Главная » 2013 » Декабрь » 20 » Саша-пионер.

Саша-пионер.

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 20.12.2013 в 14:09
Материал просмотрен: 155 раз
Категория материала: Рассказы
К материалу оставлено: 0 комментариев
- Мама, мама, мама! Меня в пионеры приняли. Мама, я теперь пионер! - бежал Саша, завидев издалека мать с каким-то большим свёртком. Галстук его кончиками обхватывал шею и вроде счастлив был вместе с ним.
- Мама, теперь я пионер, - подбегая к матери с гордостью заявил мальчик, и попросил свёрток. - Давай понесу.
Мать от неожиданности помешкав, всё же отдала эту тяжеловатую для сына ношу. Саша взвалил её на плечо.
- Мам... ты только... папки... не говори... Я сам... скажу. Вот обрадуется! - Саша рассмеялся своей мысли. Саша представил, как отец широко раскроет глаза, разинет рот, чтобы что-то сказать, да так ничего и не скажет. Он будет смотреть то на мать, то на него, Сашу. Он ничего не поймёт в первый момент. А Сашу будет разбирать смех.
Саша хихикнул и чуть не обронил свёрток. Он остановился, поправил и двинулся дальше, но увы, мечты оказались сбиты. Тогда он решил заговорить с матерью, однако нараставшее дыхание не позволило ему связать и двух слов. Свёрток с каждым шагом почему-то стал набирать вес. Саше становилось тяжело.
- Давай по очереди нести, - ласково предложила мать. Саша согласился.
Дома Саша аккуратно развязал галстук и, расправив, осторожно положил его на свой письменный столик. Галстук выглядел прекрасно, однако смутило Сашу то, что в месте узла он оказался помятым. Саша попытался расправить это место, но у него не получилось.
- Мам, - немного подумав позвал Саша и когда вошла мать он попросил, чтобы она его погладила.
- Поглажу, обязательно, - пообещала мать, - но только завтра, перед школой. Хорошо?
- Ладно, - согласился Саша и нежно обнял её за талию.
Матери некогда было им заниматься, а потому отцепив его ручки от себя, она направилась в кухню. Саша, оставшись один, опять подошёл к столику и опять провёл руками по тому месту на галстуке, где были складки. Ничего не изменилось. Он ещё постоял в раздумье, затем, отойдя к стулу и присев на него, пустился в воспоминания.
Ему припомнилось, как сегодня их выводили перед школой для принятия в пионеры. Было всё торжественно: все девочки в белых блузах и чёрных юбочках, в туфельках и белых носочках, а мальчики в белых рубашках и наглаженных в стрелочку брючках. Учителя тоже все наряженные, а их Лидия Ивановна, так та, наверное, наряднее всех. Она ещё в классе предупредила, чтоб соблюдали порядок, чтоб никакого баловства, никаких шалостей. Но, впрочем, напрасно всё это. Все давно уже знали, как надо себя вести. А особенно Саша: он же сколько раз соседа по дому Толика, которого ещё в прошлом году приняли, просил рассказать "про всё, про всё". И он, вроде бы, не волновался, но это только до того момента, когда заиграл горн и забили барабаны, а Света (фамилию её он не знал, просто Света и всё, все так её звали), выйдя вперёд и громко произнеся: "Отряд, смирно!" - направилась к старшей пионервожатой. К горлу у Саши подступил какой-то комок. Он попытался избавиться от него, но не смог. Его охватил ужас - надо же будет говорить: "Всегда готов!" - а голоса нет. Саша тихонько кашлянул - это мало помогло. Испуг ещё сильнее овладел им. А Света уже стояла перед старшей пионервожатой.
- Товарищ старшая пионервожатая, - донеслось до Саши, - дружина имени Зои Космодемьянской для приёма ребят в пионеры построена. Председатель Совета дружины Светлана... - и опять Саша не узнал её фамилию.
Он снова кашлянул и получил от Анютки Петровой осуждающий взгляд и кулаком в бок.
- Ты чё, - произнесла она.
"Чё, чё, - подумал Саша. - Тебе бы так", - но сдачи не дал, а лишь обиженно отвернулся. У него даже слёзы навернулись.
А праздник был в разгаре и вот уже первым в шеренге повязывали галстуки. Это отвлекло несколько Сашу. Он потрогал горло, сказал: "Бхы" и попробовал произнести "Всегда готов!".
- Чево, чево, - не расслышав шёпот, спросила Анютка прищурив глаза.
- Ничево, - зло бросил Саша и его посетила радость - вдруг появился голос. Он удивлённо глянул на Петрову и уже нежно произнёс.
- Мене мамка конфет дала, хочешь?
- Хм, - заносчиво ответила Анютка, а Саша и не обиделся.
А когда повязывали галстук, его, почему-то, озноб взял. Он ясно почувствовал, как начинает трясти. Девочка из старшего класса, которая повязывала ему галстук, этого ни заметила или не захотела заметить. Но от Анютки Саша решил всё-таки на всякий случай отодвинуться, отчего заставил старшеклассницу немного потянуться за ним.
В классе Лидия Ивановна целый урок после этого им объясняла (в который уже раз), что значит быть пионером. Рассказала о Павлике Морозове, о подвиге Володи Дубинина, о Вали Котик. Все слушали её очень внимательно. Саше понравилось тоже. В особенности рассказ о тимуровцах. Саше показалось, что все: и Павлик Морозов, и Володя Дубинин, и Валя Котик - это далеко где-то, а вот Тимур - он здесь, выйди и вот он. Саша даже в окно глянул, на школьную площадку.
- Ну, ребята, сейчас вы пойдёте домой, - заканчивала Лидия Ивановна, - и смотрите... Вы уже знаете, что галстук это частица нашего Красного Знамени, а Знамя позорить никому не позволено и поэтому после того, как вас приняли в пионеры, вы должны себя вести только достойно этого звания, только хорошо: не обманывать никого, помогать старшим, не обижать - вот это ни в коем случае! - младших по возрасту и только тогда вы будете достойны со временем вступить в комсомол.
- Лидия Ивановна, а вы комсомолка? - заинтересовался класс.
- Да. Я комсомолка! И я горжусь этим!
Саша папу не дождался. Сегодняшнее напряжение свалили его ещё задолго до положенного времени. Как сидел на стуле, так и заснул, облокотившись о спинку головой, подставив под неё ручки. Ему было неудобно, головка часто съезжала с ручек, но он поправлялся и спал. Ротик был у него приоткрыт, с него тянулись слюнки - признаки сладкого сна.
Утром Саша долго вертелся у отцовой кровати в надежде, что тот проснётся. Но отец спал и надежды Саши оказались напрасными. Ему стало обидно, однако разбудить отца специально он не посмел. - "Ладно, - подумал, - сегодня у него выходной и я его обрадую, когда приду из школы", - и Саше так сильно захотелось покончить с этой учебной процедурой, что сил не было даже в школу идти. Ему пришлось перебороть себя, а как же - теперь он пионер и мало ли что!
Галстук ему повязывала мама. Как и обещала, она его прогладила: складок на нём не было. Сашу это порадовало. Он нежно поглядел на мать и подставил шею.
- Мам, а ты тоже была пионеркой, - чувствуя, как та ловко повязывает галстук, спросил Саша.
- Была, - коротко ответила мать и расправив воротничок рубашки добавила, - всё. Можешь идти. Смотри не балуйся.
Сашу это рассмешило: как же можно баловаться в галстуке. Это только не настоящие пионеры так могут делать. Ему почему-то на память пришла Анютка Петрова: "Эта не будет настоящей пионеркой", - подумал Саша, взял портфель и вышел из дома.
Погода стояла, как на заказ. Саша шёл степенно и ему казалось, что все, кто встречался на пути, только и делают, что с восхищением смотрят на него и галстук.
- Так, ребята, - когда начался первый урок, сделала объявление Лидия Ивановна, - я вас должна предупредить: сегодня у нас будет после уроков классный час. Хотя он у нас в пятницу, мы его сделаем сегодня. В пятницу его не будет. Всем понятно? Прошу не забыть. Катя, ты поняла? - видя, что та вертится, обратилась персонально Лидия Ивановна. Катя кивнула и Лидия Ивановна продолжила, - я вам, ребята, расскажу, что значит быть комсомольцем. Вам это надо знать. Я специально разговор на эту тему откладывала до вашего вступления в пионеры. Ну, а теперь начнём урок, - и она заскользила пальцем по классному журналу.
Саша всё понял. "А как же папа", - растерянно подумал он и ему стало его жаль: не скоро он узнает. Саша представил отца сидящим у окна и ждущим его. Он не знает, что Саша будет идти в галстуке. "Мама ему наверняка об этом не рассказала, да и не расскажет", - уверенно думал Саша. Но он догадывался, что она ему намекнёт, что его ждут хорошие новости. И он будет сидеть у окна и ждать Сашу. А Саши не будет ещё целый урок. Саше стало обидно.
Всё утро, пока шли уроки, Сашу не покидала мысль об отце. Он так и казался ему печально, печально сидящим у окна. И на первом уроке Саше так казалось, и на втором, и на третьем. А четвёртый урок он еле выдержал. Он даже получил от Лидии Ивановны замечание.
Но вот кончился четвёртый урок. Саша дождался, когда выйдет из класса Лидия Ивановна, взял портфель и заторопился домой. И, в общем-то, Анютки Петровой вопрос его не насторожил.
- Ты куда? - спросила она.
- Никуда, - ответил он. - Домой, вот куда.
Звонок Саша услышал уже выходя со двора школы. Отчего-то или так показалось, он звенел долго и настойчиво. Но Сашу это не трогало. Саша торопился домой. Сашу ждал папа.
Отсутствие ученика на классном часе Лидия Ивановна в первый момент не заметила. Она, пришедшая в настроении приподнятом, желавшая от души рассказать об организации в которой состояла столько лет, была далека от мысли, что кто-то может проигнорировать, не оценить её затраты времени на подготовку. А готовилась она добросовестно. Но Петрова опустила её на землю.
- Лидия Ивановна, а Саша Галактионов ушёл домой.
- Как ушёл? - растерялась Лидия Ивановна.
- Я ему сказала: ты куда? А он говорит: "Никуда, домой, вот куда", - и побежал.
Лидия Ивановна повернула голову в сторону того места, где должен был сидеть Саша. Его в самом деле не было.
- Вот видите, ребята, - раздражение нахлынуло вдруг, она была оскорблена в чувствах. - В пионеры ведь его приняли, клятву давал и такой проступок. Разве можно так, - она помолчала, однако решение на действие уже созрело. - Ну-ка, Вова с Толей, вы мальчики покрепче, верните-ка Сашу.
Мальчики, названные Вовой и Толей, с услужливой готовностью, поняв буквально, сорвались со своих мест и резво кинулись вон из класса. Они догнали Сашу ничего не подозревавшего на половине пути. Они схватили его за руки и стали тащить.
- Вы чё, - напугался Саша.
- Пошли, пошли в класс, - кричал Вова.
- Счас тебе попадёт, - добавлял Толя.
- Отпустите, чё вы, больно же, - Саше действительно было больно. Но ребят это не останавливало, им сказали привести его и они старались на совесть.
- Ну больно же, - заплакал Саша.
- Пошли, - ребята были неумолимы.
- Отпустите, - тогда заорал во всё горло подневольный. Его голос сорвался на фальцет, но и это не помогло. Его тащили.
- Отпустите.
- Идём, идём, - вслед его просьбы раздавалось.
И Саше пришлось покориться. Но и после этого ему продолжали заламывать руки.
- Ну я же иду, - плакал Саша. - Отпустите.
Его не отпускали. Саша заплакал навзрыд. Слёзы, которые он вытереть не мог, попадали на развивающиеся кончики галстука, отчего они постепенно становились густо красными. Саше было очень ещё обидно оттого, что он даже не догадывался за что с ним так поступают.
- Вот он, - втолкнув Сашу в класс, с чувством выполненного долга и ожидая похвалы, произнесли ребята. Слёз у Саши теперь не было, он только хмурился и сопел.
- Садитесь, ребята, а ты, Саша, иди сюда.
Ребята пошли на свои места, а Саша нехотя побрёл к учительскому столу.
- Ты почему сбежал с классного часа? - строго спросила Лидия Ивановна.
- Я, я, - стал заикаться Саша.
- Нет, ты скажи всему классу: почему сбежал с классного часа, - настаивала Лидия Ивановна. - Объясни. Здесь твои товарищи, вот и объясни им: почему ты сбежал.
- Я, я не сбегал, - слёзы опять подступили к горлу.
- Ну как же ты не сбегал, - дотошно выясняла Лидия Ивановна.
- Я, я забыл.
- Хм. Забыл он. Все не забыли, а он забыл.
- Я правда забыл, - в отчаяние оправдывался Саша.
- Ну хорошо. Допустим. А Петрова Анюта тебе говорила?
- Она только спросила: "Ты куда?" - а я сказал: "Никуда, домой".
- Вот видишь. Я же всех предупредила, а ты сбежал.
- Не сбегал я, - Саша готов был расплакаться снова, но ввиду класса крепился из последнего.
- Значит, ты так и не скажешь почему сбежал, - заключила Лидия Ивановна.
- Не сбегал я.
- Хм, - усмехнулся педагог. - Не сбегал. И это врёт пионер. Да ты после этого не достоин носить галстук. Какой же ты пионер? Ты не достоин просто быть им, - резюмировала Лидия Ивановна и в раздумье отвернулась к окну.
- Ах, я не достоин, - вдруг вспылил Саша. - Я, я, - слёзы были где-то рядом. - Я... я... я не достоин, да? Я не достоин, - Саша заплакал, - ах, я не достоин. Ну нате, нате, - он всхлипывая стал развязывать галстук, но тот, видимо, с Сашей расставаться не желал. - Я не достоин, да. Нате, нате его, - пальцы не могли распутать узел. - Нате его, - слёзы у Саши полились ручьём, он, наконец, распутал узел. - Нате его. Я не достоин! Нате. Возьмите его, - Саша подошёл к Лидии Ивановне и положил галстук на стол. - Нате его, возьмите, - всхлипывал он.
- Перестань, - строго одёрнула его Лидия Ивановна. - Прекрати сейчас же истерику.
- Я не достоин, - остановить Сашу было невозможно. Он пристально поглядел учительнице в глаза. - Берите, нате. Я не достоин, - повернулся и выскочил из класса.
Всего комментариев: 0
avatar
17
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0