Сделано в ГДР
05.05.2017 91 0.0 0
нет
Три рассказа:

1. ДЕТСКИЕ КОЛГОТКИ

Мы сидели в кафе и Петер рассказывал о родном городе Берлине, который в течении почти тридцати лет дважды менял географические и политические карты Германии, Европы и Мира – о том времени, когда Берлин был разбит стеной на два государства – ГДР и ФРГ.
Мне было очень интересно послушать рассказы очевидца.

Петер родился в Германии, в Берлине –Моабит и живет в этом районе до сих пор. А бабушка и тёти его до 1961 года жили в районе Берлина -Lichtenberg (Лихтенберг), потом в том же пятиэтажном доме, уже в другой Германии – в ГДР, а после, через 28 лет, (причём никуда не выезжая) и до сегодняшнего дня продолжают жить в Берлине всё в том же пятиэтажном доме, и опять в другой стране – в единой Германии.

С 1961 по 1989 год не только по Германии и по Берлину, но и по их пятиэтажному дому проходила граница, разделив дом на две страны. Бабушка моя оказалась в ГДР, а её подруга из соседнего подъезда – уже в другой стране – в ФРГ.
– Слушай, Петер, – перебила я его, – Давай как- нибудь съездим – в Marzahn-Lichtenberg (Марцан-Лихтенберг).
Там есть замечательный «Chinesische Garten» (Китайский парк)! Ты был там?

– Да нет!– говорит Петер, – Меня и мой Bellevue и Englische Garten вполне устраивают! Не любитель я ездить в те места. Много связано не приятных, и порой до смешного, историй.

В начале 70-ых у нас, жителей западного Берлина, появилась возможность посещать соседнюю страну ГДР.
После Холодной войны и политического потепления отношений между Янками и Союзом, стало всем легче дышать и передвигаться по всей Европе!
В ФРГ тогда к власти пришли демократы во главе с Вилли Брандт. Его до сих пор во всей Германии, да и в Европе вспоминают Добрым словом!
Он проводил, так и называлась, «Новую восточную политику». В 1972 г. между Востоком и Западом правительства обеих Германий подписали знаменитое тогда «Транзитное соглашение», разрешающее поездки гражданам ФРГ через территорию ГДР. Нам с 1961 года практически нельзя было попасть на территорию соседней Германии. Только по срочным семейным делам – например на похороны родственников и то только при наличии приглашения, подтверждения родственных связей, и оформления кучи других бумаг. И разрешалось пребывать не больше 45 дней в году.
А для восточников, жителей ГДР было ещё сложнее пересечь границу. Каждый выезд рассматривался на предприятии на партийных собраниях и Штази потом ещё проверяли и всех родственников! Да люди боялись и говорить, что кто-то у них на западе живет. И с работы могли выгнать! А после всех этих мучительных оформлений тебя должны были встретить приглашающие на границе, и передать из рук пограничников в руки родственников, и под их ответственность!

На контрольно-пропускных пунктах пограничники в серых мундирах с «котелками»–касками на голове, мы их крысами называли, куда-то надолго уносили паспорта и визы, что приводило к многокилометровым пробкам на дорогах. Люди, в ожидании своей очереди, часами сидели в машинах и на газонах...

Поэтому чаще пользовались самолетом, чтобы перелететь пару десятков километров и не видеть этот «театр военных действий». Было спокойней но выходило намного дороже!
Делалось всё, чтобы отбить у людей желание приближаться к нейтральной полосе границы! Да, «спектакль» был с обеих сторон, только не всегда комедийный! Чаще всего – драма!

Жители ГДР искали свои способы, любым путём, пересечь границу: прыгали через стену, переплывали с аквалангом, ходили по канату от дома к дому, рыли землю – делали подкопы, перелетали на воздушном шаре... Я уже не говорю о количестве погибших. По документам около ста человек и все моложе 30 лет...
А сколько не учтенных данных, слышал, что более двухсот!

И вот, наконец, появились Транзитные визы – возможность навестить места моих предков, да и до моего места работы было теперь легче и быстрее добраться! А то раньше приходилось объезжать восточный Берлин.

Да что говорить о моем бизнесе! Экономика обеих стран стала расти и доходы от этого мирного соглашения выросли в пять раз.

Как-то раз, решил я с семьёй – с женой и дочкой прогуляться на пару часов в восточный Берлин. Транзитные визы у нас были, да и задерживаться мы не собирались, просто прокатиться и показать дочке, где живет её бабушка, и кое-что купить на восточные марки. Получалось дешевле!

Я, если честно, был далеко не любитель таких Туров.

Переехали мы Check Point Charlie, нам отметили в паспортах въезд в страну и там же обменяли наши DM на Восточные.
Жена моя побежала на Friedrichstrasse по магазинам, а я решил прогуляться по округе.

На газоне важно прогуливались голуби. Даже они были какие-то другие – маленькие, стального цвета с жёлтыми глазками и посматривали на прохожих так, что мне захотелось их побыстрее обойти...
На соседней улице увидел вывеску «Оформление виз для заграницы», зашёл полюбопытствовать, приобрёл карту восточного Берлина и ещё, как сувенир, Визы на целый день, и за каждую заплатил по 20 марок.

На углу улицы Kochstrasse я встретил жену c дочкой, взял сумки и решил посмеяться, рассказав о своей прогулке, и о новых Визах – разрешение на целый день пребывания в Восточной зоне.
Лучше бы я ей этого не говорил!

Кэтрин быстро отреагировала и вместо того чтобы нам сразу вернуться домой – уговорила меня заехать ещё в пару магазинов и, по дороге, навестить родственников.

Тётя с семьей приняли нас хорошо. Да мы никогда и не приезжали с пустыми руками. И к моим 40 DM, что я потратил на визы, прибавильсь подарки. В "Интершопе", где не было очередей, накупили: колы, шнапс и племянникам жвачки. Погостили и к вечеру собрались обратно.

Наше время пребывания в ГДР заканчивалось, да и дочка стала капризничать, похоже заболевала... По дороге к границе, жена оживлённо рассказывала, что она приобрела в магазинах, и с восторгом показала мне детские колготки в розовый цветочек!
– Милый, ты посмотри, какое качество и так дёшево! У нас такие обойдутся много дороже! – восклицала она.

Увидев колготки, я нервно приказал срочно выкинуть: – Ты что, декларацию не читала? Детские новые вещи запрещено вывозить!

Но жена упёрлась и ни в какую: – Петер, ты что? И не подумаю! Я такие давно мечтала дочке купить!

– Ну тогда, хотя бы, запихни их поглубже в сумку, – раздражённо ответил я.
Мы уже подъезжали к контрольному пункту.

Дочь чувствовала себя всё хуже, поднялась температура. И мы с нетерпением ждали когда подойдут и к нашей машине и поскорее пропустят нас к себе домой в Моабит, где нас ждали родители в ожидании рассказа о посещении Восточного Берлина!
Приготовил документы.

Время тянулось долго. Пограничники тщательно проверяли каждую машину. Подошли и к нам:
– Что везёте? В каком количестве? И как долго были на территории ГДР?

Я ответил, что с декларацией мы ознакомлены и везём только дозволенные вещи . И протянул наши паспорта, транзитные визы и, на всякий случай, и новые Визы на целый день.

Пограничник поднял брови, вызвал офицера и приказал нам выйти из машины:
– А зачем у вас по две визы? И зачем Вы её купили, если у вас уже было разрешение на въезд?

И попросил освободить багажник и открыть все сумки!

Меня прошиб холодный пот!
– Господин Офицер, я купил эти дневные визы на всякий случай, мало ли задержимся. Да и просто, как сувенир – на память о Вашей стране! – доброжелательно, как мог, вымолвил я.

– Понятно! Вам память нужна? Так получите не забываемую! – с каменным лицом ответил тот, вытаскивая со дна сумки детские колготки в розовый цветочек!

– А это что такое? Тоже дозволено? Да ещё и с этикеткой! Тоже на память?

Наш старенький «Opel» стояла уже на обочине дороги.

Мы вели долгую нудную беседу и выслушивали одни и те же вопросы, что почему мы нарушаем правила демократической страны и пытаемся провезти запрещённый товар. И что он нас не пропустит, пока мы не отвезем эти колготки обратно в магазин, и не предъявим ему потом чек-квитанцию о сдачи товара!

Темнело, время уже и дневной визы подходило к концу.

Я пытался убедить пограничника, что рад вернуть колготки и деньги мне назад не надо! И что в машине больной ребёнок с высокой температурой и нужен срочно врач! Договорились до того, что я со злостью, швырнул колготки на газон:

– Эти колготки останутся в вашей стране! Мне они не нужны!
Офицер невозмутимо "с каменным лицом" поднял их, отряхнул и вручил мне обратно, приказав отвезти в тот детский магазин, где и приобрели.

И стал мне показывать правила и тыкать пальцем в параграфы закона.
И что он не имеет права их забирать без оформления деклараций и, тем более, выкидывать товар, произведённый в демократической стране.
А если мы отказываемся подчиниться, то придется пройти и составить акт о нарушении провоза товара и недостойного поведения –хулиганства на границе. И что нам тогда дорога в ГДР будет закрыта!

Время и новой визы заканчивалось, сдать колготки обратно мы уже не успевали, да и все магазины были давно закрыты.

Жена со слезами упрашивала пограничника вызвать врача или как можно скорее нас пропустить.
В километре от границы был наш семейный доктор и там же рядом городская больница.
Медицинской страховки в ГДР у нас не было, а без неё гражданам ФРГ срочную помощь бы не оказали. И неизвестно, вообще, оказали бы!
А за задержку – могли оформить и как нарушение визового режима по всем параграфам!

Время тянулось бесконечно, только мы оставались на месте в чужой стране в метрах от своей. Офицер с нашими документами был на пропускном пункте и долго разговаривал по телефону...

А я, глядя на его серую спину, вспоминал недавний случай, происшедший с моим Тёзкой – с Петером Фехтер.
И было ему - жителю ГДР -тогда всего 24 года. Когда при попытке бегства из ГДР на этом самом контрольном пункте, пограничники открыли по нему огонь. И Тяжело раненого оставили лежать и вовремя не оказали медицинскую помощь.
Не успели или не хотели. И он умер на тротуаре от потери крови...

Что уж говорить о нас – западниках!

Резкий стук в лобовое стекло машины вернул меня в происходящее.

Офицер вручил паспорта и детские колготки в розовый цветочек. И напомнил ещё раз, что Демократическая Республика Германии – гуманное государство, и из-за беспокойства о здоровье ребёнка, нам было разрешено пересечь границу и вернуться в свою страну. И чтобы этого больше не повторилось!

Он приложил руку к фуражке и пожелал: "Счастливого пути!"

Я нажал на газ и машина вылетела с Check Point Charily.
Жена тихо сидела рядом и жалобно смотрела на меня. Дочь лежала на заднем сиденье и плакала...
Заехав за поворот, я открыл окно и с яростью выкинул эту злополучную покупку в кусты.

Детские колготки в розовый цветочек повисли на ветке и красная этикетка с крупными буквами «СДЕЛАНО В ГДР», как флажок развевалась на ветру района Моабит.

Родители уже спали. Жена укладывала больную дочь.
А я с ужасом вспоминал наше посещение соседней страны!

– Вот так! – улыбнулся Петер, – Так-что, моя дорогая, в Марцан на восток Берлина мы не поедем, пойдём лучше в мой парк Tiergarten (Тиргартен) и съедим по мороженному. Здесь у итальянцев очень вкусное!

2. МОРОЖЕНОЕ

В начале 80-ых мне приходилось часто по работе, имея Транзитную визу, пересекать восточную Германию.
По сравнению с семидесятыми годами отношения между двумя странами немного улучшились, но контроль оставался строгий и с обеих сторон!

В западном Берлине документы проверяли Американцы и их союзники - Французы и Англичане.
Следили они и за своими солдатами, чтобы те не нарушали четырёхсторонних соглашений: не переходили границу; не вступали в контакт с жителями восточной Германии; не перепродавали и не покупали...

Соблазн был большой.
Молодые нарядные восточные девушки кучками собирались невдалеке от контрольно-пропускных пунктов и издалека поглядывали на темно-кожих французских солдат.

Махали косынками, громко смеялись, привлекая к себе внимание, а когда появлялся патруль - убегали.

Пересекая Check Point Charlie в те «Застенные времена» начинались приключения и чаще всего не приятные!
Весь путь до следующего контрольно-пропускного пункта я находился в напряжении.

За движением по транзитным трассам велось круглосуточное наблюдение многочисленными спец.службами и подразделениями Штази.

В их задачи входила регистрация и предотвращение «происшествий» на дорогах западниками- «классового врага», следили за нашими контактами по пути следования на территории ГДР, передачи посылок – кому и что!?

Транспортно-контрольная группа «Транзит», действовавала совместно с Штази* и Народной полицией ГДР.
Службы располагали «мобильными наблюдательными опорными пунктами» по всей протяженности автобанов. Им помогала и армия стукачей - «неофициальных сотрудников», которые за двойную зарплату трудились на «западных» парковках и на автозаправках, в ресторанах и в спец.магазинах- «Интершоп».

Да и все водители грузовиков, допущенных для перевозок в ФРГ были в этой системе.

В каждом туалете, по пути следования, «у блюдечка для мелочи» нес вахту гладко выбритый аккуратного вида мужчина средних лет в белоснежном халате.

А местные жители, из прилегавших к автобану деревень и городков, обязаны были следить за возможными отклонениями машин с западными номерами от маршрута и тотчас сообщать! Были и отели и кемпинги, но туда нам было лучше и не соваться.
Все бы перерыли от документов, до нижнего белья!

Я старался всегда, как можно быстрее проехать - пролететь эту территорию и нигде не задерживаться! Только следил за скоростью-не больше 100 км/час. Штрафы тоже брали в западной валюте. А если задерживали, то считай день пропал!

Но однажды мне всетаки пришлось остановиться.

Лето тогда выдалось очень жарким. Трава вдоль автобана пожухла и пожелтела. Летел тополиный пух и лип на лобовое стекло моего нового голубого Мерседеса.

В салоне машины от духоты, находиться было не возможно, и я решил перекурить на ближайшей парковке.

Единственное, что меня радовало в этой стране ГДР, это то, что на Спец. стоянках не было очередей!
Гэдээровским водителям строго запрещалось здесь останавливаться.
И по дороге можно было купить на наши западные Марки и очень быстро.

Мне надо было уладить дела и к вечеру успеть пересечь границу на Check Point Charlie и быть дома.

Очень хотелось пить.
Я зашёл в небольшой павильон «Интершоп».
Очереди не было. Была только молодая женщина с девочкой и продавщица за прилавком.

Я достал из холодильника бутылку Кока-Колы и встал за ними.

Девочка выбирала мороженое, а её мама, порывшись в мелочи кошелька, достала одну DM .

– Что ещё – спросила продавец?

– Спасибо, больше ничего, – ответила молодая женщина, пропуская меня вперёд, и с улыбкой обратилась ко мне:

– Какая сегодня жара! Мы живем тут неподалёку, приехали на велосипедах сюда, специально, чтобы угостить дочку вкусным мороженым. Она у меня хорошо закончила первый класс, и я обещала купить ваше мороженое. Какие красивые яркие упаковки и фигурки: здесь и голубые Шлумпфы, Микки Маус в жёлтых ботинках и Даффи Дак с голубым бантиком. Всё как в американских мультфильмах! Нам раз в неделю по пятнадцать минут показывают «Чип и Дейл спешат на помощь». Все сидим у телевизора!

– Аусвейс (Распорт),– гаркнула продавщица.

– Ой, я свой Аусвайс дома оставила! Мы с озера едем, просто по дороге заехали!

– Вот дальше и езжайте, куда ехали! Без Аусвайса не отпущу! На двери объявление висит, для таких как вы! «Отпуск товара на западные DM, только с предъявления Аусвейса или гражданам ФРГ». Не задерживайте!

Я стоял с бутылкой Колы и терпеливо ждал, хотя времени у меня уже не оставалось!

В магазине было так же душно, как и на улице.

Полная продавщица платком вытирала потное раскрасневшееся лицо. Черные крашенные волосы растрепались из под блестяшей красной косынки:

– Фрау, ну сколько можно объяснять!

Девочка не выпускала мороженое Дафи Дак из рук и еле сдерживала слёзы...

– Ну поймите пожалуйста, – не унималась её мама, – Пожалейте ребёнка! У дочки сегодня праздник! Эту мелочь—две западные DM мне знакомые подарили. Да мне они вообще не нужны и сдачи не надо! Если бы я знала, конечно бы с паспортом пришла!

– Мне что полицию вызвать? – уже вопила в блестящей косынке, выскакивая из-за прилавка, – вам и на эту спец.территорию заходить без Аусвайса нельзя, не то что покупать! Положите мороженое и отойдите в сторону!

Девочка, плача, потащила маму за руку на улицу...

Продавщица с красным лицом, ласково обратилась ко мне:

– Что Вам угодно, Господин? Только Колу или ещё что-нибудь?

– Да, – достовая свой толстый кожанный портмонет, ответил я, – И вот это мороженное!

Кассирша пробила Коку-Колу, а мороженное отложила в сторону, сказав, что его она не продаст, потому что уверена, что это мороженное не для меня, а для этой нарушительницы закона!

Я стоял ошалевший, не зная, что на это ответить! Старался быть вежливым и держал себя в руках. Хотя, во мне давно уже всё кипело от жары, от жажды и от гнева:
– Уважаемая, ну конечно, это для меня. И я плачу Вам, извините, моими Марками. Может Вам и Аусвайс, как на границе, показать!? Или Вы не видите мой номер машины?

– Нет, этот товар я Вам не продам! – и с грохотом захлопнула кассу.

Я вышел на улицу.

В тени под деревом молодая женщина успокаивала дочьку. На жухлой траве лежали велосипеды.

Я молча протянул девочке мою тёплую бутылку Колы, погладил её по голове и пошёл в сторону, стоявшей на солнцепёке машины.

Жажду я уже не чувствовал, а чувствовал только ненависть к этому обществу и жалость к людям, которые жили по другую сторону стены.

В ближайшем городке в продовольственном магазине, отстояв длинную очередь, и на их – восточные Марки я купил, бутылку лимонада с большой зтикеткой «СДЕЛАНО В ГДР».
На встречу по работе, я уже опоздал. И повернул машину обратно – домой.
Надо было успеть вовремя уехать из Этой страны!

3. МАРКИ

Мы сидели в кафе парка Tiergarten (Тиргартен), в окружении цветущих бело-сиренево-розовых рододендронов.
Тихо играла музыка.

За соседним столиком оживленно беседовали молодые люди.
Говорили на французком, немецком языках, переходили и на английский...
На голубой скатерти стояли бокалы: в круглом – золотистое пиво, а в высоком узком – радужный коктейль с белой трубочкой. Красный, жёлтый, синий – цвета плавно переходили один в другой.
Сверху коктель украшала тонко нарезанная долька лимона и прикрывал маленький бумажный зелёный зонтик.

Рядом лежал жёлтый словарик – разговрник. На открытой странице вместо закладки – открытка с видом Берлина.

– Brandburger Tor, Potsdamer Platz, Soologischen Garten,– перечисляла она, – здесь мы уже были! А вот сюда – в Chinesische Garten мы сейчас поедем!

Девушка кокетливо улыбнулась, плавным движением взяла маленький бумажный зонтик и вставила его в прядь своих каштановых волос.
В солнечном свете он смотрелся, как изумрудная заколка.

Парень зачарованно следил за каждым движением её руки.
На его смуглом с лёгким румянцем лице большие черные глаза ловили игривый взгляд её зелёных с поволокой глаз.
Им уже не нужен был немецко-французский разговорник, они понимали друг друга без слов!

Раздался звонок телефона.

– Нам пора, а то не успеем до вечера! – накинув на плечи белый шифоновый платок, играючись обратилась она к нему.

– Я Маркиза де Пампадур! Мой Синьёр, где моя карета? В Версаль! В Версаль!
Её попутчик поднялся и с наклоном, будто бы снимая перед ней шляпу с перьями, произнёс:
– Моя Маркиза, карета за углом! Я к Вашим услугам!

Смеясь, они вышли.
Зонтик в солнечном свете, как изумрудный листик, блестнул в букете каштановых волос "Маркизы де Пампадур".

Как все просто и как все сложно! – размышляла я, – как мы зависим от обстоятельств и времени в котором родились и живем.

Девушкам 70-ых не так повезло, как этой красотке с зонтиком в каштановых волосах. Сегодня свобода знакомств без границ!
И я - русская сижу сейчас и пью кофе в единой Германии и слушаю рассказ немца – Петера.

Открылась входная дверь и в проеме появился большущий букет роз.., а за ним я увидела невысокого индуса – продавца цветов.

Он подошёл к нашему столику.
– Выбирай, какие тебе больше нравятся! Мой любимый цвет красный! Любопытно, какой твой? Белые, правда тоже выглядят хорошо, – достовая портмоне, подмигнул Петер.

Официант принёс вазу.
– Как хорошо, что сейчас у нас Евро, – обратился он к нам, – Цветочек-два евро!

– А сколько, интересно, это было на Марки, и на какие Марки, и когда? – поинтересовалась я.

– В прошлом веке в них можно было запутаться – каких только монет и банкнот не было! Но, извините, не буду вам мешать, хорошего вечера!

– Послушай, Петер, – а какие они были эти МАРКИ?

– Вопрос интересный, но история очень длиная! Постараюсь вкрадце, – глубоко затянувшись сигаретой, произнёс он.

До появления сегодняшнего Евро, в Германии в течении пяти веков произошло восемь денежных реформ.
Марки были серебряные, золотые и из других сплавов, были и бумажные!

Слово "Марка" впервые было упомянуто в Х веке и появилась эта серебрянная монетка в Англии. Позже появились – в Шотландии, в Дании, в Прусии, в Германии и в других странах Средневековой Европы и отличалась только печаткой и весом серебра.

1 – Первая реформа была в начале XV1 века, в Священной Римской империи немецкие княжества благодаря Ганзейскому Союзу для упрощения обмена и торговли в Европе провели, как сейчас говорят, первую денежную реформу.
И на смену тогда существующим: Гульден, Талер и более мелким разменным монетам, как Грошен, Крейцер, Геллер, появилась первая серебрянная Марка.
Но и старые монеты оставались в ходу до X1Х века.

2. – Вторая реформа в январе 1871 года, после образования Единой Германской Империи, прусский король Вильгельм принял присягу в качестве Императора. Появился Рейхсбанк и новые монеты: золотая Марка (была принята расчетной денежной единицей) и серебряные – десяти и двадцати-марочные монеты. Гроши остались в качестве разменных монет.

Обмен золотой Марки производился до 1914 года.

– Рассказывать можно долго! Пойду закажу нам ещё по чашечке кофе. А может быть ты хочешь, что-нибудь покрепче, такой же красивый коктель с зонтиком!? – предложил мой рассказчик.

– Можно и коктель! – улыбнулась я, – Но для меня «коктель–бальзам для души» - послушать твои рассказы!

3. – Третья денежная реформа произощла после Первой мировой войны, – продолжал Петер, – экономика Германии тогда находилась в упадке и банком были выпущены новые бумажные Марки (Papiermark)

– Я ещё помню у моей бабушки для этих, Бумажных денег была сумочка на шёлковом шнуре, украшенная вышивкой и бисером – ридикюль, с французского так и звучит «смешная».
И сколько себя помню, она с этой сумочкой не расставалась.
- Видать, было что хранить! – засмеялся он.

4. Четвёртая – В 1923 г.в инфляцию печатались банкноты - Рентные Марки - нового Резервного банка к уже тогда существующим -– Рейхсбанку и четырем другим.

5. – Пятая - в конце 1944 года появились Марки Союзного командования.

6. – Шестая - Уже после войны – с июня 1948 в западных зонах Германии была проведена денежная реформа и выпущена Немецкая марка – DM, а остальные стали изыматься из обращения.

7. – Следующая реформа - уже с образованием в октябре 1949 года – новой страны на карте мира - ГДР, и там появилась своя – восточная Марка ГДР и свой курс обмена на западные Марки ФРГ.

Доходило до смешного!
Восточники - считали, что их Марки лучше и на них можно было купить лучший с высококачественный товар, по сравнению с ФРГ, потому что было «Сделано в ГДР»!

8. – После воссоединения Германии в 1990 году произошла восьмая реформа!
Денежной единицей оставили западную Марку ФРГ.

Ну а дальше, ты уже все знаешь, всё было при тебе!

С 1999 года закончилась история Марки!

И появилось – Евро.

- Марки остались только почтовые – для писем! – засмеялся Петер.

Меня всегда интересовала Нумизматика! – продолжал мой рассказчик.

В нашей семье коллекционировали монеты и банкноты.

В моих альбомах сохранились редкие экземпляры юбилейных серебряных Марок: 1888 г.– с изображением Фридриха 111; Монета 1904 г. – на 400-летие со дня рождения Филипа Великодушного; 1909 г. – 500-летие Лейпцигского университета и другие.
Альбомы собирал ещё мой дед!

Деда, к сожалению, я не застал. Он погиб на войне.

Но это уже совсем другая история...

..................................................................................
P.S. Рассказ опубликован в альманахе "Четвёртая волна", 2016

Читайте также:
Комментарии
avatar
Раздача наград