа!

- Что не надо, глупая девчонка! Я тебя сегодня в гости приглашаю! К моим!

Семья Эда месяц назад переехала в Москву. Именитый врач, отец Эда, получил квартиру в том же доме, правда совсем небольшую, но они и жили там втроем.

Сердце Гели подпрыгнуло и остановилось. Это означало, что Эд решил познакомить ее с родителями. Да еще кольцо...

-Что мы с тобой натворили, Элька! Что мы наделали? Как мне быть то теперь?

- Да никак. Перед тем, как идти, скажи правду, делов-то! Скажи, пошутили! Просто - дурачились! Подумаешь!

- Я не могу, это же обман. Как я скажу ему? Я два месяца, глядя ему в глаза, врала, выпендривалась, корежилась. Мать правду сказала - дрянь! И поделом мне!

- Ты больно уж чистоплюйка, как я погляжу. Живет в говне, с придурком - отчимом. И перспектив - то у тебя никаких, солнце, кроме Мишки. Закончите педулище, будете вдвоем вкалывать за копье, учить идиотов. И жить, между прочим у тебя будете, с алкашом этим. Иль ты к Мишке пойдешь, шестой дурой в двушку?

- Эль! Отстань! Это вообще не твое дело!

- Иди, кретинка! Там родители знаешь какие, интеллигентнейшие. И ты им понравишься, точно. Правильная такая, с тебя статую слепят прям при жизни! Русская Фемида! Только ты там с открытыми глазюками будешь стоять, вылупленными! Тебе их завязыаать нечего, ты и так ни хрена не видишь в жизни. Я вот замуж выйду за Стаса и за границу уеду, уж папа-то его, дипломат расстарается.

Геля уже не слушала, она все решила. Бесповоротно.

...

...Белые двери не закрывались сегодня целый день...У Мастера Меры был день раздачи, он трудился как пчелка, не покладая рук. Темные и светлые полупрозрачные силуэты каких-то созданий, с большими и маленькими крыльями носились с корзинками вокруг, каждый хотел получить свою долю побыстрее.

Огромные прозрачные бочки были до краев наполнены разноцветными шарами, легкими, воздушными. Они шелестели нежно, словно сентябрьские, уже чуть тронутые осенним дыханием листья, когда Мастер Меры погружал туда голубой черпак, похожий на красиво изогнутый половник, чтобы отвесить очередную порцию в подставленные корзинки. Шшшшш, шррррр, шууууу...

Работа шла споро и весело, светлые тени кружили бабочками вокруг стола и толпились у распахнутых окон, стараясь поскорее вылететь. Сколько цветных шаров в их корзинках никто не считал, но каждый старался зачерпнуть побольше. А один, небольшой и толстенький, похожий на взьерошенного воробья, воровато лазил в дальнем углу, подбирая рассыпавшиеся шарики и складывая их к себе в корзину..

- Ну и ну! А еще Вершитель добра. Не стыдно? Думаешь правильно лишнее давать, не заслуженное?

Мастер Мер укоризненно качал головой, стоя над воробьем. Тот отполз подальше, крадучись подобрал последний шари и покраснел. Вернее - порозовел, как воздух на просыпающейся заре. Он быстро скакнул в окно, расправил мохнатые белые крылья и сделал плавный круг, потом еще один , и скрылся в тумане.

Мастер погрозил ему пальцем и обернулся.

В комнате, еще совсем недавно, светлой, пронизанной солнцем и напитанной ароматами цветов, стало сумрачно и холодно. Белоснежная занавеска посерела и больше не пропускала лучи. Откуда-то подуло сквозняком и он принес запах серы и еще чего-то неприятного, гнилостного.

Вокруг стола столпились серые тени. Небольшие крылья, похожие на крылья мух, издавали неприятный острый звук - зззз....

Они молча выстроились в очередь и подходили по одному, протягивая черную чашечку -пиалу.

Мастер Мер, зажав нос рукой, всматривался долго в каждую тень и раскладывал тяжелые, свинцовые шарики.

-Хоть вы и Вершители Зла, не торопитесь решать их судьбу!

Он говорил важно, басом, стараясь, чтобы каждый услышал.

- Дайте им осознать свою ошибку, исправить ее, ведь коль раз этот шар дадите, уже не возьмете назад. Душу- то погубить легко, спасти трудно.
Ты вот!

Он поманил пальцем высокую, худую, серую тень.

- Знаешь, за что карал?

...

... Над сгорбленной фигурой высокого парня, сидящего в заснеженном парке, на лавке, бессильно опустившем голову, струилось серое облако. Оно опускалось на плечи пепельной дымкой и холодило, холодило, проникая к самому сердцу.

- Поди здесь - реши. Зло она совершила, конечно, зло. И обман. Но ведь одумалась! Как быть?
Серая тень, поворчав, отшатнулась, взлетела и растворилась среди деревьев.

Парень плакал. Совсем озябнув, бессильно поднялся и побрел по дорожке, оставляя длинные, глубокие следы...

...

Поезд стучал по стыкам рельс сонно и умиротворяюще. Вокруг уже расстилались степи, и врывался запах пробуждающегося лета, острый и пряный. Дикая боль в сердце у Гели постепенно утихла, и только в глазах по прежнему резало до слез при воспоминании о нестерпимом блеске кольца, брошенного Эдом на грязный стол в недорогом кафе у дороги. Он сказал ей тогда всего пару слов... Развернулся и ушел.

Геля забыла эти слова. Она их точно забыла. Навсегда. И никогда не вспомнит. Она помнила только грязный стол, весь в крошках, жирный на ощупь, как восковой. И эти крошки никак не хотели сметаться, липли к рукам. А грязно-серый шарик со странным запахом гниловатого лука скатился сразу куда-то вниз, не дай бог в сумку попал!

Она долго искала шарик, но не нашла...


мой блог

Сообщение отредактировал АНИРИ - Четверг, 08.12.2016, 20:49
 
mazhorina-tatjana (mazhorina-tatjana)Дата: Четверг, 08.12.2016, 22:31 | Сообщение # 41
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 9494
Награды: 165
Репутация: 328
Статус:
ЦитатаАНИРИ ()
Глава 5. Родительская

Ира, ты очень наблюдательная.Всякие мельчайшие детали в описании природы. внешности, событий очень органично вписываются в текст.
ЦитатаАНИРИ ()
Глава 6. Лачо

Чего-то в этой главе мне не хватило. Рая и Сашка, конечно, второстепенные герои.Но чем, всё-таки дело кончилось? Им так и не удалось объясниться?
ЦитатаАНИРИ ()
Глава 7. Шахиня...

Пишешь невероятно-интересно, притом быстрее, чем я читаю))))
Я уже на описки даже не обращаю внимания, не до них вовсе...


Моя авторская библиотека
 
Анири (АНИРИ)Дата: Четверг, 08.12.2016, 22:37 | Сообщение # 42
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Описки, это плохо. Я пишу в самых невероятных местах, на планшете, в транспорте, потом стараюсь вычитывать, но пропускаю.

Насчет Лачо - тема не закончена, она еще продолжится.
Я так рада, что тебе интересно читать


мой блог
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Пятница, 09.12.2016, 06:48 | Сообщение # 43
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3312
Награды: 42
Репутация: 121
Статус:
ЦитатаАНИРИ ()
Описки, это плохо.

Описки - это нормально! Для автора главное - сюжет и текст, а всё остальное - работа корректоров.
ЦитатаАНИРИ ()
Глава 11. Серый шарик

После этой главы вдруг подумала, что почти у каждого человека есть подобная история - с обманом. Не зря же сюжет к фильму "Москва слезам не верит" родился. Думаю, ты ждала этого сравнения.
Ира, читаю с неослабевающим интересом! Жду продолжения.


От себя не убежишь...
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Пятница, 09.12.2016, 10:47 | Сообщение # 44
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9198
Награды: 87
Репутация: 261
Статус:
ЦитатаАНИРИ ()
На нее смотрела грустная рыжая девчонка со встрепанными волосами и детском газовом платьице. Босые ноги с расстопыренными розовыми пальцами были смешными и жалкими. Она вздохнула и открыла пакет с чулками

))наши мамы...читаю и вижу свою маму...
ЦитатаАНИРИ ()
Спиртное на стол не ставили, да ребята к нему и не привыкли, зато лимонад лился рекой.

)) было такое)))
ЦитатаАНИРИ ()
Низенький человек с огромной, не по его росту гитарой пел... Он пел так, что все, что с ними только что происходило, эти танцы, выпивка, все казалось ненужной шелухой, она отпала, перестала мешать и смысл простых и мудрых стихов вдруг отрезвил. Его можно было слушать бесконечно, с утра и до утра.

-Кто это? - шепотом, чтобы не слышали вдруг обрусевшую финку, Геля спросила у Электры.

-Ну ты и дерево! Это же Булат!

о, твоя мама была знакома с Булатом Окуджавой!!
ЦитатаАНИРИ ()
Работа шла споро и весело, светлые тени кружили бабочками вокруг стола и толпились у распахнутых окон, стараясь поскорее вылететь. Сколько цветных шаров в их корзинках никто не считал, но каждый старался зачерпнуть побольше. А один, небольшой и толстенький, похожий на взьерошенного воробья, воровато лазил в дальнем углу, подбирая рассыпавшиеся шарики и складывая их к себе в корзину..

- Ну и ну! А еще Вершитель добра. Не стыдно? Думаешь правильно лишнее давать, не заслуженное?

да уж, лишнее...немного радостей было у наших мама...совсем немного...

Ириш, наконец-то добралась до твоей повести. Много работы. Отлично всё у тебя выходит. Пиши и не вздумай останавливаться!))


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
mazhorina-tatjana (mazhorina-tatjana)Дата: Пятница, 09.12.2016, 17:57 | Сообщение # 45
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 9494
Награды: 165
Репутация: 328
Статус:
ЦитатаАНИРИ ()
Глава 8. Коса

ЦитатаАНИРИ ()
Глава 9. Чулки

ЦитатаАНИРИ ()
Глава 10. Финка

ЦитатаАНИРИ ()
Глава 11. Серый шарик

Всё, Ириш! Дочитала до конца - не удержалась!
Что ни говори, а ты обалденный прозаик!


Моя авторская библиотека
 
Анири (АНИРИ)Дата: Пятница, 09.12.2016, 19:12 | Сообщение # 46
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Будет еще, Тань. Я загорелась.

мой блог
 
Анири (АНИРИ)Дата: Воскресенье, 11.12.2016, 08:41 | Сообщение # 47
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Маме моей посвящаю

Глава 12. Приезд

Баба Пелагея стояла у ворот, сложив руки на животе, и рассматривала Гелю. Высокая, полная, в длинном черном платье, она уже неважно видела и наклоняла голову то на один, то на другой бок, как большая темная птица. Дед Иван сгружал с телеги чемодан и здоровенную сумку с городскими подарками.

- Господи! Дитка моя золотэнька! Ихде ж косыця? Да на чиго ж ты похожая, мать то куда ж глядела то?

- Да, ну бабуль. Ну кто же косу носит теперь? Это только у вас тут в деревне! Да и взрослая я уже...

- Да яка ж ты взрослая, девка? Коли без головы?

- Не ругайся, Поль.

Дед Иван стоял сзади и подмигивал Геле.

- Она вона диплому привезла, дитэй учить спочнет". В дом пившлы, что стали як телушки у ворот - то? Алюся, иди, переодиньсь. И обув сыми, поберегай.

Геля вдруг почувствовала себя той, радостной, маленькой Алюсей, которая бегала по огороду, каталась на тыквах, обьедалась зелеными яблоками до резей в животе и отмывала грязь, въевшуюся в кожу, смешной, скользкой мыльной травой. И тяжелый груз, который последнее время она, как ослик тащила на своих плечах, вдруг рухнул на землю и утонул в пышной придорожной пыли.

Она подхватила сумку и потащила её в дом.

В прохладной комнате, дальней, самой крайней в огромном пятистенке, выходящей маленьким окном на цыганский двор, было сумрачно и уютно. Бок беленой печи с печуркой, закрытой чугунной дверцей, в которую она всегда раньше прятала свои девчачьи секретики, тяжелый, дубовый старый стол.
Большая кровать с пружинами и серебристыми шарами на спинке. Пирамида пышных подушек, последняя из которых, стояла на попа, настороженно выставив острое ухо из кружевной накидушки. Плюшевое покрывало и подзор, уже чуть желтоватый, жесткий, кружевной. Черная, как будто закопченая икона с суровым богом в углу, длинные домотканные коврики, перекосившийся коврик с тремя собачками, уже старенькими и пыльными.

Геле плюхнулась на кровать, и подпрыгивая на пружинах, покачалась, как в детстве. Ей вдруг показалось, что не было этих лет, что все это - мать с вечно пьяным, и уже полубезумным отчимом, Эля, длинные мутые вечера под шампанское и сигареты, полуобморочный твист, все лишь приснилось. И нет никакой Гели, и не было дурацкой Лины, все это глупая фантазия неверного и вечно несущегося вскачь, бешеного города... И не было Эда...

За окном кто- то закорябался, что-то звякнуло и в комнате стало светло и солнечно. За откинутой ставней окна она увидела хитрую знакомую физиономию. Сашка!

Сашка, подтянувшись, уперся о подоконник животом, каким - то чудом закинул длиннющую ногу и, через секунду, уже стоял перед Алькой, такой повзрослевший и серьезный. Он теребил её, поворочивал, всматривался.

- Аль! Ты красивая какая, с ума сойти. Городская, как вы там, называетесь, забыл, летяги что-ли? И красишься? Тут у нас девчонки не красятся почти, на собрании застыдят. И пахнешь так... А очки! Дашь одеть раз?

Геля звонко хохотала, Сашкина серьезность враз слетела с него и он трындел не переставая. Аля не успевала вставить ни слова.

- А часы у тебя какие, откуда? Мать подарила? А как там у вас, в городе, мужчины все на машинах, небось? А телевизор у тебя есть? А правда...

- Да замолчи на секунду, дурак! Сам ты летяга! Очки женские, не трогай, засмеют тебя, я тебе привезла мужские! Лучше скажи, как ты тут?

- Да я нормально. Вот, в школе комбайнеров учусь, знаешь у нас тут на соседней улице открыли. Мне нравится. Отцу вот помогаю, на тракторе иногда.

Он помолчал, покраснел, покрутил подаренные очки.

- Рая в эти выходные возвращается...она тут, в местной больничке медсестрой будет работать.

- А ты что, Саш...Все к ней?

- Ага! Жениться хочу! Вот приедет, предложение сделаю! За меня точно пойдет, не дура же! У нас вон, все справно, и дом и огород. Пойдет! А ты? Надолго?

- На год. Я в школе буду работать, на Коробке.

- Блииин! Да отсюда ж шесть километров, не меньше! Ты как ходить - то будешь?

- Когда подкинет кто...вон ты, на комбайне своем. Когда сама. Утрясётся!

Дверь распахнулась, и появился дед Иван. Широкоплечий, в косоворотке и с поясом, он, как будто возник из Асиного детства, только морщинки вокруг глаз стали глубокими и спина, усталая, сильно сгорбилась.

- Ось, бачьте, люды добрые, паразит! Как где мед, так и шмель тутко. Прознал, кобелина ласковый. Явился! Ужо я тебе!

- Да ладно, дедусь, это же Сашка!

- Дак оне все Сашки, а девки глядишь и мамашки. Ишь озорник! Ты что , ставень выставил, хитрован? Пошто залез?

-Я , дед, повидаться только...

- От я тоби повидаюсь дрыном вдоль хребтины!

Сашка махнул обратно в окно и оттуда, из под березки, хитро сверкал глазами на безопасном расстоянии.

Дед повернулся к Але -

-Пошли дытенько, баба снедать кличет. Да паразита зови, не журысь.

На дворе, под старой вишней, бабка накрыла стол. Геля, голодная до каликов в глазах, быстро прыгнула на стул и втихаря отломила кусок пышного серого деревенского хлеба, по опыту зная - заметит дед, врежет по лбу деревянной ложкой. Степенный Сашка, дуясь, как бычок, чтобы не прыснуть, подошел и чинно сел напротив.

Баба Пелагея открыла чугунок, закопченный до углистой черноты, оттуда рванул такой ароматный пар, что у ребят потекли слюнки. В большом тазике желтела здоровенная курица, разломанная на куски. В тарелке горкой высились с десяток вареных яиц. Дед с бабкой перекрестились на вишню, бабка перекрестила курицу. Подумала пару секунд и перекрестила и ребят!

-С богом!

Дед взял яйцо, быстро и ловко обколупал его и откусил, вкусно забросил в рот шматок хлеба. Бабка плюхнула в котелок с картошкой приличный бесформенный кусок масла, взятый из беленькой тряпицы, потолкла деревянной толкушкой и разложила по тарелкам.

- О там глечик со сметаною. Черпайте.

Геля дотянулась до тарелки с курицей, зацепила свое любимое крыло, с которого стекал бульон пополам с жиром, уложила на тарелку. Почистила яйцо, устроила рядом. Подумала и положила на него ложку сметаны, которую надо было притоптать, чтобы она не свалилась плотным куском. Полюбовалась на натюрморт и слопала все, чуть не разом.

- Не спеши, золотко.

Дед ласково смотрел, как Алюся, такая взрослая и красивая, такая незнакомая, красиво ест, вытиная пальчики о край полотенца. Налил из кувшина в кружку компот.

Пейте, детки. Узварчик баба вечор сварганила..

...

Приткнув подол старенькой юбки, в маечке навыпуск Аля надраивала окна, со стороны палисадника, взмыленная и лохматая. Ей осталось помыть только одно окно, своей комнаты, ближе всего к цыганскому двору. Устав, как черт, и ругаясь про себя на немытые в жизни стекла и холоднючую колодезную воду, она прислонилась спиной к палисанднику и вытерла пот.

- Привет, соседка! Ты прямо в два раза выросла! Я сколько тебя не видела? Два года? Три?

Аля обернулась. У соседского двора, слегка изогнувшись тонким упругим телом от тяжести огромного чемодана, стояла девушка в красных туфлях на высоких каблучках. Черные волосы до плеч, строгое платье с белым гладким воротничком, алая лаковая сумочка. Она стригла Алю большими черными глазюками и улыбалась.

- Не узнаешь? Своих забыла. Сыр тэрЭ дела?  Сыр ту дживЭса? 

- Ух! Рая! Какая ты стала, не узнать совсем! Прямо как из журнала!

-Да ладно! Зайди вечером, чай будем пить. Да и погадаю.

Рая с трудом подняла чемодан и пошла к калитке .

- Ты что, помнишь, как гадать? Не забыла?

- Комсомольцы никогда ничего ее забывают! - озорно отрапортовала цыганка, по пионерски отсалютовав.

...

Тихий вечер, весь пропитанный ароматами распускающихся трав настал незаметно. Переделав кучу дел,. Аля что- то так устала, что легла на кровать, вытянула ноги и задремала. Легкий запах дымка из цыганского двора, аромат блинчиков из кухни, еле слышная возня и кудахтанье наседки в соседней комнате , шарканье деда на дворе - все это погружало Алю в какое -то полусамнобулическое состояние спокойствия и неги. Сквозь сон она слышала, как бабка открыла ворота, впустив корову и та, шумно вздыхая и позвякивая колокольчиком шла по двору. Слышала легкий звон подойника, и шаги бабуси, быстро, своей легкой, несмотря на полное большое тело, походкой пробежавшей к погребице доить Дашку. Она балансировала на грани сна и яви и почувствовала, в первый раз, как разжимаются тиски там, где -то в горле и груди...

... Осторожный стук в окно выдернул Алю из дремоты. Вскочив, она схватила мухобойку, подбежала к окну .

- Гад, Сашка, опять дурака валяет! Сейчас по лбу тресну , прибью как муху, может поумнеет!

Распахнув окно, впустив теплый запашистый степной ветер, она выглянула

- Ну чего тебе опять, Сашка?

Под березой, прислонившись к мощному стволу, стоял Лачо. Прищуренные глаза были абсолютно черными и непроницаемыми, шелковая рубаха открывала смуглую грудь

- Пошли. Райка ждет...

Аля совершенно не понимала, почему она молча встала, накинула первое попавшее платье, пригладила волосы и вышла на двор!

-Куды Алюся? - Крикнул дед, подметающий двор. - Темниет! Баба ругаться значнет!

- Я быстро, дедусь, калитку не накидывай!

- Ладно! Молока глечик тоби на перекладе оставлю. Выпешь!

...

На дворе у цыган уже горел костер. Вся семья расположилась вокруг, готовились пить чай. В котелке уже закипала вода, на покрывале стоял подготовленный алюминиевый чайник. Геля любила вкус этого чая, заваренного с травками, отдающего дымком. Ей налили чашку, она села в сторонке и потихоньку отхлебывала, чтобы не обжечься.

Сзади пахнуло духами, легкая рука коснулась плеча, метнулись яркие юбки. Геля удивилась, раньше Рая никогда не носила цыганскую одежду.

- в степь пойдем! Жди у калитки!


мой блог
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Воскресенье, 11.12.2016, 10:40 | Сообщение # 48
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9198
Награды: 87
Репутация: 261
Статус:
всё время на самом интересном месте окончание главы...

А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Воскресенье, 11.12.2016, 19:50 | Сообщение # 49
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3312
Награды: 42
Репутация: 121
Статус:
Ира, с нетерпением жду продолжения!

От себя не убежишь...
 
Анири (АНИРИ)Дата: Понедельник, 12.12.2016, 21:03 | Сообщение # 50
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4010
Награды: 32
Репутация: 62
Статус:
Попробую дальше.

мой блог
 
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » И коей мерой меряете... (Маме моей посвящаю)
Поиск:

Для добавления необходима авторизация