Главная » 2016 » Февраль » 10 » Визит Глава первая (1 часть)

Визит Глава первая (1 часть)

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 10.02.2016 в 20:52
Материал просмотрен: 95 раз
Категория материала: Фэнтези
К материалу оставлено: 0 комментариев
ГЛАВА 1

«Есть дьяволы, которым благородство их
натуры не позволяет прибегать к некоторым
деяниям ( ... ) они даже чувствуют к ним
отвращение».
Святой Фома

— Всё бежит, всё меняется. — вздохнула старушка, наливая в чашку чай.
— Да, время какое-то сумасшедшее, — согласилась с ней другая старушка, сидевшая напротив за столиком. — И люди пошли какие-то странные. Вот взять к примеру, моих соседей по площадке...
— А что? — заметно оживилась её собеседница.
— Да вот, Галина, приехали несколько дней назад, и не увидишь их. Днём сидят, только ночью их и увидишь. Странные они какие-то.
— Чем?
— Например, переехали без вещей. Один кот. Огромный такой, чёрный, сущий дьявол. — перекрестившись, сказала старушка.
— Ну и что? — отмахнулась Галина. — Знаешь, есть такие Сибирские коты, так они очень большие. Наверное, Настенька ты такого и видела. А что вещей нет, так они может вместе с мебелью сняли квартиру.
— Сибирский, говоришь? — загадочно усмехнулась Настасья. — А что, все сибирские на задних лапах ходят?
— Почудилось, — мягко усмехнулась Галина. — На старости лет, что только не почудится. Вот я, к примеру, недавно иду по улице, а вдалеке через дорогу что-то непонятное перебегает, да живо так, быстро. Подхожу поближе, а это собачонка. У неё сердечной, хребет перебит и задние лапки парализованы. Так она что надумала, закидывает их наверх и на передних лапах бегает. Кто бы рассказал, не поверила бы, а я своими глазами видела. Жалко до слёз и жутко.
— Да, — сочувственно вздохнула Настасья Гавриловна. — Но у этого кота было всё в порядке. И потом, дело не только в коте. Они не пользуется электричеством. Несколько раз наблюдала, как у них горят свечи. Того и гляди, пожар устроят.
— Может что с проводкой, — предположила Галина Иванова.
— Не думаю, — с сомнением поджала губы Настасья. — А вечером к подъезду иномарка подъезжает, чёрная, с затемненными стеклами.
— Сейчас у многих такие, — равнодушно сказала Галина, потянувшись за печеньем в вазочке.
— Это еще не всё, — заговорщицким видом заметила Настасья.
— Да? — безо всякого удивления спросила Галина и посмотрела в окно. — Уже темнеет. Как ты думаешь, сегодня иномарка приедет?
— Наверное, — пожала плечами Настасья. — Но ты недослушала. Сами жильцы странные, — перейдя на шепот, заключила: — И то, что в городе неспокойно, похоже, их заслуга.
Галина, соглашаясь, закивала головой.
— В Бишкеке действительно что-то происходит. Ходят слухи, что появилась секта сатанистов. Впрочем, они и раньше были, но сейчас словно почувствовали силу, подняли голову, похоже, у них внезапно появился покровитель. Странно, не правда ли?
— Что странного?
— Странно, то, что он появился здесь, а не в Европе или, скажем, в России. Киргизия относиться государствам, где религия - ислам. А тут - сатанисты.
Настя пожала плечами.
— А в чём разница? Разве, что в названии. Из сатанистов переименуются в шайтанистов, — весело фыркнула, — смысл останется. А вот насчет покровителя тут, мне кажется, ты права. Сдается мне это мои соседи.
— Но почему ты решила, что виновники соседи?
— Странные они. Какие-то непонятные люди их посещают. И что интересно, всё началось после землетрясения. Помнишь его?
Галина вплеснула руками.
— А то! Конечно, помню! До сих пор Токтогульскую дорогу восстанавливают. А моя вазочка! Она разбилась вдребезги!
— Скажешь тоже «вазочка», тут сотни людей погибли! А её вазочка волнует! — возмутилась Настасья.
Галина смущенно потупила глаза. Настасья снова понизила голос.
— Сами жильцы странные.
— Чем?
— Один длинный, худой. Нескладный какой-то. Зеркальные очки носит. Другой еще хуже, рыжий...
— Вот удивила, — то ли рассмеялась, то ли закашляла Галина. — Мало ли рыжих-то на Земле?
— Но не таких. Чёрные глаза. Клыкастый…
— Ты ему в рот заглядывала? — развеселилась Галина.
— Да, и заглядывать не нужно. Эти клыки так и сверкают, стоит ему ухмыльнутся. А ухмыляется он как-то зло, словно сам Сатана. И вооружён.
— Пистолетом?
— Не видела. А вот нож или кинжал висит на боку.
— Может он кавказец?
— Это рыжий - то? — скривила в сомнении рот Настасья.
— Ты меня заинтриговала. Задержусь, посмотрю, что за соседи. Тем более темнеет. Увидим ли мы их темноте?
— Сейчас полнолуние. Светит, дай Боже! Всё увидим.
Но им не пришлось дожидаться ночного светила. Едва солнце скрылось за горизонтом, как к подъезду дома, подъехала машина. Услужливый шофёр, распахнул дверцу, и из машины вышла очаровательная девушка. Легкое платье идеально подчеркивало совершенство её тела.
— Ты гляди! — воскликнула Галина, подталкивая локтем подругу. — Интересно к кому это особа?
— Знамо, к моим соседям, — отозвалась Настасья, по-прежнему не отрывая глаз от окна. — Что я тебе говорила? Какие люди к ним ходят!
Девушка скрылась в подъезде. Подруги, оставив пост у окна, ринулись к входной двери. Там чуть ли не отталкивая друг друга, прильнули к глазку. Девушка не заставила долго ждать, быстро поднявшись по лестнице, скрылась в таинственной квартире. В коридоре состоялось маленький военный совет. Настасья, предлагала подождать, пока девушка не покинет дом и проследить за ней. Галина, настаивала на немедленном посещении квартиры. Дескать, подруга здесь живёт... А заодно и в комнаты заглянуть.
Прежде чем ночь окончательно вступила в свои права, решение было принято. Выйдя на лестничную площадку. Робкими шажками приблизились к двери таинственной квартиры и постучались в две руки. Дверь распахнулась. Галина набрала воздуху в грудь, чтобы спросить о несуществующей подруге, как вылетевший из-за дверей мужчина радостно воскликнул:
— Ну, наконец-то! Галина Иванова и Настасья Гавриловна пожалуйте к нашему скромному столу. Признаться, заждались мы вас. Пройдёмте.
Он вежливо втолкнул оробевших старушек в коридор и мягко затворил дверь. Щёлкнул замок. Подчиняясь, старушки вошли в освещённую свечами комнату.
— К нам гости.
Пропел за спиной Гали и Настасьи, разбитной мужской голос. Все, кто находился в зале, повернулись на его голос. Рыжий обернулся к мужчине, расположившемуся на диване. На вопросительно взгляд рыжего тот кивнул. Рыжий снова повернулся к старушкам, и, вогнав их в дрожь клыками, которые были чуть длиннее и чем у обычного человека, гнусавя, сказал:
— Садитесь. Чего стоять, раз пришли. Барон помоги дамам сесть.
Длинный мужчина, галантно взяв подруг под руки, подвел к диванчику, что стоял в другом конце зала. Там развалившись, во всю длину, лежал огромный чёрный кот, бандитской наружности.
— Юм, уступи дамам место, — с укоризной сказал Барон, подталкивая старушек к дивану.
Те не понимали ровным счетом ничего. Было ощущение, что их здесь ждали. На диван они сели не потому, что их так заботливо усаживал мужчина с зеркальными стеклами, а из-за того, что внезапно ослабели и подогнулись ноги, когда кот подняв мордочку, внятно сказал:
— Следопыты, почему сразу не зашли? Выжидали что?
Барон, подхватив его тон, весело заметил:
— Зато вовремя. Магистр, — он выжидающе посмотрел на мужчину, что сидел на диване. Тот молча склонил голову приветствуя. Барон продолжил:
— Магистр приглашает вас на нашу небольшую пирушку, которая состоится именно сегодня. К нам ещё присоединятся Валентин и Катерина. Они придут с минуту на минуту, а пока позвольте вам представить: Дорн – хозяин. Амон, — он указал на рыжего мужчину лет тридцати. — Меня вы уже слышали, как зовут - Барон, но это скорее псевдоним. Этот толстый кот - Юм (кот услышав столь нелестный отзыв о своей фигуре, возмущённо фыркнул, спрыгнул с дивана и вразвалочку подошел к низенькому столику, ломившемуся от яств).
— Барон, заканчивай выкаблучиваться, — Амон, недобро прищурил глаза. Галина с непонятным ей ужасом убедилась, что глаза рыжего действительно чёрные, и это почему-то бросало её в дрожь. И они как будто светились мягким, жёлтым светом. Отбросив мистический ужас, Галина приписала это непонятной игре свеч. Возможно, именно огонь свечи создавал иллюзии светящихся глаз. Амон продолжал:
— Дай им выпить. Выглядят они не лучшим образом.
— Что верно, то верно, — быстро согласился с ним Барон и, не теряя времени, протянул Галине и Настасье по рюмке коньяку.
Те неуверенно, не желая обидеть хозяина, взяли предложенные рюмки. У остальных сидящих тоже блеснул хрусталь в огне свеч. Подруги вертели рюмки, любуясь искрящими гранями, не решаясь выпить содержимое. Низкий голос Дорна, заставил их вздрогнуть.
— Пейте.
Огоньки свеч отразилась и его в глазах. Словно под гипнозом Настасья поднесла рюмку к губам. Глотнула. Тёплая волна прокатилась по телу, согревая каждую клеточку, наливая мышцы давно забытой энергией юности.
— Как? — склонился к её лицу Барон. — Хорошо?
Настасья вдруг почувствовала, как усталость покинула её, уступая место необузданному веселью. «Начинаю, пьянеть», - подумала Настасья и вслух добавила:
— Превосходно! Никогда не было так хорошо! А тебе нужно особое приглашение? — вдруг накинулась она на Галину, которая все ещё держала полную рюмку. Себя она чувствовала совсем молодой, лет на двадцать. — Пей, не отравишься!
Галина, наконец, хлебнув из рюмки, прошептала ей:
— Слушай, я словно помолодела!
Подняв руку к лицу, онемевшая, наблюдала, как разглаживаются морщины. Исчезают старческие веснушки. Кожа становиться гладкой и упругой.
— Я действительно помолодела! — тихо, простонала в священном экстазе Галина. — Да Вы сам Бог! — сказала она, обращаясь к Дорну.
Тот, насмешливо скривившись, сказал:
— Вот не ожидал, что когда-нибудь, меня будут называть Богом, — покачав головой, добавил: — Вот и думай, оскорбление это, или похвала. Что скажешь Амон?
— Я думаю, сир, они не хотели оскорбить Вас, — прогнусил Амон недобро посмотрев на подруг.
— Нет-нет, конечно нет, — поспешно заверить Галина. — А долго мы будем такими молодыми?
Барон, низко склонившись, шепнул, подсказывая:
— Говорите «сир» обращаясь к хозяину.
Галина поспешила поправиться:
— Извините, сир.
— Пока будет продолжаться наше путешествие, — удовлетворил её любопытство Дорн. — И оно уже начинается.
Дорн поднялся с дивана. Остальные последовали его примеру. Из соседней комнаты вышла девушка, которую Галина и Настя видели входящей в эту квартиру.
Барон тут же подскочив к девушке, галантно подал ей руку, повернувшись к Галине и Насте представил:
— Катерина, — и обращаясь к Катерине. — А это Галина и Настя - наши первые гости. Кстати, где Валентин?
— Он присоединиться попозже, — весело ответила Катерина, кивая приветливо подругам.
Дорн направился к двери и, распахнув её, впустил в зал запах океана и шум прибоя.
Галина изумлённо ахнула. Неизвестным образом, в квартире находящейся в третьем этаже, за дверью оказался океан. Подчиняясь рукам Барона подруги едва передвигая ногами, переступили порог. Оглянулись, но... Зал исчез, и за спиной была полоска берега да океан. Высокие пальмы, а дальше крутые горы стремительно вздымались ввысь, под облака.
Вся компания, пройдя немного по песку, остановилась. Волны прибоя лишь чуть-чуть не дотягивались до их ног. Поражала полная тишина. Не пели птицы и ветер замер, запутавшись в ветвях деревьев. Лёгкий шум прибоя подтверждал, что всё это реальность.
К Галине и Настасье, лучезарно улыбаясь, подходил Барон.
— Заранее предупреждаю: не пугайтесь и не удивляйтесь тому, что сейчас произойдет.
Еле заметно поклонившись, покинул их.
Всё замерло в немом ожидании. Несколько томительных секунд и вдруг внезапный шквал ветра, прилетевший со стороны океана, донёс глухой, тревожный звон колокола. Ударив по лицам, он унёсся дальше, в горы качая деревья.
На горизонте появилось белое пятнышко, с каждой секундой увеличиваясь в размерах, оно приближалось. Но тут случилось нечто такое, от чего подругам стало не до приближающего судна. Из воды, группами и по одному начали выходить люди, направляясь к стоявшим на берегу.
Дорн внимательно следил за идущим из воды потоком людей. Они как по лестнице поднимались со дна океана: сначала голова, плечи, тело, и, наконец, ступали на берег совершенно сухими, будто не из воды. Но ещё до того как выйти, эти люди порядком менялись. Вынырнувший, из океана полуобъеденный рыбами и разложившийся до костей труп, начинал преображаться. В пустых глазницах засветятся живыми блеском глаза, разом опустятся на плечи волосы и кости обретут плоть. Возникает изысканная одежда или наоборот нищенское рванье, в котором проглядывалось что-то морское. Сверкнёт металлическим блеском шпага или пистолет с затейливой рукояткой. И новоявленный человек, пиратского вида, упав на колени, приветствует раболепно Дорна. После, поднявшись, уходил куда-то за спину к пальмам, что росли в сотне метров от берега. Люди прибывали нескончаемым потоком.
Подруги затруднились бы сказать, сколько времени продолжался этот «прием». Но окончился он так же внезапно как начался. Вышел последний пират с повязкой на глазу и на костылях. И волны океана, наконец, смогли продолжить свой бег не обремененный, больше ничьим появлением. Галина со страхом оглянулась, боясь увидеть скелеты или призраки, но с удивлением обнаружила пёструю толпу, веселых и симпатичных людей, правда, были отдельные личности с угрюмыми взглядами или даже страшными видом, но они не портили радостного настроения присутствующих.
Шёпот Настасьи донесся до Галины.
— Боже! Тут, похоже, одни пираты, бандиты, убийцы всех веков. Куда же мы попали?
Но её услышала не только Галина. Стоявший рядом пират, удивленно подняв бровь, сказал:
— Мадам не знает где она? Мадам не знает, что она при свите Люцифера?
— Ой! — Схватилась за голову Настасья. Потянула за руку Галину. — Нам нужно отсюда уходить.
— Вот ещё! — фыркнула Галина. — Ну и что, что мы возле Сатаны, зато посмотри как весело... И могу поспорить, что этот белый трехмачтовый корабль держит путь сюда!
Заговоривший с ними пират бросил восторженный взгляд на Галину.
— О! Мадам разбирается в кораблях! Она любит океан?
— Всю жизнь мечтала увидеть океан, — созналась Галина, покоряя вежливостью и неприкрытым восхищением собеседника. — Но, к сожалению так и не довелось.
— Ну что ж, теперь Вы наверстаете упущенное.
Оскалив в улыбке зубы, заметил пират. Стянув с головы шляпу с широкими полями и украшенную пером страуса, в низком поклоне повертев её у ног, сказал:
— Разрешите представиться: Морган.
Галина улыбнулась, протянув руку, ответила:
— А меня можете называть Галиной, а рядом моя подруга Настасья.
— Польщён... — начал было раскланиваться Морган, когда его грубо оборвали.
— Ха! Морган уже кем-то обзавёлся! — прорычал громила стоявший неподалёку от них.
Несколько пиратов оглянулись на его голос, с интересом приблизились. Громила продолжал говорить, раздув ноздри с кровожадным блеском в глазах:
— Чую кровь! Как живые оказались на острове?!
Зазвенели, обнажаясь, клинки. Пираты, наблюдавшие за громилой, услышав его последние слова, вытащив из ножен шпаги и кинжалы, направились к подругам.
Побледнев, Галина и Настасья прижались друг к другу, с испугом озираясь вокруг. Настасья что-то забормотала, осеняя крестами приближающихся к ним пиратов. Те остановились, и недоумение отразилось на их лицах, они явно не ожидали здесь молитв. Громила, слегка отпрянув, злобно прошипел, указывая на Настасью пальцем:
— Пустить кровь ... Здесь нет места Богу!
С отчаянием Галина повернула голову, обращая взглядов к Дорну, и с радостью заметила, что про них не забыли.
Припадая на ногу, к ним шел Амон, толпа спешила уступить ему дорогу, открывая широкий проход к пиратам и подругам.
Он подошёл. Недобро посмотрел на громилу и вооружённых пиратов.
От его взгляда они вздрогнули, сникли, отступили назад. Амон был невысокого роста и чтобы посмотреть на возвышавшегося над ним громилу, ему приходилось задирать голову. Но это не придало смелости гиганту, он со страхом взирал на рыжего.
Прищурив глаз, Амон тихо спросил:
— В чём дело Крэддок? Проблемы?
Галина почувствовала, как мурашки поползли по коже. Этот тихий голос был гораздо страшнее криков и ударов. Он таил в себе силу. Огромную силу и власть. Громила, по-видимому, тоже ощутил это, судорожно сглотнув, мотнул головой в сторону сжавшихся подруг.
— Живые, — только и смог выдавить из себя Крэддок,
Амон осклабился, демонстрируя клыки, сказал:
— Хозяин позволил им присутствовать.
Он обвел холодным взглядом окружающих, заставить их отступит на шаг назад. Голосом, наводящим ужас тихо спросил:
— Ещё проблемы будут?
— Нет! Нет! — уверяя, вскричали в один голос Крэддок и пираты. Кинжалы возвратились в ножны. Кровожадный блеск исчез, уступая место страху и... обожанию. Они боготворили его.
Амон ещё раз медленно обвёл взглядом гостей и подруг, едва заметно кивнул, словно, принимая заверения пиратов. Повернувшись, хромая направился к Дорну по коридору, который создала разошедшаяся в стороны толпа.
— Бр-р-р. — поёжилась от внезапного холода Настасья. — Вот человек! Кто он? И почему его все слушаются?
Крэддок, оторвав глаза от Амона, перевёл их на Настасью.
— Прошу прощения мисс, погорячился... — с видимым усилием произнес Крэддок.
— Ничего, — сказала Настасья, примирительно махнув рукой. В свою очередь оглядела гиганта, и детский восторг отразился в её глазах. Ей ещё не приходилось видеть таких больших и сильных мужчин. Эта сила чувствовалась в его теле, руках. С долей кокетства, протянув ладонь, сказала: — Надеюсь, мы будем друзьями? Меня зовут Настя.
Гигант широко улыбнулся, и крепко пожав протянутую руку. Что-то одел на её палец.
— Крэддок.
Настасья с восхищением посмотрела на перстень. Крэддок довольно ухмыльнувшись, при виде её реакции на подарок добавил:
— Примите подарок, как знак моей дружбы.
Остальные пираты, которые норовили влезть в стычку, теперь расшаркиваясь, бормотали извинения, и были великодушно прощены. Галина вздрогнула, когда за спиной раздался мягкий баритон.
— Не потрудится ли мадам принять от меня подарок на память?
Морган протягивал Галине браслет изображающий затейливую змею с рубиновыми глазами. Увидев, что Галина не решается принять такой дар, Морган сам надел золотой браслет на её запястье.
— Спасибо, — растерянно пробормотала Галина и, оторвав глаза от браслета, перевела их на Моргана. Пират вежливо взял её под руку.
— Корабль уже вошёл в бухту, скоро будет спущен трап.
— А он не сядет на мель? — заволновалась Галина, стараясь рассмотреть приближающееся судно.
— О нет, — позволил себе улыбнуться Морган, — «Летучий голландец» может и по «земле ходить», но это ему не потребуется. Здесь гавань достаточно глубокая, чтобы киль корабля не коснулся дна. Хозяин все предусмотрел.
— Хозяин - это Дорн?
— Да.
— А кто он? Что за человек?
— Вы так и не поняли кто это? Дорн, Барон, Амон?
Отступив на шаг, удивленно воззрился на Галину Морган.
— Нам говорили, что-то про пир Вельзевула. Но как-то не верится.
— Напрасно. — с укоризной покачал головой Морган. — Наш хозяин - Люцифер. Но не пугайтесь, вы здесь только гости. Я думаю, хозяин отпустит вас, после.
Корабль подошёл почти к самому берегу. С его борта спустили трап. Первым ступил на корабль Дорн, за ним потянулись остальные. Галина, вскинув глаза на улыбающегося Моргана, волнуясь, спросила:
— Но как там поместиться такая толпа?
— Не беспокойтесь. — снова улыбнулся Морган. Протянул ей руку. — позвольте, сопроводить Вас на корабль?
— Позволю, — весело кивнула Галина, опершись о руку пирата.
Морган торжественно повел её к трапу. Оглянувшись через плечо, Галина убедилась что, и Настасья в сопровождении Крэддока следует за ними.
Оставив за собой пустынный берег, «Летучий голландец» подняв паруса, гордо задрав над волнами нос, устремился в открытый океан.
Его путь лежал на Юг, к экватору, и, дальше.
«Летучий голландец» нёсся на всех парусах, и встречные суда в испуге меняли свой курс, едва завидев его на своём пути. Слава этого судна было известна всему Миру.


В каюте огромных размеров собрались избранные гости. (Остальные пировали на палубе судна, расположившись прямо на полу, на коврах, что щедро покрывали палубу). За длинным столом уместилась довольно большое количество гостей. Здесь были свита Дорна, и Катерина со своим другом и подруги с Крэддоком и Морганом, и, даже те пираты, что участвовали в стычке на берегу.
Дорн восседал во главе стола в кресле с высокой спинкой. Выглядел он величественно и грозно.
В прозвучавший тост во славу «Властелина Тьмы и Теней», кубки Галина и Настасья подняли неуверенно, им еще не приходилось пить за Сатану. Но вино имела чудесное свойство, немного захмелев, подруги почувствовать себя на вершине счастья, а Дорн самым лучшим кого они встретили за всю свою жизнь. Его же гости были просто замечательным. А что захватили в плен рыбаков на легком парусном судне, что повстречались на пути «Летучего голландца», так это были мелочи. Правда, Галине и Настасье пришлось ещё выпить вина, чтобы более спокойно наблюдать, как рыбаков подвесив за руки на фок-мачте, поджаривают на огне. Пираты ещё долго издевались над пленниками, но подруги скрывшись в каюте, поспешили заглушить вопли несчастных, новой порцией вина. Галина заметила, что Катерина пыталась выразить свой протест Дорну, но Барон что-то шепнул ей и она, сникнув, предпочла больше эту тему не поднимать. Свита и пираты с удовольствием прислушивалась к агонии моряков и, похоже, негласный этикет мешал, сорвавшись. кинуться на палубу и с наслаждением наблюдать за расправой.
Впрочем, как отметила про себя Галина, кот покружившись возле стола, исчез и не появился в каюте, пока не стихли стоны подвешенных на мачте.
Дорн с еле заметной улыбкой окинув взглядом каюту, растягивая слова сказал:
— Моим поданным нужно повеселиться, эти двое только раззадорят их. Амон прикажи править корабль к берегу. На материке мы найдем то, что нам нужно. Уже много лет мы не присутствовали в этом мире, пора исправить упущенное.
Выискивающий что-то под столом кот, вынырнув оттуда, вредным голосом сообщил:
— В отличие от остальных Амон довольно часто сюда наведывается. И смею заверить появляется он не только для того чтобы выполнить указания сира.
— Фискал, — с ненавистью прошипел Амон. — Сейчас я заткну твой рот. Размажу по стене…
Юм, оббежав стол, завопил с другого конца:
— Магистр! Вот награда за правду! Где справедливость? — последнюю фразу он особенно просмаковал, по-видимому, она пришлась ему по душе. И он снова повторил: — Где справедливость, я спрашиваю?!
Движением руки Дорн остановил Амона и, наклонившись к коту, сказал:
— Юм, несправедлив ты. Амон выполняет мои распоряжения. И у него есть свои дела на Земле.
— О чём я и говорю, — неожиданно ввернул Юм, разряжая обстановку.
Пирующие весело рассмеялись. Амон мгновенно встав спокойным, и холодным, только криво усмехнулся на его заявление.
— Вот и отлично! — с довольным видом сказал Барон, потирая ладони. — Оставьте свой пыл до материка.
— Скорей бы уж… — тихо проворчал Крэддок. — Уже неделю в плавании, а развлечений всего два моряка.
— Мы идём недалеко от материка, судя по всему, параллельно берегу, — заметил Морган. — Птицы во всю летают.
— Без тебя знаю, — огрызнулся Крэддок. — Всю жизнь провел в океане.
Морган примиряющие вскинул руки.
— Я ни хотел никого обидеть, — слегка пожал плечами. — Просто, если мы недалеко от берега, то всего несколько часов хода и мы на материке… Амон, когда корабль повернет к земле?
— Он уже меняет курс, — откликнулся Амон. — К ночи будем на месте.
— Отличная новость! — оживился Крэддок. — Магистр знает, что нужно его рабам.
— Да, я знаю, — склонил голову Дорн. — Я знаю, что вам становится скучно. Но я не дам грустить. Маленькое путешествие будет весёлым.
— Сир! — восторженно воскликнул Морган, Крэддок и ещё дюжина пиратов сидевших за столом.
Настасья не совсем поняла предыдущий диалог, но услышала главное: скоро будет земля, и воспрянула духом. Несмотря на плавный ход корабля её укачивало. Или, это было самовнушением при виде могучих волн океана. Страх не оставлял её ни днем ни ночью. Она с радостью ждала момента, когда сможет ступить на что-то более устойчивое, нежели палуба судна. Постоянный пир и пьяное веселье, сделались утомительными, возникла необходимость к переменам.
В отличие от неё, Галина с радостью участвовала в плавании. С восторгом проводила всё своё время на носу корабля в компании Моргана, который казалось, был очарован ею. Они оба с наслаждением обозревали океан, а Морган попутно, рассказывал ей всякие морские байки о походах и сражениях, которые Галина с жадностью впитывала.
Галина, услышав разговор Моргана и Крэддока, задала вопрос, который внезапно возник в голове:
— Морган, вот ты говоришь птицы, — Настасья заметила, что они уже перешли на «ты». — Я их видела. Но они не приближаются к кораблю как будто возле него мертвая зона. Почему так? Единственное кто появляется возле «Летучего голландца» так это дельфины и то не всегда, чаще всего он идет в окружении акул.
— Меня вообще удивляет, почему здесь дельфины, — сознался Морган. — Акулы еще понятно.
— То есть? — растерялось Галина.
— Не забывай на каком мы корабле. Конечно, вокруг будет мёртвая зона. Более того, сам хозяин на его борту.
— Но мы высадимся на берег? — обеспокоено влезла в разговор Настасья.
— Обязательно, — улыбнулся Морган. — Как сказал Амон, к ночи будем на месте. Значит, утром, как взойдёт солнце, мы двинемся пешим ходом вглубь материка.
Утром Настасья убедилась, что Морган оказался прав. Корабль тихо покачивался на волнах в маленькой бухте. С двух сторон окружали острова с зеленеющими деревьями. С третьей стороны - земля, тянулась по обе стороны, насколько хватало глаз. Это был или очень большой остров, или обещанный материк. Его берег круто взмывал вверх, откуда тянулись вниз свисавшие со стволов и веток деревьев лианы.
Настасья, сгоравшая от нетерпения ступить на берег, была чрезвычайно удивлена тем, что вся женская часть пассажиров отказалась покидать корабль, и их поддержало порядочное количество мужчин. Но, не смотря на это, собралась приличная группа. Ещё Настасья заметила, как все преобразились. Теперь люди стали походить на военную группу. Все в рубашках и брюках цвета хаки с зелёнными пятнами более светлых тонов. В такую спецодежду были одеты все, начиная с Катерины, заканчивая пиратами. Исключение составляли Дорн, который предпочел цвета темного золота. А Амон угольно-чёрный цвет.
Вооружена группа была чрезвычайно. У всех, на поясе висели ножи, и огнестрельное оружие. Словом, вооружены были до «зубов».
За порогом каюты, одежда Настасьи преобразилась. Самым неожиданным образом на ней оказались та же рубашка и брюки, что и у остальных. Нож в ножнах непривычно тянул ремень вниз.
Крэддок, находившийся поблизости, жестом выразил свое восхищение её новому облику.
Барон, приблизившись, предупредительно сказал:
— Мы, позволили себе, немного побеспокоится о вас, решив, что вы не откажетесь от милой прогулки по джунглям.
— Нет… Я, — Настасья замялась, выискивая глазами Галину. Та уже примкнула к «группе захвата» и весело болтала с Морганом о чем-то, звонко от души посмеиваясь. Переведя взгляд на Барона, закончила фразу: — Не откажусь.
— Великолепно! — вскричал в восторге Барон и, повернувшись к Дорну, сообщил: — Сир, все готовы и ждут сигнала.
Дорн указал рукой на джунгли.
— Тогда вперед.
Он первым сошел на берег, за ним потянулись остальные. Настасья поспешила за Галиной и Морганом. Заметив, что Крэддок не выпускает её из виду, держится поблизости. Она ступила на землю и, оглянувшись, посмотрела на корабль. Он был полон людей, казалось их стало больше, словно никто не покидал корабль. Ещё раз подивившись как такая толпа смогла уместиться на судне. Настасья повернулась к нему спиной, отметив про себя, что Барон остаётся.
Взмывающий вверх откос, внушал, Настасье какой-то суеверный ужас.
— Я в жизни не поднимусь по нему! — с отчаянием прошептала она. — Эти восхождения не для моих лет.
— А сколько мадам лет? — полюбопытствовал не отходящий от неё ни на шаг Крэддок.
— Что-то около восьмидесяти, — созналась Настасья.
— Мелочи, — отмахнул пират. — Тело молодое, справится.
Он первым пошел по еле заметной тропе. Настасья, глубоко и безнадежно вздохнув, последовала за ним. Преодолев несколько шагов, обнаружила протянутую ей крепкую руку, предлагавшую помочь обрести более устойчивое положение. Оторвав глаза от земли, Настасья посмотрела вперёд, на опасный участках, Крэддок скаля в усмешке зубы, протягивали ей руку, помогая удержаться на крутом склоне.
В очередной раз, подтягивая Настасью наверх Крэддок улыбаясь белоснежной улыбкой, без тени одышки, спросил:
— Мисс, давно не совершала пешие прогулки? Давно не была в горах?
— Давно, — тяжело дыша, согласилась Настасья. — Лет пятьдесят, я думаю, восхождений не делала.
— Мисс теперь наверстает упущенное, — пообещал пират.
— Похоже на то, — не сдержала улыбки она. Глубоким вздохом выразила радость, что, наконец, добралась до вершины. — А теперь куда?
— Вперёд, — кивком указывая на прорубленную просеку в хаосе зелени, потянув её за руку за собой, не оборачиваясь, сказал Крэддок: — Выйдем на посёлок, обзаведёмся мулами, а там видно будет.
— Согласятся ли местные жители их продать? — с сомнением пробормотала Настасья, с восторгом оглядываясь вокруг, кто-то идущий впереди колонны изрядно постарался.
— Согласятся, — уверенно сказал Крэддок, с яростью рубанув ножом по лиане пересекавшей путь. — Ты давай не отставай, все-таки джунгли.

— Садись, отдыхай. — Настасья немного отодвинулась, давая место Галине. Задумчиво оперяясь подбородком о сложенные на коленях руки, Настасья смотрела на трепетное пламя костра.
Долгожданный привал, наконец-то состоялся уже ближе к вечеру. Она с ужасом представляла продолжение путешествия. Крэддок, легким намёком дал понять, что знакомство с местностью ещё продолжится.
Для стоянки выбрали широкую, ровную поляну, которая, по-видимому, была редкостью в этих местах. Развели несколько костров. Пираты тщательно чистили оружие, перебирали патроны.
Галина примостившаяся было рядом, заметно оживились, когда Морган, держа винтовку на сгибе локтя, крадучись, приблизился к ним.
— Галина на охоту не желаете?
— Охоту, — переспросила она. — На кого?
— А кто попадётся, — беспечно махнул рукой пират. — Нужно подстрелить кого-нибудь. Ребята хотят крови, а чьей, это значения не имеет.
— Даже если это будет крокодил? — лукаво уточнила Настасья. Крэддок, сидевший тут же, возле костра, поднял голову.
— Да, хоть человек.
— Будете, есть сырое мясо? — ужаснулась Галина.
— Жареное оно слаще, — ухмыльнулся Крэддок. — Но можно и так. Сырая печень и сердце отличное лакомство.
— Каннибалы, — рассмеялась Галина, не принимавшая слова пирата всерьез.
— Извольте, — развёл руками Морган. — Ну, как идёшь на охоту?
— Пожалуй… Нет. Посижу возле костра.
— И я тоже, - согласилась с ней Настасья. — И много «охотников» набралось?
— А все кто хочет, — откликнулся Крэддок, вставая на ноги.
— Кому в удовольствие убивать, — щёлкнув затвором, добавил Морган. — вон та группа, — он указал на отряд включавший в себя человек пятьдесят, — идёт на охоту.
— Разве Амон не идет? — бросив взгляд на мужчину одетого в чёрное, спросила Галина. — Сдаётся мне, он неплохой стрелок.
— Ты права, он мастер по части убийства, — сказал Морган. — Но это не его охота. Не его трофей.
— А кто его жертва?
— Двуногие, — бросил Крэддок, вскидывая винтовку на плечо. — Пойдём Морган, уже всё готовы.
Отряд скрылся в зарослях джунглей.
Настасья наклонилась к Галине, которая сидела с испуганным видом.
— Я не поняла… На кого он охотится?
Галина перевела взгляд на подругу и тихо сказала:
— На человека. Мало того, что он демон, он ещё и демон - убийца.
Тихо ахнув, Настасья с испугом уставилась на Амона. Он находился на другом конце поляны и вместе с Дорном наблюдал как устанавливают огромные палатки. Казалось, они покроют всё пространство не оставив место для костров. Работали пираты, как-то сосредоточенно, было очевидно, что разбивка лагеря для них дело непривычное.
В отличие от Дорна и Амона стоявших в стороне, Юм извертелся, стараясь быть сразу в нескольких местах одновременно. Его дельные и недельные советы сыпались как из «рога изобилия». Игнорируя старания кота, пираты делали своё дело, подчиняясь сухими и короткими указаниями Амона.
Весёлые голоса привлекли внимание Настасьи. К костру, возле которого сидели она и Галина, выйдя из джунглей, подошли двое. Из-за одинаковой одежды, Настасья не сразу сообразила кто это. Лишь, когда, расстояние сократилось до нескольких метров, она увидела что это влюблённые, которые, по-видимому, состояли при свите Дорна.
— Разрешите присоединиться? — мелодичным голосом спросила подруг Катерина, и, не ожидая ответа села рядом потянув за собой мужчину.
— Пожалуйста, — запоздало откликнулась Галина.
— Смотрите, разве это не замечательно? — продолжала Катерина, указав рукой на палатки. — Признаться, я опасалась, что придется спать под открытым небом.
Мужчина с отрешенным видом, рассеяно посмотрел на суетящихся пиратов, перевел глаза на пламя костра и заметил:
— Надеюсь, нас не оставят голодными? В этом мире, в чём-то мы стали уязвимые.
Галина поспешила его успокоить.
— Отряд уже ушёл на охоту, думаю, что-нибудь они подстрелят.
— Великолепно! — обрадовалась Катерина. — Такое путешествие!
— О чём веселимся? — подскочил к их костру Юм, оставив в покое пиратов.
— Да так, — пожала плечами Катерина. — Просто хорошо здесь.
— Я всегда знал, что на моей Родине великолепные джунгли, — с гордостью заявил кот.
— Какие там джунгли! — махнул рукой Валентин. — Вырубили все твои джунгли. Двадцать первый век не признаёт леса, или, признаёт только в качестве топлива. Я вообще удивляюсь, как мы набрели на такие заросли, вот не ожидал увидеть первозданный уголок природы…
Катерина, не дав Валентину договорить, прищурив глаза, с ехидством поинтересовалась:
— Юм, а с каких пор, джунгли стали твоей Родиной?
— С тех пор как я стал котом, — вскинув голову, заявил Юм.
— Когда встретишь своих тёток, не зови на помощь, — с иронией улыбнулась Катерина.
И словно отзываясь на её слова, где-то вдалеке прозвучали оружейные выстрелы. Джунгли затаились. Притихли птицы, до этого оглушавшие своими криками. Замерли кроны деревьев, прекратив качаться на ветру. Замолчали пираты, разбивающие лагерь, выпрямившись, они с напряжением вслушивались в тишину.
Снова выстрелы, теперь уже ближе. Через несколько секунд грациозным прыжком на поляну выпрыгнул пятнистый леопард. Сделав по инерции еще несколько шагов замер, уставившись желтыми глазами на оцепеневших людей.
— Какой красавец, — тихо прошептала Катерина, с восторгом разглядывая царственное животное.
Леопард напрягся, обнажив в немой угрозе клыки. Позади, в джунглях, снова раздались выстрелы, они словно подстегнули хищника. С вызовом, посмотрев, он крадучись, вышел на середину поляны. Зашипел, топорща усы, показывая оскал в ужасающей красе. Хвост нервно хлестал по бокам. Пираты словно проснулись. Защёлкали затворы винтовок. Блеснули лезвия ножей, на поляну вышли ещё люди, держа наперевес ружья с настороженными лицами. Они вышли с того места, откуда появился леопард, возможно пираты преследовали его. Увидев хищника, они остановились на краю поляны. Вскинули все разом ружья, прицеливаясь.
— Нет, — чёткий голос прозвучал над поляной. — Нет, он мой.
Леопард, вздрогнув всем телом и резким движением развернулся к говорившему. Припал к земле, прижав уши зашипел. Юм, важно задрав хвост, шествовал к хищнику. Леопард заволновался, отпрянул назад, туда, где горели костры. Схватив горящие ветки, пираты криком попытались отпугнуть его в центр поляны. Леопард заметался по периметру, явно избегая сближения с Юмом. Наконец, по-видимому, сообразив, что выбор у него не велик, развернулся, угрожающе рыча.
Хвост подобно гибкому кнуту хлестал воздух. Юм не шевелился, молча, ожидая нападения. И оно последовало. Взвившись в воздух, расставив когтистые лапы, леопард летел на него. Легко уклонившись в сторону и избежав когтей, Юм отступил. Дорога, ведущая в джунгли, открылась, но леопард, опьяненный жаждой крови, круто вывернувшись, снова кинулся на кота. Юм извернулся и невредимым ушел в сторону. Дикая пляска продолжалась. Зрители в немом восхищении наблюдали за представлением. Похоже, сам Юм получал удовольствие, играя с пятнистой кошкой, которая была гораздо больше его, соревнуясь с ней в ловкости и скорости.
— Отлично Юм, — пронёсся низкий голос Дорна над поляной.
Этот голос странным образом повлиял на леопарда. С глухим рёвом, не разбирая дороги, он ринулся в джунгли, перелетев через костёр и, сбив на пути, не ожидавшего такой прыти, пирата, исчез в зарослях. Юм с гордостью направился к Амону. Зашевелились пираты, опуская ружья. Кое-кто скрылся в джунглях, чтобы через пару минут вытянуть на поляну несколько убитых и уже освежёванных туш. Спросить, что это у Настасьи не хватило смелости. Уж лучше жевать мясо, не зная, чьё оно, нежели, узнав, вообще остаться голодной. Решив, по-видимому, что это не человек, Настасья решила от мяса не отказываться.
— Амон, — окликнул Юм, — почему ты не убил леопарда? Такая шкура, загляденье! Почему позволил ему уйти?
— Я предпочитаю чёрных кошек. — Сухо ответил Амон и отвернулся, чтобы посмотреть правильно ли пираты поставили палатку.
К костру, где устроились Настасья и Галина в компании Катерины и её друга, подошли Крэддок и Морган. Один нёс несколько длинных, заострённых прутьев, другой, солидный кусок мяса. Отрезая от куска, Морган нанизывал кусочки мяса на прутья и раскладывая их на камнях над огнем. Костёр немного поутих, но жар исходящий от углей был достаточным, чтобы поджарить мясо.
Сев с остальными возле костра и поглядывая как Морган периодически переворачивает импровизированные шампура, Крэддок сказал:
— Знаете, когда мы охотились, вдалеке я слышал ржание лошадей.
— Почудилось, — откликнулся Морган. — Откуда здесь лошади? Муха цеце их быстро бы прикончила. Другое дело, ослы.
— Скажем, цеце не повсеместна, — огрызнулся Крэддок. — И ты забываешь, какой сейчас век. Я думаю, что сейчас, лошадей в Африке хватает. Может, поблизости селение ... Тогда повеселились бы…
— Посмотрим, что решит Дорн. В конце концов, у нас есть время, можем и подождать. Но селение навестить было бы неплохо.
— А я о чём говорю! — подхватил Крэддок. — Как давно я не смотрел умирающему в глаза и не чувствовал его кровь в руках.
Крэддок с озлоблением вонзил нож в кусок мяса.
Галина с Настасьей испугано переглянулись и с преувеличенным интересом принялись разглядывать поджариваемый шашлык. Катерина переменила тему:
— А как Юм сражался с хищником! Глаз не оторвать!
— Сражался, скажешь тоже! — фыркнул Крэддок. — Развлекался. Впрочем, леопард ему ничем не смог бы навредить.
— Да, я знаю, — кивнула Катерина, — и всё-таки это было впечатляюще.
— Будь эта кошка чёрной, она бы так просто не ушла, — заметил Морган. — Амон не дал бы скрыться в джунглях, и представление было бы гораздо короче.
— Кто знает, — загадочно протянула Катерина. — Смотрите, наконец, крыша над головой готова. И мясо тоже, — бросив взгляд на костер, добавила она. — Значит, скоро сможем отдохнуть. А завтра, возможно, мы и навестим этот посёлок. Интересно, какие там мужчины?
— И женщины, — добавил Крэддок, блеснув глазами.

— Настасья вставай! — Прокричал весёлый голос Галины
С трудом раскрыв глаза, Настасья оглянулась с легким недоумением. До неё не сразу дошло, где она находится, наконец, вспомнив, что они в джунглях полных хищников, змей, пауков и прочей нечисти, тихо простонала, укрываясь с головой одеялом. Ей не позволили слишком долго переживать, ровно через пять секунд, одеяло было сорвано и Галина, повелевая, произнесла:
— Хватит валяться, через час выходим, за это время нужно позавтракать и свернуть лагерь.
— А где умываться? — с раздражением спросила Настасья.
— 3десь недалеко ручеёк, отличное местечко.
— С крокодилами? — с гримасой проворчала подруга. Заметив сарказм, и весело рассмеявшись, Галина сказала:
— Не заметила, но если боишься, прихвати кого-нибудь.
— Ты одна ходила? — с внезапным подозрением полюбопытствовала Настасья и с удовольствием обнаружила, что её подозрения не беспочвенны. Галина, слегка покраснев, смущённо уводя глаза в сторону, нервно теребя висевший на поясе нож, ответила с вызовом:
— Да, не одна. Со мной был Морган
Настасья вскочила на ноги и попыталась заглянуть Галине в глаза.
— И вы там только умывались?
— Что за вопросы? — возмутилась Галина. — Тебе то, какое дело? — с непонятным озлоблением проговорила она, и резко повернувшись, покинула палатку.
Настасья, недоумённо пожав плечами, принялась одеваться. У входа в палатку её поджидал Крэддок. Склонившись в поклоне, он сказал:
— Галина просила присмотреть за вами.
— Зачем? — резко спросила Настасья. Ей не понравилось, что её опекают.
На заданный вопрос Крэддок ответил, не скрывая самодовольства, он явно был горд своим положением:
— Вам мисс ещё жить, а значить, кому-то нужно побеспокоиться об этом. Ваша нить жизни еще тянется, тогда как моя и всех остальных уже оборвалась. Итак, разрешите мисс вас сопровождать?
— Сопровождайте, — обречённо согласилась Настасья.
Вернувшись, они обнаружили, что лагерь уже свёрнут и на кострах поджаривается новая порция мяса. Подивившись такой организованности, Настасья присоединилась к остальным завтракающим на траве, возле костра.
Покидая поляну, предоставившую ночлег, Настасья с удивлением посмотрела на всё ещё горевшие костры. Но её опасения о пожаре, были напрасными.
Всего комментариев: 0
avatar
29
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0