Главная » 2016 » Апрель » 9 » Визит Глава пятая (6 часть)

Визит Глава пятая (6 часть)

Автор материала:
...
Логин на сайте: ...
Группа: ...
Статус: ...
О материале:
Дата добавления материала: 09.04.2016 в 09:54
Материал просмотрен: 82 раза
Категория материала: Фэнтези
К материалу оставлено: 0 комментариев
Острый удар тока, заставил на время онеметь руку. Невольно потерев и наткнувшись на перстень, девушка вспомнила о подарке Барона, неужели перстень даёт о себе знать?
— Что ты сказал?
— Я женюсь на тебе.
Снова болезненный удар тока.
— Что случилось? — заботливо склонился Текс, увидев как она вздрогнув, невольно потёрла руку.
— Н-ничего, — пробормотала озадаченная Светлана и попросила: — Продолжай, ты уверен, что хочешь жениться?
— Да! — воскликнул Текс.
Это возглас совпал с зарядом прошедшим по руке девушки. Ничего не ответив, она молча шла по дороге.
Текс заволновался:
— Обиделась?
— Нет, — кратко ответила Светлана, думая о чём-то своём,
— Я тебе не нравлюсь?
— Нравишься, — улыбнулась девушка, бросив на него короткий взгляд, снова стала смотреть себе под ноги.
— Ты останешься со мной?
— Нет.
— Я люблю тебя!
Девушка вздрогнула от боли. Перстень никак не хотел утихомириться. Она попросила:
— Текс, не надо говорить об этом.
— Но почему? — удивился Текс. — Я люблю тебя. Люблю.
— Да замолчи же! — почти простонала девушка. — Ты причиняешь боль, говоря так. Я уже не знаю, верить тебе или нет.
— Ты сомневаешься во мне?
— Я - нет. Но кое-что заставляет меня это делать. Поверь, мне просто не позволят остаться здесь, как бы я этого не хотела.
— Куда же ты уедешь?
— Не знаю. Где-то в Атлантике ждет корабль «Летучий голландец» и название это он носит по праву. Куда он отправиться дальше, не знаю. Не знаю, когда прекратиться путешествие, но догадываюсь, как оно завершиться.
— Как? — потребовал ответа Текс.
— Они покинут мир людей, возможно прихватят меня с собой.
— Боже! Что ты говоришь! — воскликнул Текс, привлекая внимание прохожих. Сбавив тон, сказал: — Намекаешь, что тебя убьют?
— Я не знаю! — схватилась за голову Светлана. — Вроде бы убивать не собираются, но и отпускать тоже. А какие могут быть выводы, если рядом демон-убийца? Текс я видела, как он убивает.
— Нужно сообщить в полицию, — оборвал Текс, хватая за руку. — Пойдём в полицию.
Девушка остановилась, спокойно посмотрев на взволнованного парня, спросила:
— Ты хочешь, чтобы они уничтожили город? Не трогай их, и они не тронут тебя.
Помолчав, добавила:
— Возможно не тронут, это как игра с солнечным зайчиком, никогда не схватишь в руку.
— Не знаю как насчет дьяволов, но самоуверенны они чрезвычайно, — заметил Текс, пропуская мимо ушей предупреждение девушки.
— Их самоуверенность не беспочвенна. — сказала девушка.
Подойдя к городскому фонтану, она села на скамейку неподалеку. Посмотрев на играющие в лучах солнца капельки воды, не оборачиваясь, спросила:
— Амон тебе угрожал?
— Нет, — весело рассмеялся Текс. — Он предложил мне выпить с ним.
Перстень, пославший предупреждающий заряд в руку заставил Светлану усомниться в честности ответа. Текс вскочил со скамьи:
— Пойдём, голубей покормим, — предложил он, указывая на стаю голубей, с противоположной стороны фонтана. — У меня есть хлеб.
Светлана, хитро прищурившись, спросила:
— Эти голуби не боятся людей?
— Нет, — удивился Текс. — Чего им бояться?
— Текс, как ты думаешь, что будет если я подойду к ним?
— Ничего не будет. Может подбегут или наоборот, расступятся чтобы их не растоптали, — пожал плечами Текс.
— Я тебе гарантирую, что как только я подойду, они улетят, — пообещала девушка таинственно улыбнувшись. Но что-то грустное, проскользнуло в её веселье.
— Почему они улетят? — вытаращил глаза Текс. — Это их законное место, они проигнорируют твоё появление.
— Проверим? — снова загадочная улыбка промелькнула на лице. — Если улетят, ты поверишь во всё, что я рассказала.
— Про дьяволов? — уточнил Текс.
— Про них, — кивнула девушка и встав со скамейки, направилась вместе с парнем к стае голубей.
Ещё за несколько метров до стаи, стало заметно, что птицы чем-то обеспокоены. Не обращая внимания на зернышки на асфальте, голуби в тревоге озирались вокруг. И чем ближе подходила парочка, тем взволнованней выглядела стая. Четыре голубя тяжело оторвавшись от земли, с шумом хлопая крыльями, набирая высоту, устремились к крышам близстоящих домов. Остальные голуби, попытались переместиться по другую сторону фонтана, быстрее перебирая лапками и раскрывая крылья для равновесия. Но люди никак не хотели от них отстать.
— Видишь? — показывая на голубей, спросила Светлана.
— Но они же не улетели, — с иронией заметил Текс.
—Ты корми. Я постою здесь, — предложила Светлана.
Последовав совету, Текс подошёл к стае, кинул им несколько кусочков хлеба. Голуби с благосклонностью приняли его дар не оставив и крошки, выжидающе уставились на него. Внезапно вся стая, сорвавшись с места и обдав его волной крыльев, перьев, с шумом устремилась в небо, с такой поспешностью и паникой, будто стоял вопрос жизни и смерти. К Тексу подошла Светлана.
— Убедился?
— Да, но как это получилось?
— Фокус, — усмехнулась девушка.
— С кем ещё можешь такой «фокус» показать?
— С любой тварью, только не каждая отреагирует как голуби. Некоторые могут бросить вызов.
— Кому довелось бросить? — прислоняясь к барьеру фонтана, спросил Текс.
— Льву, — ответила Светлана.
— И что с ним стало? — вежливо полюбопытствовал Текс.
— Я убила его, — Света затянула ему в лицо, с интересом наблюдая за реакцией.
— Где это было? — спокойно уточнил парень, ничуть не удивившись.
— В Нью-Йорке.
Текс недоверчиво посмотрел на девушку и рассмеялся.
— Признаться, я думал, что это произошло в Африке.
— Я и Африке была, — заметила Светлана. Она, казалось, не замечала иронии в словах веселящегося Текса.
— Да, ну? — снова весёлые искры заплясали в голубых глазах Текса. Лёгкая улыбка блуждала на его губах. Было очевидно, что слова Светланы он серьёзно не воспринимал.
С каким-то обречением, махнув рукой, Светлана «закрыла» тему разговора.
Ещё некоторое время, облокотившись о барьер они молча наблюдали за проезжающими мимо машинами и спешащими по своим делам людьми. Но столь же пристально за ними наблюдали с крыши многоэтажного дома, зоркие глаза. Сотни голубей, столпившись на самом краешке шифера, напряжённо и со страхом смотрели вниз, на площадь, где фонтан рассыпал искры брызг. Они ощущали как зловещее пятно, окутывая, расползается над площадью. Всё живое покинуло это место за несколько десятков метров вокруг. Прохожие, ведущие собак, приближаясь к площади с фонтаном, удивлялись, взирая на своих любимцев, отмечая их необычное поведение. Собаки тянули хозяев прочь, внезапно изменив свое отношение к излюбленному месту.
Не замечая царившую вокруг панику и страх, люди спокойно проходили мимо, сидели, отдыхали на скамейках или просто глядели по сторонам. Их восприятия были притуплены прошедшими веками в борьбе за выживание и приобретение разума. Теперь же, «благодаря» ему, они отвергали всякое проявление потусторонних сил, ссылаясь на факты и логику. Теперь они скептически относятся к заявлению о том, что дьявол ходит по Земле совсем недалеко от них. Скептически отнесутся к заявлению о существовании ведьм и вампиров. Высмеют известие о появлении оборотня. Переселение душ, воспримут, как интересную сказку. А вызов их в мир людей превратили, в пустую забаву. Основная масса населения никогда не поверит существу, заявившему, что он является Сатаной, и потребуют от него неопровержимых доказательств. И тут же, отвергая всякую логику основываясь на легендах и записях прошедших через века, слепо, фанатично, веруют в доброго создателя, смотрящего на них с небес. Они не требуют доказательств Его существования. Живут покоряясь судьбе, снося все её тягости и удары, веруя, что Господь, таким образом, испытывает их руководствуясь лучшими намерениями, и любовью к ним. Проходят столетия. Войны опустошают страны, уносят жизни невинных детей, а люди веруют, что все это с попустительства Бога, посланные им испытания.
И все же странных созданий сотворил господь. Встречая не один раз за свою жизнь тёмные силы, они никак не хотят поверить в них, требуя конкретных доказательств. А встречаясь с ликом Бога, смотрящего на них с любовью и добротой со статуй, икон, сотворенных самим же человеком! Веруют в Него, как ребенок верит в Санта Клауса, всем сердцем и душой. Пока не повзрослеет.
Глубоко вздохнув своим мыслям, Светлана повернулась к парню.
— Текс, мне пора назад.
— Я провожу тебя.
— Но только до конца города, — уточнила Светлана.
— Как скажешь, — пожал плечами Текс. Обняв девушку за плечи, он повел её прочь из города.
Не привыкшая к такому выставленному на всеобщее обозрение проявлению чувств, девушка ощущала себя не в своей «тарелке», хотя она уже давно заметила свободу общения среди молодежи, не смущающихся посторонних людей.
Текс остановился, показывая на стоявшую неподалеку телефонную будку, вопрошающе сказал:
— Я на минуточку, позвоню кое-кому, ты не против?
— Отчего же.
Парень не заставил себя долго ждать и через две минуты с довольной улыбкой вернулся к девушке.
— Всё в порядке, — неизвестно зачем сообщил он ей и тут же добавил: — Может в кино сходим?
— Мне нужно возвращаться, — покачала головой девушка.
— Жаль, — разочарованно вздохнул Текс на секунду погрустнев. Обняв за плечи, сказал: — Потом сходим?
— Не знаю, — нерешительно протянула девушка.
Они вышли на дорогу, ведущую из города и не спеша направились по ней. Текс словно забыв о своем обещании, как-то рассеяно следовал за Светланой. Последний дом скрылся за поворотом, девушка повернулась к Тексу.
— Спасибо что проводил. Дальше я пойду одна…
Договорить фразу девушке не дала полицейская машина. Вылетев из-за крутого поворота взвизгнув покрышками и скорректировав направление, круто ушла в следующий поворот дороги. Слышно было, как и на том повороте, машину занесло. Где-то вдалеке зазвучала сирена, возвещая о движении «представителей закона».
Изумлённо посмотрев на оставленный колёсами чёрный след, девушка ни кому не обращаясь, сказала:
— Куда это они так спешили, равно на пожар? Бандиты что ли дали о себе знать?
— Не знаю, — пожал плечами Текс. Почему-то он прятал глаза, уводя взгляд в сторону, рассматривая стоявшие у обочины деревья.
Ощутив укол перстня, и посмотрев на озабоченное лицо парня, Светлана поняла, что не всю правду сказал. Текс явно знал, что происходит или догадывался. Но почему не говорит?
Парень медленно двигался вслед умчавшейся машине. Промолчав, девушка устремилась за ним.
По мере приближения к особняку звук сирены становился громче. Догадавшись о конечной остановке полицейской машины, девушка сойдя с дороги, направилась к дому через рощу. Текс, молча следовал за ней.
Из-за стволов деревьев замелькали синие и красные огоньки. Сирена смолкла, и притихший лес окутала мертвая тишина. Не звенели голоса птиц, но звучали голоса людей. Голоса команд, ударяясь о деревья, эхом уносились вдаль.
Преодолев густой кустарник, крадучись девушка приблизилась к следующему кусту, находившемуся неподалеку от особняка. Там уже была открытая местность, занятая сейчас двумя полицейскими машинами.
Спрятавшись за кустом, Светлана с интересом наблюдала, как разворачиваются события. Позади, послышался шум, оглянувшись через плечо, обнаружила подползающего к ней Текса. Похоже, он тоже собирался понаблюдать из-за укрытия. Упав на колени, он аккуратно раздвинул ветки и уставился на особняк, к дверям которого, настороженно осматриваясь, подходили полицейские. Оружие они ещё не вынимали, но были начеку, об этом можно было судить по крадущимся движениям и руке на кобуре.
— Похоже, мы прибыли к началу действия, — пробормотал Текс «поедая» глазами закрытые двери особняка.
Неизвестно от чего поёжившись, словно в ознобе, Светлана ждала последующих действий. Но количество любопытных глаз на этом не ограничилось. Кое-кто тоже облюбовал местечко, где скрывались Светлана и Текс.
Тихо мурлыкнув фразу по-русски, чёрный кот беспардонно развалился между девушкой и парнем. Прищурив зелёный глаз, посмотрел на Светлану.
— Не помешаешь, — прошептала она в ответ по-английски.
Тек, изумлённо обернулся:
— С кем ты говоришь?
— Со мной, — внятно ответил ему кот, с удовольствием разглядывая, пораженного таким чудом парня. — Нас не представили друг - другу, при первой нашей встрече.
Вежливо произнёс кот, протягивая лапу. Машинально пожав её Текс, уставился на кота. Последний по-видимому, был расположен к продолжительной беседе.
— Вот решил посмотреть, что творится на этой стороне здания, — сообщил он по-английски и, отвлекая от своей персоны заметил: — Полицейские любят нас, — поворачиваясь к Тексу, спросил: — Как ты думаешь, зачем они нагрянули на этот раз?
Светлана удивлённо посмотрела на Юма:
— Он откуда знает?
— А я вот думаю, что знает, — хитро прищурившись, ответил кот.
— Не знаю я ничего! — вспылил Текс, но сохраняя предосторожность, прокричал шёпотом: — Отстаньте от меня!
Но слишком уж неуверенно прозвучал его голос, и Светлана засомневалась в правдивости, да и перстень ещё раз напомнил в себе.
Юм отвернулся от парня:
— Хорошо отстану, — чересчур смиренно пробормотал кот и заметил: - Полицейские то вошли в дом.
— Юм, почему ты здесь, а не там? — спросила его Светлана, перейдя на русский язык.
— Там сейчас скучно. Никого нет. Полицейские зря теряют время.
— Но они могут подождать, — возразила девушка и тут же поинтересовалась: — Почему ты наехал на Текса? Он-то тут причем?
Оторвавшись на секунду от особняка, чтобы бросить презрительный взгляд на Текса. Юм снова отвернулся:
— Он позвонил полиции, — прошипел кот и Текс замер, услышав эту фразу по-английски. Сладким голосом обратился уже конкретно к нему: — Ведь так Текс? Ты позвонил в полицию и сообщил им об убийстве, дав адрес нашего дома?
Текс виновато посмотрел на изумленную Светлану, опустив голову глядя на опавшую листву, кивнул:
— Да. Это сделал я.
— Как приятно слышать слова правды! — тихо воскликнул Юм, лукаво блеснув глазами. — Ведь так, Светлана?
— Я не понимаю. Зачем? — Светлана посмотрела на понурившегося парня.
За него ответил кот:
— Хочет, чтобы ты осталась здесь.
Вздрогнув, парень резко отстранился от кота, со страхом в глазах:
— Демон, - прошептал он. — Ты непросто говорящий кот, ты читаешь мысли, ты - демон!
— Какое открытие! — с сарказмом фыркнул кот. — Предположим нас бы «приютила» полиция, но и девушку они, тоже забрали бы.
— Я об этом не подумал, — признал Текс, отодвигаясь в сторону подальше от говорящего демона в обличие кота. Но с вызовом заявил. — Тогда она не досталась бы Амону. Если не мне, то никому вообще.
Юм, изогнув дугой спину, с довольно сказал, обращаясь к огорчённой Светлане:
— Дружок-то твой эгоист. Чистой воды эгоист. Может проучить его? Наркотик там, подсунуть. Пусть на своей шкуре испытает каково быть за решёткой?
— Нет, — твёрдо сказала девушка. — Пусть будет на его совести. Я прошу, не трогай его.
— Встретимся ещё! — дёрнув хвостом, Юм отвернулся.
В этот момент из дверей особняка выходили озадаченные полицейские. Тихо переговариваясь, сели в машины. С тихим стуком захлопнулись двери и, выехав на шоссе, умчались прочь.
Светлана и Текс покинули кусты, и вышли на лужайку возле дома. Юм крутился поблизости. Покраснев, Текс протянув руку девушке, уводя глаза в сторону, сказал:
— Всё-таки я хочу, чтобы ты осталась со мной. Я женюсь на тебе
Светлана вздрогнула, ощутив удар тока. Юм подпрыгнул и визгливым тоном заметил:
— Опять ложь, всюду ложь. Текс нужно быть более правдивым.
Услышав заявление Текс отпрянул от кота. С испугом посмотрел на него. Запинающимся голосом, пробормотал Светлане:
— Я пойду, ещё встретимся.
Поспешил покинуть это место.
С усталостью опустившись на землю девушка с укоризной посмотрела на кота. Юм важно надувшись, гордо выпятив грудь, заявил:
— Как я его! Будет знать, как лгать при мне! Светик, ты убедилась, что ему ты не очень-то и нужна?
Он выжидающе посмотрел на девушку. Она сидела на земле, перебирая пальцами листья. С трудом, оторвав глаза от рук, перевела на Юма.
— Оставь меня одну, — попросила она глубоко вздохнув.
Юм, молча и деликатно исчез. В ту же секунду девушка почувствовала, как перстень ослабил захват и теперь свободно надет на пальце. Быстро сорвав его, зажав в кулаке размахнувшись, зашвырнула перстень в кусты, но звук удара, который должен был последовать за этим, так и не прозвучал. Перстень растворился в воздухе, не коснувшись земли. Оглянувшись вокруг, медленно направилась к дому, делая паузу на каждой ступеньке, поднялась на площадку перед дверьми. Оседлала одного из мраморных зверей, стоявших по обе стороны лестницы. Скрестив руки на высеченной гриве и положив на них подбородок, Светлана устремила взгляд на дорогу, где нет-нет, да мелькнёт разноцветной молнией какой-нибудь автомобиль.
— «Грусть-тоска меня съедает», — прогнусавил голос за спиной, цитируя Пушкина, описывая настроение девушки.
Не поднимая голову не оглядываясь, она ответила:
— Вы правы.
— Как всегда прав, — подчеркнул за спиной всё тот же голос.
— Может быть, — неопределенно ответила девушка, не меняя позы.
Воцарилась тишина. Через минуту, Светлана спросила того, кто находился за спиной, не зная там ли он ещё:
— Почему полицейские так быстро покинули дом? Вы их в чём-то убедили? Успокоили?
— Что искать, в пустом особняке? — отозвался голос. — Многолетняя пыль. Никаких следов.
— Они наведут справки. — возразила девушка, не отводя глаз с дальней дороги. — Они ещё приедут сюда.
— Возможно, — согласился голос. — Интересное зрелище «мы» тогда увидим.
Несколько минут молчания. Светлана обернулась.
— Амон, брат Текса Дэвид, отчего он не заслужил Свет? Он же ребенок.
Демон, стоявший в открытых дверях, засунув за пояс пальцы, цокнул языком на её вопрос. Он не спешил с ответом, разглядывая растущие неподалеку деревья и кусты. Светлана уже решила, что не услышит ответа, когда переведя взгляд на девушку, он сказал:
— Есть штаты в Америке, где наказание за преступления - смертная казнь. Ты это знаешь?
— Да, — соглашаясь, кивнула девушка недоумевая, в чём заключается ответ Амона.
Но он продолжил:
— Но есть штат. Где электрический стул или газовую камеру вполне могут присудить и ребёнку. Как говориться: каждый получит сполна. Видишь, даже для людей возраст преступника играет не такую уж и значимую роль. А что говорить о судьях в масштабах вселенной? Беспристрастных и неподкупных?
— Разве Дэвид – убийца? — Удивлённо вскинула глаза девушка.
— Он виновник смерти своего деда. Деда Текса. Но, это не одна его вина. А исправить ошибки не успел, автокатастрофа унесла как жизнь деда, так и его. Дальше их пути разминулись, судьи суровы. Но, он ещё получит шанс, впереди его ждёт новое рождение, может Дэвид ещё возвысится духовно? — последнюю фразу Амон произнёс, презрительно скривив губы, вероятно он сомневался или не одобрял реинкарнации.
— Если не возвысится? — используя термин Амона, полюбопытствовала девушка.
— Тогда он навеки останется в царстве Хозяина, — пожал плечами Амон.
— Кто взял на себя такую обязанность судить людей. Кто выше Дорна и создателя, имеющий право «сортировать»?
— Судьи-то как такового-то и нет. Сам человек себе судья. Порочная душа стремиться к материи, к земле. Чистая и светлая в небеса. Впрочем, последняя может по собственному желанию опуститься в царство Ночи, сохраняя при этом свою непорочность. Дальше Дорн поступает с ними как сочтет нужным.
Амон замолчал. Насторожившись, пристально всмотрелся в заросли кустов. Повернулся к Светлане.
— К нам гости, — сообщил он немного прищурившись. — Поистине, сегодня день посещений! — обращаясь к кустам, громко сказал: — Подойди, не бойся, я выслушаю тебя.
Ветки кустов неслышно раздвинулись, и оттуда бесшумно вышел маленький, столетний старичок. Не поднимая головы, он крадучись, раболепно приблизился к ступеням дома. Девушка вгляделась в странного человека.
Чем-то, он был ей неприятен. Может быть из-за того, что его седые волосы были всклокочены и торчали в разные стороны, спускаясь по шее и исчезая на спине под одеждой, густой серебристой волной. Такая же серебристая волна шла по рукам, заканчиваясь на пальцах с длинными острыми ногтями. Светлане ещё никогда не приходилось видеть человека с таким волосяным покровом. Похоже, волосы росли даже на ладонях. Одетый в серые оборванные одежды, старик казался нищим, не имеющим крыши над головой. Стоптанные грязные башмаки без носок, оттуда торчали голые ступни со скрюченными пальцами, на которых тоже серебрился густой волос, добавляя неприглядный вид этому человеку.
Он поднял голову. Девушка вздрогнула. Белые, затянутые бельмом глаза уставились на дьявола, стоявшего в дверях. Каким-то образом старик видел и совсем неплохо, если не сказать отлично. Бельмо, таившее за собой зрачок, позволяло, тем не менее, ему всё обозревать. Снова опустив голову, старик низким глухим голосом что-то пробормотал.
Амон надменно ответил ему на том же языке, обернулся к девушке:
— Я думаю, тебе ещё не приходилось видеть волкодлака, — сказал он, указав рукой на седого старика, добавил: — Вот он, собственной персоной.
— Оборотень? — уточнила девушка, пристальней вглядываясь в пришельца. Он явно чувствовал себя на солнце неуютно, и всё пристраивался к тени качающихся на ветру деревьев. — Я представляла их более страшными, сильными и злыми. Старичок не похож на оборотня. Разве что, вид у него, действительно малоприятный глазу.
Амон рассмеялся:
— Не сильный говоришь, — приказав что-то старику на незнакомом языке, швырнул ему под ноги кованую цепь, каждое звено которой, было не меньше детского кулачка. — Посмотри, не всякий человек способен на такое.
Оборотень, подняв с земли цепь и ухватив за концы, легко без напряжения, разорвал её. Уронил на траву, беспокойно озираясь, прошептал что-то, обращая затянутые бельмом глаза на дьявола.
Амон великодушно махнул ему рукой и старик, склонившись в поклоне, поспешил покинуть лужайку, бесшумно растворившись в роще.
— Он не переносит лучей солнца. — объяснил девушке дьявол. — Теперь язвы покроют его тело. Он слишком смело вышел на солнце, впрочем он подчинялся моему приказу, — многозначительно посмотрев на девушку, добавил: — Он знает, что страшнее для него не солнце, а невыполнение моих приказов.
Промолчав на последнее замечание Амона. Светлана спросила:
— Чем он отличается от простых людей? Такой, безобидный старик.
— Безобидный говоришь? — усмехнулся Амон. — В полнолуние он покрывается жёсткой шерстью. Позвоночник искривляется, и он тогда, опускается на четвереньки. Удлиняются зубы, лицо претерпевает изменения и становится похожей на волчью морду. В лунные ночи его мучает жажда. Жажда теплой, человеческой крови. И голод. Голод, который он утоляет сладким мясом человека. Он хитрый. В курсе всех событий, и поэтому, его почти невозможно изловить. Он бич беспечных людей,
— Почему он пришёл сюда? Ночь ещё не наступила.
— Он счёл необходимым предупредить нас, о готовящейся облаве.
— Вот как? — девушка слезла с мраморного зверя, подойдя к дьяволу, посмотрела ему в лицо.
— Не нужно долго ломать голову, чтобы догадаться: это из-за Аниты. Я права?
Соглашаясь, Амон склонил голову. Повернувшись, направился в дом. Светлана последовала за ним, пытаясь услышать ответ на волнующие её вопросы:
— Амон Вы опять исчезнете из дома?
— Нет, Дорн решил что этих незваных гостей, нужно встретить подобающим образом.
Они поднялись на второй этаж, в комнату с огромным камином. Ещё на пороге, девушка услышала звонкий голос Юма, что-то с азартом повествующий.
Барон, сидевший в кресле, закинув ногу на ногу, похлопывая рукой по колену, веселился слушая кота, вставляя иногда и свои реплики.
Юм на секунду умолк, дожидаясь когда Амон и Светлана рассядутся возле камина. Пёс тут же оставил свое место и, подбежав к креслу, улегся у ног Амона, возложив морду на его ноги.
Барон, поблёскивая зеркальными очками, лёгким, неизменно ироничным поклоном поприветствовал девушку и, повернувшись к Юму с нетерпением сказал:
— Юм, друг мой, продолжай. Мне думается, вновь прибывшим будет не без интереса узнать о твоих похождениях.
— Действительно Юм, рассказывай что ты натворил, — подержал Барона Амон. — Я знаю, что ты увивался за монашенкой, очаровательной надо сказать, молоденькой, неопытной.
— О, богиня! — воскликнул Юм, — мне пришлось обольщать довольно долго.
— Конечно, — ухмыльнулся Амон. — На кота не сразу внимание обратишь.
— Она обратила внимание на священника, — заметил в ответ Юм. — Пришлось же мне повозиться, пока убедил о своей особенной миссии.
— Продолжай рассказ, — перебил Барон. — Они по ходу разберутся.
— Когда она мне исповедалась...
— Постой, — снова остановил Барон. — Ты что, в церкви был?
— Нет. Она исповедалась тут же, на улице.
— И ты отпустил ей грехи? — не выдержал Барон.
— Конечно, — оскорбился Юм. — А как же иначе! Она рассказала, что прибыла из далекого, почти заброшенного монастыря, не видевшего цивилизации, что сирота и среди монахинь находится с детства. Сюда приехала с поручением.
— Короче, — потянулся Барон, — уважай тайну исповеди. Скажем, разговаривая о религии, ты затащил в свой номер.
— Ну, да. Сказал, что нам есть о чём поговорить, и у меня есть что показать. А в номере уже посетовал, что она верующая так и не постигла того, что создал бог. Обвинил её в неуважении к создателю в том, что игнорирует его творения и усилие на их продолжение, — Юм замолчал, вспоминая сцены.
— Дальше. — потребовал Барон, добавляя: — Седина в бороду, бес ребро.
— Дальше я великодушно посвятил во все тайны и сказал, что негоже отказываться от даров посланных богом.
— Она? — не унимался Барон.
— О, она была в восторге. Ушла с гордостью, осознавая что выполнила предназначение определенное ей создателем. Светик, — повернулся Юм к девушке. — Может, и ты не знаешь, для чего существуют два пола?
— Знаю, — отрезала девушка и со снисходительностью пояснила: — Об этом достаточно понятно проходят в школе.
— А практику проходят? — забеспокоился Барон, подключаясь к разговору. Юм с интересом ожидая ответа, повернулся к девушке.
— Нет, — рассмеялась Светлана, на секунду представив такую «практику», — дальше надеются на природу.
— Какое упущение! — схватился за голову Барон. — Что делает школа! Как она портит наших детей!
— Да. Наших, — поддакнул ему Юм, — как сейчас помню: ходит несчастный, маленький Юмчик весной по дворам и кричит, кричит. А практики-то и нету. Да, нашим детям приходится трудно.
— Трудно, — согласился с ним Барон, и они оба замолчали, погрузившись в самые мрачные мысли, то и дело вздыхая и с грустью закатывая глаза к небу.
Амон прервал их скорбь, грубо бросив:
— Хватит паясничать. Ты, прохиндей, — обращаясь к коту, — договорился о новой встрече?
— А как же! — воскликнул кот. — Она сказала, что сестру Сару приведет с собой, а я приведу с собой отца Григория, — покосившись на Барона, пояснил Юм.
Огонь в камине заплясал и вспыхнул с удвоенной силой, будто кто-то подкинул в него топливо.
В комнату вошёл Дорн.
Небрежным жестом усадив вскочивших, Дорн расположился на низком диване, подогнув под себя ногу. Обведя присутствующих взглядом и остановив его на Юме, сказал:
— Твою монашенку отправляют на периферию. Слишком громко похвасталась, вновь обретёнными знаниями.
Юм лениво махнул хвостом:
— Найду, — уверенно и равнодушно ответил он. — Мы ещё не всё прошли по этому «предмету».
— Сегодня, покидаем город, — глаза Дорна мягко вспыхнули и погасли. Барон вскочив, поднёс ему кубок. Отпив. Дорн продолжил: — Но сначала встретим гостей. Нехорошо оставлять их ни с чем. Пока же скрасим наше ожидание, достойным ужином. Кое-кто, — он посмотрел на девушку, — особенно нуждается в нем.
Хлопнув в ладоши, Барон вызвал прислугу, которая быстро заставила низенький столик блюдами и напитками. После, она так же быстро и бесшумно исчезла.
— Да. Светик! — вспомнил Барон, протягивая девушке знакомый перстень. — Похоже, ты потеряла его.
— Нет не теряла. Он стал мне не нужен.
— Вот как, вероятно услышала не совсем то, что хотела бы. — ухмыльнулся Барон, пряча перстень в карман брюк. — Но наверное, достаточно чтобы сделать выводы.
— Нет, я не сделала никаких выводов.
— Отчего же? — удивился Барон.
— У меня не было достоверных фактов. Фактов, которым я могла бы полностью доверять.
Юм, подмигнув Амону, заметил:
— Кое-что, я вижу усвоила. Но, только вместо того, чтобы не доверять людям - она не доверят нам.
— Правильно делает, — сказал Дорн пододвигаясь к столу, но тут же сам себе возразил: — Это правильное решение, если бы ты Светлана, не была бы при моей свите. Но ты находишься здесь, и шуточки Изера тебя не касаются.
Светлана удивленно вскинула глаза на Дорна:
— Сир, но тогда получается - меня обманывает Текс.
Краем глаза девушка увидела, как Амон презрительно скривился и скосил глаз на неё. Дорн повёл рукой:
— Omnis homo mendax confitire (каждый человек лжец, лат). — сказал Дорн и пояснил: — Человек преследует свои интересы, и каждый по-разному пытается воплотить их в жизнь. Кто через правду, а кто и через убийство. Он не стремился связать свою жизнь с твоей, — помолчав несколько секунд, Дорн заговорил о другом: — Сегодня к нашей компании присоединится ещё кое-кто. Ненадолго. Но эти минуты будут очень значимы для всей Земли. 3а время проведенное у нас этим гостем не умрет ни один человек. Священники, морги, крематории, могильщики, врачи могут отдохнуть.
— Местр! — подскочил в кресле Барон. — Сир, Вы зовёте сюда Местера?
— Да, — склонил голову Дорн, — город этим вечером будет единственным местом в мире где жизнь людей повиснет на волоске. Одна ошибка и я не позавидую оставшимся в живых. А пока, время не пришло. У нас ещё есть возможность насладиться едой и вином.
— Магистр, — с почтением произнёс Амон. — Может, я и мои ребята справятся лучше?
— Не сомневаюсь, — согласился Дорн. — Но Местр более беспристрастен. Он знает, когда остановиться. Мне нужно наказание, а не бойня, которую твои ребята могут учинить.
— Сир. — Склонив голову, проговорил Амон. Но что-то похожее на разочарование, прозвучало в этом коротком слове. С такой неохотой, профессионал уступает свое место другому специалисту.
— Итак, — Дорн щёлкнул пальцами, в комнате зазвучала величественная и волнующая душу музыка. Подобно волнам она двигалась в воздухе, беря за душу, она то поднимала её в небеса, то опускала на землю. Печаль сквозила в ней, словно невидимый исполнитель пытался высказать в музыке состояние своей души, одиночество и скорбь. Мелодия звала за собой, распахивая бесконечность Вселенной, уводя с Земли в тайны космоса.
Казалось, сам Сатана задумался, уйдя от реальности в воспоминания, погрузившись в свои мысли. Наконец, он словно пробудился, поднял голову и обвёл присутствующих взглядом, остановился на притихшей девочке. Она вздрогнула от неожиданности, когда низкий голос Дорна пробудил её от воспоминаний.
— Эту мелодию сочинил человек уже давно покинувший мир людей. Но как он выразил скорбь бытия, свое одиночество. Здесь он говорит, что мир существует, пока существую я. Я уйду, уйдёт и мир. Вселенная бесконечна, но как мало в ней энергии жизни. В других галактиках, только предпосылки к её зарождению. Девочка, ты чувствуешь как органная музыка высказывает величие разума, и его одиночество?
— Да, — прошептала девушка, — Она завораживает и.… Сводит с ума. Неужели это сочинил человек?
— Да. Он познал истину и добровольно ушёл в Небытие. Довольно необычное решение для такого человека. И… глупое. Но мы существуем, и будем существовать вечно!
Свита Дорна встав, хором провозгласила неизменный тост, во славу властелина тьмы и теней. После этого, уже никаких тостов не произносилось.
— Яхве погубит мир, — продолжил Дорн. — Он утаил слишком много возможностей человека, силу разума. Мне необходимо завладеть им, и тогда, я открою новые границы, погружу в хаос и обновлённая энергия получит новый источник. Питаясь им, моё царство и моя власть будет великой.
— Сир, Вы и так достаточно могущественны, — заметила девушка, внутренне похолодев от планов Дорна.
Глаза Люцифера засветились, холодно улыбнувшись, он возразил:
— Зачем мне отказываться от Абсолютного владения миром?
— Зачем? — в один голос повторила свита, снисходительно посмотрев на подавленную девушку.
Промолчав, она бросила взгляд за окно. Там уже смеркалось. Солнце ушло за горизонт.
— Да, — сказал Барон, перехватив её взгляд. — Темнеет, гости уже в пути к нашему особняку. Ждать осталась немного. Советую подкрепиться, впереди дорога к океану.
— Почему бы сейчас не поехать? — страшась предстоящей встречи с жителями города, предложила Светлана.
— Но, так же не вежливо! — возмутился Юм. — Покидать дом, когда гости на пороге?
— Сдаётся мне, они простят, — ответила Светлана, снова посмотрев в окно.
— Мы себе не простим, — возразил Барон, опуская очки и посмотрев поверх них на девушку. Водрузив их снова на нос, сцепив руки на колене, откинулся на спинку кресла. — Какие интересные дни мы здесь провели. И уйти не попрощавшись. Нет. Это невозможно.
Музыка оборвалась, и в комнату проникли другие звуки: шум съезжающих с шоссе машин. Громко зашелестела трава, покрытая густым слоем опавшей листвы, под колёсами приближающихся к дому автомобилей. Свет фар заплясал по комнате, перекрывая освещение свечей, делая в зале ещё светлей. Свет фар продолжал освещать фасад здания, когда громко захлопали двери машин. Зазвучали возбуждённые мужские голоса.
Барон с удовольствием в голосе заметил:
— Вот и гости пожаловали. Видно, очень торопилась. Рановато прибыли.
Светлана, вскочив с дивана подошла к окну посмотреть, кто же к ним пожаловал.
На лужайке возле дома, стояло машин шесть, различных марок. Особенно выделялись из общей массы два «джипа». Основной источник света приходился на них. Мало того, что четыре фары «били» по окнам, на крышах «джипов», поперёк шла полоса из пяти горящих фар. В лучах света мелькали фигуры людей. Металлическая поверхность оружия то и дело сверкала отражая свет фар. Почти каждый человек держал его в руке. Зловеще блестели револьверы, винтовки, обрезы, охотничьи карабины. У некоторых в руках, в качестве дубинок были отполированные спортивные биты.
Сквозь стёкла, глухо доносились голоса людей. Кто-то грязно ругался, пытаясь вытащить из салона машин охотничьих и натасканных сторожевых собак, судя по злобе в голосе, собаки не желали покидать своего убежища. Они прятались под сиденьями кресел, переходя на жуткий вой, словно уже видели покойников.
Наконец, хозяева прекратили попытки вытащить собак и, подняв стекла, со злостью захлопнув двери, приглушили голоса своих питомцев. Но даже из-за закрытых дверей, доносился леденящий кровь вой.
Мороз прошёлся по коже девушки, когда этот звук достиг и её.
Чертыхаясь, толпа вооружённых мужчин двинулась к лестнице, поднимаясь к входным дверям притихшего особняка.
— Они вооружены винтовками, — пробормотала Светлана, поворачиваясь к окну спинкой и опираясь о подоконник. Вой собак по-прежнему холодил душу.
— Вот как? — пожал плечами Барон, — Зря они это сделали.
— Что? — не поняла его девушка.
— Оружие взяли зря. И судя по звуку, собак тоже зря.
— Отойди от окна, — приказал Амон.
— Почему? — удивилась девушка.
— Мишень, — кратко объяснил он и спросил: — Сколько насчитала?
— Человек двадцать пять, может больше, — ответила Светлана, следуя совету, отошла от окна. — Настроены весьма враждебно.
— Ещё бы, — усмехнулся Барон. — Мало ли мы им крови попортили? И потом, Анита не вернулась, а отец отлично знал куда она пошла.
— Сир? — повернувшись к Дорну, Барон ожидал от него указаний.
И словно в ответ на его вопрос, зазвучали громкие удары в дверь. Дорн указал на первый этаж, и на мгновение в его глазах заплясало отразившееся пламя камина.
— Нужно открыть дверь, — сказал Дорн, недобро усмехнувшись: — Негоже заставлять гостей утруждать себя взломом. Тем более что двери слишком уж прочные. Мы потеряем время, дожидаясь их таким образом.
— Сир, я открою? — полувопросительно предложила Светлана.
Амон что-то хотел сказать или возразить, но Дорн остановил его движением руки, соглашаясь склонил голову.
Не без внутреннего трепета девушка спустилась в зал. Она ещё надеялся остановить людей, но как, об этом она ещё не думала.
Входные двери дрожали от многочисленных ударов и прогибались внутрь, как будто множество тел напирало на них снаружи. Но Дорн был прав, лютовавшим людям, пришлось бы хорошо повозиться с ними, прежде чем проникнуть внутрь дома. Подойдя к двери, она в нерешительности замерла, ругань и злоба звучали за ней. Немного поколебавшись, она всё-таки коснулась рукой створки. Двери не имеющие замка, но надежно сторожившие тайны дома, подчиняясь распахнулись и девушка оказалась лицом к лицу с разъяренными и возбужденными приближающейся бойней, людьми. Они действовали мгновенно. Не дав ей сказать и слова, грубо отшвырнули. Прижав прикладом к стене. Ввалились шумной толпой в зал, мгновенно заполнив его.
Не видя больше внизу никого, они обернулись к прижатой к стене девушке. Дула оружия направились на неё. Мужчина, взявший на себя обязанности главаря, подошёл к ней. Кивнув головой в сторону, приказал освободить, сам направил карабин. Ткнув стволом в рёбра, прорычал:
— Ведьма, где они? Где прячутся? Говори где моя дочь Анита, или клянусь Богом, ты отведаешь свинца!
— Она. — Светлана замолчала, подыскивая слова.
Давление дула усилилось. Толпа на мгновение утихла, пытаясь услышать, что она скажет.
— Говори! — зарычал мужчина, и жажда крови загорелась в его глазах. Палец опустился на спусковой крючок.
— Почему бы не спросить меня? — раздался сверху низкий голос.
Стоящие в зале подняли головы стараясь рассмотреть говорившего.
Дорн медленно спускался по лестнице, рядом с ним шел худой человек в массивных чёрных очках. Позади, следовали Барон и Амон. Ни Пса, ни Юма видно не было.
Не доходя последних ступенек, Дорн остановился и облокотившись о балюстраду, с любопытством окинул взглядом наполненный вооруженными людьми зал. Его спутники хранили молчание.
Ворвавшиеся в дом тоже ожидали, что скажет хозяин особняка.
— Почему бы вам, не спросить меня? — повторил свой вопрос Дорн.
Светлана увидела, как рука Амона легла на рукоять кинжала. Барон, с живым интересом всматривался в лица людей. Совершенно беспристрастно было бледное лицо незнакомца наполовину скрытое очками. Почему-то, смотря на его очки, девушка почувствовала как на неё накатывают волны страха и ужаса. Судя по трепету пробежавшемуся по залу, она не единственный человек, которого ужаснул этот спокойный и равнодушно взирающий на них незнакомец.
— Отпустите девочку, — прозвучал в тишине властный голос Дорна. — Вы пришли ко мне. Со мной и говорите.
— Нет, — громкий бас главаря, казалось разбудил людей. Они зашевелились, заворчали, направили винтовки на Дорна. Над головой мелькнули поднятые дубинки. — Нет, — возразил хозяину особняка мужчина. — Мы не отпустим, пока не вернете мою дочь Аниту.
— А мне Нору, — прозвучал ещё один голос.
— Иначе, — продолжал главарь, подтверждая свои слова новым тычком дула в рёбра, — пристрелим её тут же на ваших глазах.
— Серьёзная угроза, — заметил Дорн усмехнувшись, но глаза оставались безразличными и холодными. Скрестив на груди руки, спокойно спросил: — Предположим, вы её пристрелите, что из этого выйдет?
— Мы отомстим за наших детей! — выкрикнул из зала чей-то голос.
— Есть ещё версии? — обвёл глазами зал Дорн.
—Убьём тебя, и всех кто здесь обитает, — уточнил главарь.
— Я сомневаюсь, что вам это удаться, — спокойно возразил Дорн. — Или вы считаете себя могущественнее Бога? Какое тщеславие!
Толпа возмущённо загудела, зазвучали щелчки затворов. Главарь, нахмурив брови, пристально посмотрел на стоявших, на лестнице.
— Причем здесь создатель? — недоумённо спросил он Дорна. — Вот отправим тебя к нему, тогда увидишь кто могущественней.
Дорн страшно захохотал. Завибрировали стекла в окнах, затрепетали язычки пламени в свечах. Дикий вой собак зазвучал с удвоенной силой. Поморщившись, Дорн бросил короткий взгляд на распахнутые створки. Люди, находящиеся в зале вздрогнули, когда звук захлопнувшихся дверей прокатился по дому, будя эхо. Хозяин снова перевёл взгляд на толпу. Вежливо пояснил:
— К моему сожалению, кое-кто из вас первым засвидетельствует своё почтение создателю, и я надеюсь, передаст Ему мой привет. Я очень огорчён, что нескоро лично увижусь с ним, — вздохнул. — Общаемся всё как-то через посредников.
— Слишком много разговоров, — перебив Дорна, воскликнул главарь. Приставив дуло к голове девушки, предупредил: — Если сейчас же не вернешь мою дочь, то её ты больше не увидишь.
— Так мы не придём к пониманию, — покачал головой Дорн. – Хорошо я сам освобожу её, но это не улучшит ситуации для вас.
— Попробуй, — прищурился главарь и замер в ожидании, когда владелец дома спуститься в зал.
Но он не спешил приблизиться к ним.
Дорн, скрестивший руки на груди, усмешкой осмотрев собравшихся, поднял руку и щёлкнул пальцами. Изумлённый вздох пронёсся по помещению. Только что, тут стояла девушка под дулом винтовки и раз - её не стало. Застучали по паркету каблуки, люди угрожающе придвинулись к лестнице.
Глаза Дорна мягко засветились. Спутники за его спиной так же взирали на потрясённых людей, светящимися жёлтым светом глазами. Худой человек, стоявший рядом с хозяином особняка, по-прежнему был бесстрастен и равнодушен. Тёмные очки скрывали половину его лица.
Дорн заговорил, не скрывая своего презрения:
— Можете не креститься. Пустая трата времени. Я не мелкий бес, чтобы изгонять меня таким образом.
Ответом ему прозвучали выстрелы.
Трясущимся руками, нападающие запихивали патроны в ствол оружия и почти не прицеливаясь, спускали курок. Паника охватила всех присутствующих. Шум выстрелов, вероятно, был слышен в городе. С безумными от страха глазами, дрожащими губами шепчущими молитвы, люди пытались защититься, надеясь на силу оружия. Оно всегда безотказно помогало им в трудных ситуациях.
Но не здесь.
Запах пороха наполнил помещение. Дым стелился над головой, заставляя слезиться глаза.
Опустошив один магазин пистолета, его владелец вставлял другой, и стрелял, стрелял в дьявола до полного использования патронов.
Людям в зале было видно как пули, проходя сквозь тело демона, вонзались в стену и мелкая пыль и кусочки штукатурки сыпались вниз, дождём на головы нападающих. Глухо рявкали карабины и их заряды превращали в труху деревянную балюстраду.
Рыжий демон, в ухмылке показав клыки, пнул перила и они с громким треском рухнули, вниз придавив несколько человек.
Выстрелы редели.
Кончался запас патронов.
У кого-то совсем опустел патронташ. Кто-то сам прекратил стрельбу, увидев бесплодность попыток.
Еще пара выстрелов, пробивших дырки в стенах и воцарилась тишина.
Дорн пошевелился:
— Признаться, вы позабавили меня, — пронёсся низкий голос над залом. Его глаза по-прежнему излучали свет. Он спустился с последних ступенек и ступил на паркет.
Толпа поддалась назад, отшатнувшись в страхе.
— Кресло мне, — негромко произнёс Дорн и перед изумленными зрителями на секунду забывшими свой страх, появилось неизвестно откуда, кресло с высокой, раздвоенной спинкой. Когда Дорн опустился в него, величественно положив руки на подлокотники, то для присутствующих показалось, что за спиной демона развернулись чёрные крылья.
Его спутники встали позади, только человек в очках пристроился сбоку.
Глаза дьявола померкли, и теперь они равнодушной бездной смотрели на людей. Барон снял зеркальные очки, пальцами протерев стёкла, водрузил на нос, было ощущение, что он приготовился к продолжению «спектакля» и не собирался из него ничего пропускать. Амон отпустил рукоять кинжала и, засунув пальцы за ремень брюк, замер окидывая недобрым взглядом присутствующих.
Дорн, подняв левую руку с подлокотника повернул её ладонью вверх, сверкнув голубым светом, молния легла на нее, приобретая очертания шпаги. Взяв её за эфес, Дорн опустил острие на пол, используя как трость.
— Давно я так не веселился, — признался хозяин в мертвой тишине. — За это сообщу вам приятную новость. Я думаю, она вызовет в вас чувство гордости и значимости своих персон. — Дорн замолчал, прощупывая взглядом каждого. Казалось, он играет с ними, как кот играет с мышью, с удовольствием наблюдая за агонией страха. — Из-за вас. Я повторяю. Только из-за вас, сейчас во всем мире сотни, тысячи людей ждут своей смерти, а она задерживается. Небывалое явление, согласитесь.
— Чего его слушать! — взревел голос. — Пули не берут, так может, осиновый кол возьмет?! С этими словами из общей массы выскочил верзила с поднятой битой над головой.
Угрожающе двинулся к Дорну.
Человек возле кресла на мгновение приподнял очки, словно пытаясь получше разглядеть наглеца, и тот с глухим стоном свалился под ноги сидящему на троне. Из горла верзилы торчала рукоять кинжала, его острие выглядывало с другого конца шеи, кровь стекая по клинку собиралась в алую лужицу.
Дорн вежливо поинтересовался:
— Кто следующий? Здесь смерть не задержится.
Желающих не оказалось.
Рыжий демон подойдя к трупу, выдернул кинжал и, не вытирая кровь, которая как в губку втянулась в клинок, вложил в пустующие ножны. Вернулся за чёрные крылья трона.
— Мы остановились на смерти. — вспомнил Дорн. — И снова преподнесу приятное известие. Ваш город, скоро войдёт в историю. Завтра, весь Мир заговорит о местечке, где совсем неожиданно возродится «чёрная смерть», разумеется, если событие не засекретят власти. Вспомните середину тринадцатого века. Миллионы, — глаза Дорна вспыхнули и померкли, — миллионы людей тогда погибло. Местр, — Дорн повернул голову к стоявшему рядом человеку в чёрных очках. — Помнишь, тогда тебе пришлось хорошо поработать. Шесть лет как бич божий носился ты по Европе?
Местр склонил голову. Дорн, удовлетворенный таким ответом добавил:
— Сегодня ты вспомнишь прошлое, но ограничишься лишь этим городом, и время даю - до восхода солнца.
Местр снова склонил голову. Хозяин повернулся к толпе:
— Видите, как делается история? — спросил он, весело улыбаясь. — Но её конец вы не увидите. Вы останетесь здесь и люди будут долго ломать голову пытаясь понять, что тут произошло. Опасно бросать вызов тёмным силам, без соответствующей подготовки. Подготовки к смерти.
— Минуточку, магистр! — раздался разбитый голос Барона. — Тут было выдвинуто обвинение по поводу Норы.
— И что, Изер ты хочешь сказать? — поинтересовался Дорн.
— Нора сбежала из дома и в этом не наша вина! — торжествующе провозгласил Барон в полном молчании. Слышно было, как презрительно фыркнул рыжий дьявол на его заявление.
— Теперь точки на «i» расставлены и вы мне больше не нужны. Кое с кем я ещё встречусь. Местр, главаря не трогай, мы с ним поговорим отдельно.
Снова прозвучал выстрел, прерывая Дорна. Пуля, пройдя сквозь тело и кресло, застряла в штукатурке стены. Дорн посмотрел на стрелявшего и ласково улыбнувшись, сообщил:
— С тебя-то мы и начнём.
И человек взвыл, когда пламя окутало его гудящим коконом. Люди оцепенев, наблюдали как их товарищ корчится в агонии на полу, не предпринимая никаких попыток его спасения. Местр сняв очки, смотрел на него. Те, кто бросал взгляд, мгновенно испепелялись адским пламенем.
Толпа бросилась к дверям, пытаясь их снова выломать теперь в обратном направлении. Но бледное лицо Местера с пустыми впадинами глазниц, преследовало повсюду.
Дрожащий главарь отвернулся к стене, отказываясь видеть происходящую бойню.
Особняк наполнился криками и вой собак, проникнув сквозь двери вторил им. Отзвучали последние стоны боли, мертвую тишину разорвал голос хозяина. Главарь съежился от страха, услышав его.
— Местр, — приказал Дорн. — Пройдись по улицам города, а завтра зловонные трупы усеют их. Боб повернись к нам.
Вздрогнув, словно по нему прошёлся ток, главарь несуществующей толпы линчевателей, обернулся. Сгоревшие трупы людей устлали пол сплошным тошнотворным ковром. Краешком глаза Боб увидел, как Местр уже в очках исчезает в стене, а к нему подходил рыжий демон. Беспечно ступая по трупам, он приближался. Боб в ужасе вжался в каменную стену, словно пытаясь подобно Местеру пройти сквозь неё. Но камень остался камнем, и человеческая плоть была бессильна перед её твердостью. Остановившись в двух шагах от Боба, демон окинул его презрительным взглядом.
— Гад, хотел девчонку пристрелить, — с ненавистью прошипел дьявол.
Грозное рычание подобно далекому грому пронеслось над залом. Боб вскинул глаза и увидел, как чудовищный чёрный пес стремительно спускается по лестнице, покрывая в прыжке сразу несколько ступенек. Гигантский прыжок и монстр на пути к нему. Алые глаза рубинами сверкали на узкой морде пса. Слюна капала с выступающих длинных клыков, шерсть на загривке стояла дыбом. Преодолев последние метры, пес раскрыл пасть в предвкушении жертвы.
Боб закрыл глаза, ожидая, что вот- вот клыки монстра вонзятся в тело.
Звучно клацнули зубы. Совсем рядом. И снова зазвучало рычание, и что-то похожее на разочарование прозвучало в нём.
Главарь открыл глаза.
Рыжий демон удерживал пса за ошейник, и клыки щелкали всего в нескольких сантиметрах от него. Амон скривив в усмешке рот, усмирил пса и заставил сесть неподалеку от себя. Боб с надеждой посмотрел на хозяина дома. Ведь не зря же он оставил его в живых, когда все остальные были сожжены.
Дорн встал с кресла, которое тут же растаяло в воздухе, направился на второй этаж в сопровождении длинного типа в зеркальных очках. На секунду повернувшись, махнул рукой:
— Амон, он полностью в твоём распоряжении. Делай с ним что хочешь.
Не высказывая больше никакого интереса к судьбе Боба, Дорн скрылся в дверях комнаты второго этажа.
— Делай с ним что хочешь, — повторил Амон подходя к Бобу совсем близко.
Боб заметил, что дьявол ниже его и чтобы посмотреть в лицо, демону приходилось поднимать голову.
— О, что я хочу с тобой сделать. — почти прошептал дьявол, вытаскивая кинжал из ножен. — Я выдавлю тебе глаза. Полосками срежу кожу и переломаю каждый палец. Я не позволю своим ребятам работать. Нет. Я лично тобой займусь.
Боб задрожал всем телом. Собрав смелость и силы, он сжал кулак и, врезал дьяволу по лицу. Не оглядываясь, бросился к дверям надеясь, что они не заперты. Позади он услышал свист рассекаемого воздуха и что-то гибкое опутало ноги, подсекая и валя на пол. И тут же отпустило и подобно змее отползло, извиваясь в сторону. Всё еще лёжа на полу Боб поднял голову. Демон держал в руке длинный кнут, который словно живой то скручивался в узел, то распускался, описывая круги под ногами.
Отбросив кнут, дьявол не спеша, подошёл к Бобу. Мужчина попытался отползти но наткнувшись на сожженный труп, замер. Дьявол присел возле него. С каким-то дружелюбием усмехнувшись, проведя рукой по челюсти, сознался:
— Ты подловил меня. Неплохой удар. И попытка сбежать неплохая.
— А ты держишь удар неплохо, — несмотря на ситуацию, не смог не признать Боб. — Ещё ни один человек, после моего «коронного» удара не вставал раньше двух часов.
Амон весело усмехнулся, услышав от человека такое признание.
Боб попытался встать, но кинжал лег на горло не давая ему это сделать.
Амон заметил:
— Ты ещё не рассчитался за свою ошибку.
— Какую? — Боб тянул время. Он видел, что демон настроен более дружелюбно. Задавая вопросы надеялся, что помощь успеет подойти вовремя. — Я признаюсь, что сделал ошибку ворвавшись в дом вооружённым. Но ведь пули вас не берут?
— Нет, — покачал головой Амон, по-прежнему держа кинжал у челюсти Боба. — Самая большая ошибка в том, что ты не выполнил приказ хозяина, не освободил девочку, — с иронией вздохнув, добавил, но без злобы: — За это ты умрёшь. Я отступил от своих первоначальных планов. Ты умрёшь быстро.
Боб вздрогнул, услышав приговор произнесённый с безразличием и звучавший как факт который нельзя изменить.
— Что вы сделали с моей дочерью Анитой? — умоляя, спросил он склонившегося над ним дьявола.
Амон неопределенно повёл рукой, словно пытаясь сказать - такова жизнь. В левой руке он по-прежнему держал кинжал.
— Она добровольно отдала свою душу, — удовлетворил вопрос Боба. На секунду нахмурившись, он сообщил: — У меня мало времени, иначе, я бы позабавился с тобой. Слушай… — демон явно повеселел. — А может, ты по пройденному пути пойдешь? Вслед за Анитой? И всё будет легко и просто, а главное без боли. Согласен?
— Нет, — твёрдо ответил Боб в подтверждении слов, отрицательно качая головой.
Глаза дьявола вспыхнули адским огнем, и погасли.
— Напрасно, — сказал Амон, совладав со злобой, которую вызвал отказ человека лежащего на полу. — Подумай, — попытался убедить его снова.
— Нет, — отрезал Боб. — Убивай меня. Я встречусь со своим создателем. Но я никогда не отдам тебе душу.
— Чёрт! — выругался демон. — Может взять тебя с собой? — спрашивая Боба, предложил он. — Я б со своими ребятами хорошо повеселился бы.
Боб обречёно пожал плечами.
Амон, отстранив кинжал, быстрым движением пригвоздил руку Боба к полу. Не сдержав крика, Боб с ужасом уставился на окровавленную кисть. Попытался выдернуть кинжал другой рукой.
Вскочив на ноги, Амон с любопытством взирал на его старания.
— Лежать, — рявкнул он, сопровождая приказ ударом носка сапога в плечо, заставляя Боба лечь на лопатки.
Мелькнул молнией ещё один кинжал и Боб закричал, почувствовав как лезвие рассекая сухожилия, ломая кость, приковывает и вторую руку к паркету.
Прибитый к полу Боб оказался беспомощным перед возвышавшимся над ним Амоном. Попытки вытащить кинжал привели к новой вспышке боли. Боб застонал. Расщепленная кость заставляла терять сознание, вызывая дикую боль, казалось, по всему телу.
— Не пытайся вывернуться, — посоветовал демон, — мои кинжалы не по твоим силам. Может скормить тебя моему псу? Я думаю, есть он начнет тебя с живота, а может, — усмехнулся, — с кое-какой штуковины…
Боб похолодел, услышав цоканье когтей. Пес с вожделением уставился на него.
— Нет, — возразил сам себе Амон. — Я обещал быструю смерть.
Приказав псу на незнакомом Бобу языке, он заставил чудовище скрыться из виду.
— Отпусти меня, — еле ворочая языком, попросил Боб в душе даже и не надеясь на милосердие.
— Сейчас, — согласился Амон. — Действительно, действие затянулось. Пора заканчивать. — и по-видимому, обращаясь к псу за головой Боба, сказал: — Ничего, сейчас и тебе что-нибудь перепадёт.
Амон присел на корточки, рядом с распятым Бобом и заглянул в глаза.
— Мне нужно идти, — сказал он. — Ты останешься здесь. Твоя смелость мне понравилась. Я не держу на тебя зла. Ты будешь обеспечен моим покровительством, если конечно, встретимся.
Боб набрал воздуху в грудь, собираясь что-то ответить, но не успел.
Рука дьявола мелькнула в воздухе, проникая внутрь грудной клетки, ломая ребра. И тут же выныривая оттуда прихватив с собой ещё сокращающееся сердце. Обрывки артерий торчали из него в разные стороны, брызги крови летели вниз, заливая разорванное тело и пол. Боб, живущий последние секунды с ужасом увидел бьющееся сердце в руке демона и кровь, летевшую в лицо.
Содрогнувшись в судороге замер, уже навсегда. Он не видел, как демон швырнул сердце псу, и тот мгновенно сжевал его, не забыв напоследок пройтись языком по всей морде.
— Всё хорошее когда-нибудь да кончается, — сообщил Бобу Амон, выдергивая кинжалы из тела.
Вой собак просачивающийся из-за закрытой двери внезапно смолк.
Мёртвая тишина окутала особняк.

— Всё, срываемся, — вскакивая с дивана, на котором до этого довольно удобно лежал, сказал Юм.
Девушка, сидевшая рядом, глубоко вздохнув, спросила:
— Они все… Убиты?
— Обязательно, — потянулся Юм. — Они неуважительно отнеслись к Хозяину. Иди за мной.
Светлана направилась за ним, выходя через низкие двери во двор. Комната, в которой она провела с Юмом некоторое время, достаточное чтобы Дорн расправился с толпой линчевателей, осталась позади.
Они вышли с противоположной стороны фасада, где уже стояли в ожидании своих пассажиров два чёрных лимузина. Дверь крайнего к ней распахнулась, и из салона выглянул Барон, приглашающим жестом зазывая в машину.
Сев в лимузин, девушка огляделась. Кроме Барона и Юма в нём никого не было (если не считать водителя).
Автомобили не трогались, кого-то ожидая.
Из-за угла дома показался Амон, рядом с ним трусил Пёс, смачно облизываясь. Распахнув дверь салона первого лимузина, Амон пропустил пса вперед, а затем сел и сам. Захлопнулась дверь. Зашумели моторы и автомобили, плавно покачиваясь выбрались на шоссе, объезжая по пути оставленные без хозяев машины.
Фары «джипов» продолжали освещать фасад опустевшего дома, внутри которого остались только трупы.
Взяв путь на Восток, лимузины набрали скорость, с каждой секундой увеличивая расстояние до города, где по улицам гуляла смерть, оставляя за собой бездыханные тела.
В городе, машины идущие по дороге внезапно оставшись без управления, влетали в дома, в деревья, в людей. Тьма пришла с заходом солнца, укутывая тёмным покрывалом город. И только половина жителей города увидят утреннее солнце.
А два лимузина тихо мчались в ночи. Звёзды на небе освещали дорогу. Теперь путь лежал на Восток, где в тихой лагуне покачивался «Летучий голландец» в ожидании своих пассажиров.
Светлана не знала, что особняк, в котором она прожила почти два месяца, внезапно вспыхнул ярким пламенем одновременно во всех помещениях. Полиция, прибывшая на место происшествия, обнаружит только сгоревшие руины и множество обуглившихся останков людей. Кости сплошным ковром покрывали зал первого этажа.
Освободив воющих собак из машин, полицейские будут поражены той поспешности, с которой псы покинут это проклятое место. А возвращаясь назад, в город, обнаружат истинный ад. Трупы людей. Сбитые в единую кучу машины, словно спрессованные огромным прессом. И пожары. Они освещали тёмные переулки и стелили клубы дыма над домами, над городом.
Триумфальное шествие смерти только начиналось и лишь с восходом солнца она покинет город, унеся с собой половину населения.
А пока, ночь только начиналась…
(продолжение следует)
Всего комментариев: 0
avatar
22
Свернуть
Развернуть чат
Необходима авторизация
0