Главная » 2016 » Апрель » 3 » ИНФОРМАТОР - ПОРЯДОК ПРОТИВ ХАОСА (КНИГА) ГЛАВА 3

ИНФОРМАТОР - ПОРЯДОК ПРОТИВ ХАОСА (КНИГА) ГЛАВА 3

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 03.04.2016 в 08:39
Материал просмотрен: 117 раз
Категория материала: Детективы
К материалу оставлен: 1 комментарий


ИНФОРМАТОР - ПОРЯДОК ПРОТИВ ХАОСА (КНИГА) ГЛАВА 3

КНИГА-РОМАН
Жанр: Фантастический триллер, мистика, остросюжетная литература
Внимание! +18
(присутствие откровенных сцен и специфически выраженной лексики)

.::Глава 3::.

[ 8-ой «Г» на уроке Информатики ]

– Слышь, чё! Я его закровавил…. Но! Да ничё! Всё нормально! – На весь класс прозвенел тонкий режущий голосок вольного паренька, сидящего в наушниках, и уставившегося в монитор, продолжая играть в какую-то старую стрелялку, не обратив внимания на замечание со стороны учительского стола.
– Я ТЕБЕ СЕЙЧАС БАШКУ ОТОРВУ!!! НОРМАЛЬНЫЙ ПАРЕНЬ!!! – Грозно проревел в ответ дикий рокот, раздавшийся мощным резонансом по всему помещению. Вибрации от крика на секунду обезумевшего учителя долетели до стен кабинета, пронизав всё пространство нервными лучами раздражительности.
Бедный восьмиклассник, съёжившись, замялся в потрясении. Никогда ещё прежде ни один учитель не обращался с ним так. Всё его нутро беспомощно дребезжало от кипящего шока. Ни одной толковой мысли не пролетело в его извилинах. В тот миг дерзкий пацанёнок почувствовал, будто злой фашист припёр его к стенке на расстрел. В глубине заднепроходного отверстия крутой и вольный халёныш ощутил, как чья-то грубая лапа бесцеремонно сжала клапан; и некая добротная масса подступила к напряжённому выходу, готовая в любую секунду пульнуть жижей прямо в подгузник. Паренёк быстренько превратился в жалобного пушистого кролика; а на его детских глазках выступили слёзки. Одногруппники это как назло заметили. Мальчугану стало ещё более мерзко на душине.
Все остальные ученики напугано вжались в свои туловища, пожелав просто не существовать именно в этот момент.
На какое-то время кабинет Информатики застыл в безмолвии ситуации. Никто не посмел больше издать ни единого звука, поскольку было страшно даже пошевелиться на изредка поскрипывающих стульях. В этом фрагменте школьной жизни группа воспользовалась общим девизом: «Пока сидим на своём сфинктере смирно». И в какой-то степени этот лозунг их спас также и на сей раз, потому что нервные струны учителя были до неприличия туго-натуго и остро натянуты, что по неосторожности можно было сильно порезаться при касании. Не дай Боже одной из них лопнуть. В противном случае, щепки этой образной гитары безудержно разлетелись бы в разные уголки учебного класса.
Все окна на мониторах, где ещё несколько кадров назад живо кипела трёхмерная баталия «наших» против «врагов» с прыгающими пикселями крови, незаметно свернулись. Наушники каким-то мистическим способом уже оказались на столе. А затем тихонько среди учеников возобновилась запланированная Практическая работа. Урок вновь двинулся своим ходом.
Прошло около десяти минут, однако пока ещё никто не осмеливался заговорить с учителем. К тому времени, как его огненный запал холерического взрыва уже остыл, у нескольких учащихся всё же назрел внутренний порыв задать пару вопросов относительно самого практического задания. Только один из них, более смелый, всё-таки решился нарушить тишину и вставить своё слово в пустоту, как ему сразу же пришлось заглотнуть приготовленную фразу потоком воздуха и слюней; поскольку в кабинет внезапно ворвалась учительница:
– Иван Иванович…, – вежливо обратилась она к человеку, сидящему за своим рабочим столом в самом начале кабинета возле окна. – Я к вам вот по какому делу.
– Внимательно?! – Резко бросил он и оторвался от своего громадного ЭЛТ-монитора, повернув голову в сторону женщины.
– Вот, срочно мне распечатайте вот это. – Она протянула ему пару листов, затем добавила. – Пожалуйста.
«Вы свою банку огурцов распечатайте к новому году…» – В его мыслях завоняло сарказмом и засоленными огурцами. – В смысле, вам отксерокопировать всё это?
– Ну, да. Я ж так и сказала. – Она слегка кивнула головой и дальше продолжала полистывать свой учительский блокнот.
После её слов профессиональное нутро заядлого Информатика передёрнулось от внутреннего возмущения. Всё бы ничего, но для посвящённых это уже изрядно било по нервам. В это время по аудитории вновь прошёлся лёгкий, еле заметный гул и шёпот. Где-то даже раскрыл себя чей-то неосторожный смешок. Учитель это содержательно охватил своей внимательностью и грозно сверкнул глазом в адрес любопытных учеников. Те сразу же развернулись к экрану.
– Минуту, – отозвался Иван Иванович.
– Хорошо-хорошо, – женщина машинально отреагировала своей ходовой фразой, не поднимая взгляда.
Несколько электронных пикающих сигналов предварили технический шум ксерокса. Ещё через момент из лотка махом вылетели две бумажки, отдающие ароматом только что нанесённой краски.
– Вот, Наталья Сергеевна, пожалуйста. – Информатик протянул листы «заказчице».
– Ага, спасибо большое. – Она наскоро выхватила листочки из его рук и мигом скрылась за дверью.
«Скоро буду брать со всех! Это тебе не навсегда забесплатно!» – Скользнула дельная идея.
– Иван Иванович! – Послышалось со стороны учащихся.
– Да? – Моментально отреагировал учитель.
– А вот здесь подскажите, пожалуйста, как делать. – Ученик указал на монитор.
– Ну, ведь в листе всё там подробно написано, что и как. – Иван Иванович посмотрел на него в упор, давая понять, что никакой сторонней помощи просящий не дождётся.
– А можно тогда маленькую консультацию специалиста? – Дерзнул напарник вопрошателя, сидящий неподалёку, махая рукой.
– Можно Марию в истерию, и в телегу с разбегу. – Иван Иванович твёрдо бросил нехилую фразочку, слегка повышая тон.
«Опаньки-Ёпаньки! У нас тут поэт-поэт!» – Сознание мелкого опарыша раскрылось догадкой яркого проблеска. Но вслух воспроизвести сие откровение у пацанёнка всё же духу не хватило.
– А, чё эт(о) самое, тут…? – Один из учеников вновь попытался воспользоваться табушной подсказкой всевидящего мэтра Информатики, однако его мотивацию прервал громко раздавшийся звонок на перемену, буквально заткнув рот вопрошателю.
– Так, всё! Давайте все на перемену. – Иван Иванович начал скорым темпом выпроваживать учеников в коридор. Ребята лениво и весьма нехотя покинули кабинет.
– А давайте мы тут посидим просто, – некто возымел наглость обратиться к хозяину заведения, не желая болтаться в коридоре.
– Без «давайте»… – Учитель коротко оборвал весь энтузиазм ученика, выдворив последнего до последнего за пределы своего миниатюрного государства. Затем Иван Иванович лёгким движением руки закрыл дверь кабинета на ключ и вскоре сам упорхнул за угол в неизвестном направлении.

***

Во внешнем дворе, перед центральным входом разносился лёгкий, даже немного филонящий отзвук метлы, лениво шелестя по нагретому асфальту. На территории школы еле заметно передвигался в стороны низенький человек крепкого телосложения, делая маленькие почти неуловимые глазом кучки мусора. При желании можно было заметить, что этот дяденька просто стоял на одном месте, иногда покачиваясь с ноги на ногу. Ярко блестящая на солнышке лысинка, покрывшая всю кочерыжку, выдавала его пенсионный возраст.
Человек на время прекратил свою работу, решив отдышаться. Достал помятый платок из кармана широких джинсов и потёр взмокшее от жары лицо. Он осмотрел оставшуюся площадь, которую ему необходимо было довести до ума. Затем мужчина недовольно оттопырил нижнюю челюсть, приоткрыв рот. Пара золотых коронок игриво сверкнула в лучах полуденного солнца.
– Рашид! – Неожиданно окликнул мужчину Валера, выйдя на крыльцо покурить.
– Да? – Оглянулся дяденька.
– Минералку будешь? Холодная. – Охранник попытался приманить его пластиковой бутылочкой в руке.
– Ц… – Рашид слегка прицыкнул, вывернув нижнюю губу. – Минералка к обеду…. – И на миг застыл он в пафосной паузе, а затем укорительно выдал. – Это не серьёзно, Валера.
– Ну, как хочешь. – Валерий безучастно отвернул взгляд.
– Но я не говорил, что «не буду». – Рашид повёл отрицательно пальцем в воздухе.
– Да, ситуация, конечно. – Валера проронил, тяжело выдыхая струю дыма. – Не, ну я к такому не каждый день готов, скажу тебе.
– А кто вообще готов?! – Риторически воскликнул Рашид, подойдя к Валере поближе, протягивая свободную от метлы руку за бутылкой. – Дело то не совсем деликатное.
– О! Ну ты сказал тоже. – Слегка усмехнулся Валера. – Не то, чтобы «не совсем деликатное», тут жесткачом конкретным попахивает. Тут щас такой ки́пеш поднимется из-за этой мадам, что вся семейка не горюй: прокуратура, органы, расследование и все дела.
– Хороших ты моих друзей кстати вспомнил. Да, как говорится: «Вся мазута весёлым фонтаном….». – Подмигнул дяденька Рашид, отхлебнув минералку глубоким залпом.
– Вот-вот. – Прикивнул уже запарившийся охранник. – Я так понимаю, нас скоро всех на коленки поставят, нагнут и проверят – короче, посмотрят и поковыряют все дырки.
– Ну, при моей должности спрос, как говорится, малый вопрос. – Рашид вернул бутылочку Валере. – Тут ведь как? В органах же нужные люди. Там ведь знают, кого и как ставить.
– М-м-м… – Согласился Валера, настороженно протянув.
– Не, это само собой – поставить то поставят. Но вот опять же при желании, на анализ мазок можно взять, а можно и не брать. Это кому как фортанёт.
– Всё оно верно так и есть. – Валера задумчиво прищурил глаза, погрузившись в серьёзность ситуации. Он докурил, бросил бычок в урну и поспешил вернуться на своё рабочее место.
Рашид к тому времени уже отошёл подальше и продолжал старательно делать вид, будто наводит порядок на вверенной территории.

***

Чайник, наконец, закипел.
Даже, несмотря на то, что окна этой маленькой, но уютной комнатки отдыха закрытого клуба учителей были настежь расхабарены, предобеденная духота, наполнившая помещение, слегка отбивала настрой на крепкое чаепитие.
На компактном столике, бережно окутанным однотонной скатертью, стояли чайник и пара кружек с вазочкой для конфет, вафель и печенья. Неподалёку валялись два почти одинаковых ключа с надписями в пластиковых брелках «Каб. Технологии», но только с разными номерами.
– Фуф, – тяжело пропыхтела Татьяна Алексеевна, обмахивая себя газеткой. – Ну, это просто невозможно уже дышать.
– Да, только май на дворе, а что летом будет – так это вообще страшно…. – Чётко подметил учитель технологии, размешивая ложечкой сахар в своём стакане.
– Всеволод Александрович, – обратилась коллега по кабинету Татьяна. – А как там у нас в плане кондиционеров? Не намечается в ближайшем времени то? Уже бы! А то у меня в классе, когда девчонки начинают гладить и шпарить утюгами, так я аж вся мокрая ношусь с ними, что давление подскакивает.
– Так, Татьяна Алексеевна…. – Хлебнул он немного чайку. – Заявку ведь подал заранее на оба наши кабинета, месяца два назад уж как. Пока вот ждём.
– Ну, видимо когда уже расплавимся от жары, тогда и дождёмся, – она весело подхватила, слегка хохотнув. Затем она уставилась на Всеволода, наблюдая, как он похлёбывает чай. – Не, я не могу горячее в такую духоту пить. Вот сок малиновый прям из холодильника – милое дело.
– Ммм, – протянул технолог, дуя на стакан. – Я вот помню, где-то заметку в журнале прочитал, что полезно в духоту и жару зелёный чай с лимоном пить, как индусы. Но только не помню уже, толь холодный, толь наоборот тёплый, чтоб организм не охлаждать. Вот вылетело.
– Ну, так! – Мотнула она головой вверх, шлёпнув себя по коленке. – Можно ещё в их рясы облачиться и рассесться кругом на корточки подле стола: «Кришна Хари! Рама Кришна! Ой, Хари!» и в том же духе.
– Да, не. «На корточки кругом» – это уже не индусы, а китайцы какие-то, – отрицательно повёл носом Всеволод Александрович.
– Всем ещё раз доброго! – Вошла учительница ОБЖ в комнатку.
– Приветствуем. Просим к столу. – Вежливо пригласил её усатый технолог.
– Садитесь, Лариса Николаевна, я щас подвинусь, – подбодрила контакт Татьяна Алексеевна. Женщина начала слегка поёрзывать на диванчике, чтобы отодвинуться.
– Ой, спасибо. Спасибо вам. – Кивнула Лариса Николаевна. – Духотень, я смотрю, у вас тоже.
– А куда мы от неё. – Всеволод Александрович нажал пару кнопок на встроенной панели вентилятора. Приборчик стал крутиться в стороны и обветривать комнату интенсивнее. Однако как такового мощного эффекта охлаждения всё равно не ощущалось ни волоском, ни ногтем, ни кожей.
– Кстати, слыхали уже, чего там сёдня у Букиной случилось с её 11-м «А»? – Поинтересовалась Лариса Николаевна у коллег, наливая в чашку воду. – Вся красная, в истерике носилась по школе. Тут же её девчонки заплаканные возле неё. Чего такое то?
– Ой, да вроде было что-то, пробежался слушок, – положительно кивнула Татьяна. – Только вот чего именно там у них, я так и не поняла.
– Да там вообще всё серьёзно, – уточнил Всеволод, сменив своё мирное выражение лица на понуро траурное. – Даже с летальным исходом.
– Ооой, ты батюшки. Да как так то? – Лариса приложила руку к подбородку. – Да вы что, серьёзно?
– Ну, да. К сожалению. – Невесело ответил учитель-технолог. – С Валерой тут говорил. Он же пошёл проверять, когда пятиклашки своей Классной всё рассказали. Так там вообще ужас просто был: лужа крови в женском туалете, в блоке у малышей; перерезанные вены, разорванная одежда. Девочку так и вытащили полуголой уже на каталке. В общем, та ещё сцена из фильмов ужасов.
– Кошмар! Кошмар просто, что творится! – Лариса продолжала шокировано восклицать.
– Нет, ну я всё понимаю, обмен новостями – вещь полезная, ну давайте не за столом, пожалуйста. – Предупредительно осадила их Татьяна Алексеевна.
– Ну, ладно, ладно, да, в самом деле, – махнула рукой Лариса Николаевна. – Слушайте, а в итоге то что там? Кто кого? Зачем? Почему?
– Ну как?! – Воскликнул Всеволод Александрович. – Кто кого и зачем – пока неясно, но вроде как дело связано с наркотиками, или чем-то ещё. Ситуацию уже обрисовали как самоубийство на нервной почве, или что-то типа этого. Срыв или психоз… Я как бы в особые подробности то не вдавался. Не моё это дело. Так, перекинулись информацией между «своими», и замяли.
– Ужасно. Ужасно. – Всё повторяла Лариса, не обращая внимания на просьбу Татьяны.
– Конечно, ужасно. – Подтвердил технолог. – Но мы-то как тут со своей субъективностью, не зная всей ситуации, будем развивать версии. Нет уж, пусть следователи займутся. Опять же дело не наше.
– А что, прямо уже точно с летальным исходом? – Всё любопытствовала Лариса Николаевна. Видимо эта новость сильно задела её за живое.
– Ну, да. Спасти её уже не удалось…. – Печально и утвердительно покачал головой Всеволод Александрович. – Так ведь, старшеклассница. Вообще жуткое дело.
– Тут видимо, либо наркотики, правда, либо ревность, нелюбовь, завистница. – Лариса, продолжала мусолить версии. – Все ведь вроде нормальные ребятишки. Всех знаем давно. Вот на кого сейчас подумаешь?
– Ну, не все, мягко говоря. – Опроверг Всеволод Александрович.
– Дааа уж. – Озадаченно протянула Татьяна Алексеевна. – Вот, что сейчас будет всей школе интересно, так – кто же? Кто виноват? Кто и где зачинщик трагедии?

В ту же секунду деревянная дверца комнатки приоткрылась, и в неё поспешно зашёл Иван Иванович, примчавшийся в своих чудных скороходах.
– Здравствуйте. – Еле слышно произнёс он, слегка кивнув головой.
Другие члены учительского клуба с неофициальным названием «Сообразим на четверых, и каждому поровну» также слегка поприветствовали Информатика быстрым кивком в ответ. Иван Иванович подошёл к холодильнику и спокойно взял оттуда свою пластиковую коробочку с бутербродами. Налил себе кофе с молоком и пристроился рядом на диванчике, пытаясь отдохнуть и, волей не волей, выслушивать беседу их мирного сообщества.
Хотя его настроение совсем не располагало к тревожным темам подобного рода, он всё же сидел прямо и серьёзно делал вид, что заинтригован случившимся. Не то, что ему было неинтересно, но всё же портить себе аппетит и пищеварение отвратными неприятностями, типа чужой крови в женском сортире, о распластанных венах офонаревшей девицы, Иван Иванович явно не собирался. Поэтому он просто молча пил своё кофе и аккуратно покусывал бутерброды с колбасой и сыром, стараясь не особо вдаваться в детали и тонкости содержательного обсуждения утреннего события, ставшим диким шоком, и уже разлетевшимся слухом по всей школе. Не то, чтобы у Ивана не было сочувствия, наоборот, он сочувствовал и сопереживал в умеренной степени. Но вены венами, а ведь желудок то у него был один, которому предстояло ещё пройти немало сессий поглощения, обработки и переваривания пищи. А подобные вредные темы вообще плохо переносились его организмом.
Хотел Иван Иванович было предложить сменить курс беседы, но, украдкой посмотрев на серебряные часики на своём запястье, сразу смекнул, что лучше не вмешиваться, а просто подкрепиться и удалиться на следующий урок. Ведь вскоре ожидался очередной звонок уже через пару-тройку минут. А времени собранному учителю терять на всякую ерунду ой как не хотелось.
– Ну, что, Иван Иванович, ты-то об этом, обо всём что думаешь? – Осторожно поинтересовался технолог.
– Порядка нет. – Спокойно ответил он, вложив минимум эмоций в свои слова.
– Так сейчас везде нет порядка. – Подхватили эту мысль обе женщины, примерно однообразно. – Ой, да и то, правда.
– Так откуда, конечно, будет порядок, если все кругом дуреют раньше времени?! – Возмущённо вмешалась Татьяна Алексеевна.
– Ой, и не говори. – Солидарно махнула ей рукою Лариса.
Учительницы продолжали свои поражённые возмущения по поводу всего, что долетело до их ушей, попивая свои напитки.
«Я им ещё устрою порядок. И всё будет, так как надо. Чётко и по полочкам…. А не то, что сейчас. Маразм и недальновидность. Отсюда все их проблемы…» – Утвердительный импульс наполнил разум Ивана Ивановича, пока женщины делились своими впечатлениями и мнениями насчёт случившегося утром.
Вот, вскоре прогремел очередной звонок. Пора было надеть на себя защитную каменную броню, да лететь передавать знания и образовывать недальновидных порослей.

***

Два дерзких отморозка давно заприметили эту симпатичную девушку.
Её изящная стройная фигура всегда притягивала внимание противоположного секса. Парни никогда не могли просто так пройти мимо неё, они всегда мечтали овладеть этим стройным молодым телом. Во всяком случае, её упругая игривая попка никогда не оставляла равнодушными бодро оттопыренные палки не только самцов среди буйно кро́вых учеников, но также повергала в твёрдое напряжение ниже пояса и взрослых мужчин. И тем более, достаточная масса влюблённых воздыхателей пытались отчаянно и настырно охотиться за её на первый взгляд несерьёзным девичьим сердцем.
Общалась она со многими. Она была очень мила и вежлива со всеми, кто ценил её и одаривал своим чутким вниманием. Однако большинству из мужской части её окружения она всегда просто кидала в ответ свою отточенную и в какой-то мере даже защитную фразу «О, как это мило!». На этом её щедрость и взаимность заканчивались. И это было крайним пределом её снисходительной отдачи, а также самым шикарным подарком для изнывающих и оголодавших от любви по её сущности молодых людей и джентльменов средних лет. Эта клёвая рыжеволосая девица обладала поистине глубокой внутренней энергией, ярко источавшейся из всех её отверстий. Её жизнь и суть были наполнены искренней любовью к самой себе. Возможно, именно это было секретом её удивительного успеха у мужчин.
Каждый раз, как девушка получала подарки любых размеров и по любому поводу, цветы и прочие побрякушки, она всегда очень тонко и аккуратно уточняла, а не обязывает ли её подобный знак внимания к чему-либо. По всей видимости, даже будучи весьма общительной и обаятельной личностью, уверенной и заинтересованной в своих отношениях с сильным полом, она всегда осторожно относилась к таким проявлениям симпатий различного рода. Хотя это было неудивительно, ведь она уже состояла в отношениях со своим, якобы любимым спутником. А в жизненные попутчики она не могла себе позволить выбрать, кого попало. Её близким другом и одновременно второй половинкой стал не кто-нибудь, а сам Президент школьного совета (и её одноклассник по совместительству) самоуверенный и умный молодой человек из хорошей состоятельной семьи, воспитанный солидными родителями, которые относились к классу успешных индивидов, чей нескромный кошелёк всегда навещала шелестящая удача. Да и сам парень также был влюблён в эту знаменитую молодую особу. Потенциально эту молодую парочку ждала в их будущем законно унаследованные обеспеченность и благополучие. Поэтому всевозможные цветы, конфеты и другие мелкие сувенирчики со стороны не так уж сильно входили в круг её активных интересов. Ведь её ожидало нечто покрупнее. Отсюда и проявлялась её особая настороженность при любом порыве искренности от других удальцов, которые были также не прочь заполучить любовь и внимание этой рыжей Афродиты. Достаточно нехилым был её багаж личного опыта и умения ориентироваться в людях и ситуациях.
Поскольку девушка была очень милой и красивой, стройной и довольно рослой, она изначально выбрала себе в качестве будущей профессии карьеру фотомодели. Она постепенно, но всегда успешно зарабатывала себе неплохую репутацию в разнообразных конкурсах красоты, проводимых школой и за её рамками. Взять было, к примеру, недавний общегородской конкурс невест. Конечно, стать «Мисс Вселенной» и очаровать весь мир этой яркой лепетунье вовсе не светило, даже в перспективе. Однако совершать маленькие победы на районных, городских и межобластных конкурсах, а также украшать своей идеально гладкой кожей афиши рекламных проспектов и сверкать кристально голубыми глазами с брошюр, вдохновляя абитуриентов ВУЗОВ, было самым подходящим делом для этой живой милашки. В целом, её жизнь просто удивительно шикарно удалась с самого рождения.
Какие же интересно методы использовали две некогда спарившиеся особи для того, чтобы достичь таких скромных, но прилично выдающихся результатов через свою материализовавшуюся субстанцию? Каким ещё образом можно вызвать у будущего зародыша любовь, внимание, привязанность и почитание со стороны многих? Непостижимая загадка. Удивительно…

Мощный шлепок ремнём по голове пронизал её мозг режущей болью.
Девушка вновь взревела от телесного изнеможения. Поток её истошных и жалобных воплей заглушался об толстый кусок скотча, плотно замотанного вокруг её рта. Её плоть рассеклась, и мелкие струйки алой сукровицы проступили кровавыми протёками на лбу.
В помещении было очень холодно, несмотря на то, что снаружи грело солнце, поэтому рыжеволосая девушка дрожала всё время, что её истязали. Голое согнувшееся тело этой мученицы было связано прочными верёвками, которые уже изрядно резали до крови сухожилия и другие места перевязки. Многочисленно нанесённые пласты скотча и изоленты сковали её ноги, вызвав судороги в лодыжках, а вены уже затекли до невозможного. Её некогда изящные ягодицы пристыли к ржавому металлическому стулу. Девушке было очень больно совершать какие-либо движения на нём из-за обжигающего голую кожу холода. Страдалица только жалобно постанывала. А её глаза уже как несколько часов ничего не видели из-за щиплющих солью слёз, которые валили непрекращающимся потоком и заливали ей всё обозрение.
– Не шевелись, сука! – Проревел жилистый голый подонок в чёрной «омоновской» маске, скрывавшей его рожу. Он стоял рядом со своей жертвой. Затем он повалил бедную девушку на пол мощным пинком ногой по её голове. Весь её организм в тот непредсказуемый момент испытал разрушительную мощь от жестокости и сексуальной неудовлетворённости больного сознания, или же его отсутствия. После этого падения, в её мертвенно посиневшее тело неумолимо впились разбросанные на полу мелкие гвоздики и шурупы, прорезав плоть.
Девушка продолжала реветь и рыдать, словно младенец, которого бездушные воспроизводители отнесли на мусорный бак на пустыре и там же бросили умирать....

***

.:Продолжение следует:…

Автор:
Альберт Альчербад
alcherbad@yandex.ru

«ИНФОРМАТОР: ПОРЯДОК ПРОТИВ ХАОСА» [КНИГА] (Группа ВК)
http://vk.com/alcherbooks
Всего комментариев: 1
avatar
Отлично!
avatar
18
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0